7 сентября 2015Современная музыка
80090

Латышские эльфы

Егор Антощенко побывал на 45-тысячном концерте BrainStorm в Риге, чтобы разобраться в феномене «латвийских U2»

текст: Егор Антощенко
Detailed_picture© I. Plume

В позапрошлые выходные в Риге состоялся концерт главной латвийской рок-группы BrainStorm (на родине их зовут Prāta Vētra), который собрал около 45 000 зрителей. Корреспондент COLTA.RU побывал на концерте, чтобы разобраться в феномене «латвийских U2».

Огромный баннер с надписью Prāta Vētra встречает уже по дороге из аэропорта в центр Риги, пропустить рекламный постер, гуляя по историческому центру, совершенно невозможно. Стоит жизнеутверждающая погода — и я вдруг вспоминаю, как впервые обстоятельно послушал BrainStorm по настоянию своей девушки, влюбленной в Ренарса Кауперса. «Понимаешь, они же эльфы!» — говорила мне она. Я отвечал что-то саркастическое — что взять, дурной характер, эльфам я всегда предпочитал гоблинов.

До рижского концерта BrainStorm дали еще три на родине: в небольших городах Елгава, где возникла группа, Вентспилс, Валмиера — где они собирали десятки тысяч зрителей. Для рижского шоу был выбран пустырь New Hanza City недалеко от центра города — раньше здесь концертов не проводилось. На площадке чувствуешь себя как на настоящем фестивале со множеством палаток с едой, вкуснейшим латвийским сидром (самая большая очередь), пивом и прочим. Люди прибывают и прибывают, и через какое-то время ты понимаешь, что здесь Prāta Vētra — по-настоящему народная группа: здесь есть клерки и женщины пенсионного возраста, люди с детскими колясками и люди на инвалидных колясках. «Я их всю жизнь слушаю, сколько себя помню!» — говорит семнадцатилетняя голубоглазая Катрина. Вокруг нее — вся семья: братья, мать и флегматичный глава семейства Пауль. «Наверное, они так популярны, потому что Кауперс — очень харизматичная фигура, не только отличный музыкант», — рассуждает Пауль. Перед одним концертом BrainStorm читал речь президент Латвии, а сам Кауперс уже действительно как латышский Боно, разве что не рассуждает о судьбах мира и держится гораздо скромнее — за день до концерта можно было увидеть, как он едет по Риге на репетицию на своем велосипеде.

Слухи о прибалтийской русофобии несколько преувеличены.

«Наверное, на BrainStorm все ходят, потому что у них универсальная музыка — есть песни на самый разный вкус, — говорит молодой человек, похожий на фаната Тиесто или Сандера ван Дорна. — Хотя меня нельзя назвать большим их поклонником, я просто латышскую музыку люблю». «Они очень профессионально выросли за последнее время, — говорит одна пожилая латышка, которая пришла на концерт с подругой. — Сейчас на них, конечно, больше молодежи ходит, людей нашего возраста очень мало. Пять лет назад было больше. Но их музыка подходит для всех».

Тем временем начинается разогрев: на сцену выходит группа Carnival Youth, в которой играют сыновья-близнецы Кауперса. Такую огромную толпу они, очевидно, видят перед собой впервые — но, к чести своей, не тушуются и выдают сет из вполне боевитого англофильского поп-рока. Пусть и не оригинального, но чертовски симпатичного.


После 10-минутного отсчета времени на огромных экранах на сцену выходят главные герои вечера — концерт начинается с типично эджевских пассажей песни «When the Lights Go Out», открывающей свежую пластинку латышей «7 Steps of Fresh Air». За ней следует столь же размашистая «Snow Falls in Reverse» — как и все номера с нового альбома, она будет исполнена на латышском. На английском прозвучит лишь манерная прифанкованная вещица «Lantern» с альбома «Another Still Life» — не включает сет даже старую добрую «Maybe», с которой эльф Кауперс когда-то поселился в моей жизни.


Несмотря на масштаб концерта, от него возникает ощущение не отлично отлаженного и тоталитарного по своей природе рок-шоу, а такой дружеской вечеринки: слева от сцены, где я стою, кувыркаются через голову дети и потягивают пиво, сидя на траве, взрослые. Кауперс тем временем совершает пробежки по сцене, выводит вперед бэк-вокалисток, обстоятельно общается со зрителями, единение — полное.

В Латвии много дискутировали о том, стоило ли BrainStorm выступать на фестивале «Нашествие», где демонстрировалась российская военная техника. Но припев бессмертного хита «На заре» группы «Альянс» зал поет по-русски хором, а лидеру BrainStorm помимо своей партии приходится читать текст Гришковца. Столь же тепло принимают записанную вместе с «Би-2» песню «Скользкие улицы» — тут Кауперс работает еще и за Леву Би-2. Так что слухи о прибалтийской русофобии несколько преувеличены.


Для исполнения светло-меланхолического, практически фолкового номера «Tur kaut kam ir jвbыt» (или просто «Ступени») на сцену вызван латвийский рэпер с чудесным именем Arstarulsmirus. Эффект любопытный: гармонии и мелодика русскому уху вроде бы близки, но вместе звучит все это все равно по-марсиански.

Самый трогательный момент — исполнение под одну акустическую гитару песни «Mana Dziesma», неофициального гимна Латвии. Над полем возникает море фонариков и зажигалок, песню «моего народа, которую, кроме меня, никто не споет» исполняют, кажется, все, кто знает латышский.

Впереди еще «Каникулы», «Thunder without Rain» и медленная, но масштабная по звуку «Meklet Vienam Otru» — первая вещь на латышском языке, попавшая на международный релиз BrainStorm.

© I. Plume

Концерт заканчивается на высокой ноте, а я мысленно возвращаюсь в прошлое и думаю о том, что они и правда эльфы: как еще объяснить, что музыканты, которые никогда не делали громких жестов и известны главным образом нарочитой скромностью и трудолюбием, вдруг стали национальными героями? А главное — что за эти годы Ренарс Кауперс практически не изменился внешне?

«Они просто нормальные», — сказала мне одна девушка на поле. В смысле — светлые, простые, без двойного дна. Вроде бы все уже про них знаешь — но хочешь послушать еще. Та же история, что с латышским сидром.

Комментарии
Сегодня на сайте