4 сентября 2015Современная музыка
92

Foals: «Какой рок-н-ролл без вина?»

Барабанщик Джек Бивен о новом альбоме британской рок-группы, деревне Ван Гога и поездке в Россию

текст: Александр Великанов
Detailed_picture© Foals

Земляки Radiohead только что выпустили новый альбом «What Went Down» — одну из самых обсуждаемых британских рок-пластинок месяца. Его заглавный трек бросается на слушателя с яростью питбуля, но не пугайтесь — это ложная тревога. «What Went Down» записали те же самые Foals, которые превращают каждый свой стадионный концерт в большую вечеринку. В коротком телефонном разговоре барабанщик Джек Бивен рассказал COLTA.RU, что произошло со звуком Foals и как они оказались в пещере Аладдина.

— Вы познакомились с вокалистом Foals Яннисом раньше других участников группы и дольше остальных играете вместе. Как и где это произошло?

— Мы познакомились, когда мне было 16 или 17 лет. В одной компании кто-то нас представил друг другу. Мы стали общаться. Потом Яннис дал мне свой микстейп на кассете. Тогда еще были в ходу кассеты. Мне понравилась музыка, которую он подобрал, — отменный инди-рок, и мы начали играть вместе. Собрали группу и назвали ее The Edmund Fitzgerald. Тогда мы играли качественный мат-рок, немного панка и немного построка. Словом, все, что на нас тогда производило впечатление. Потом Яннис пошел работать в бар, где все тамошние группы бухали после концертов. Там мы познакомились с Уолтером, у него была группа Face Meets Grill. Он привел к нам Эндрю, который основал Foals.

— В Википедии написано, что в Оксфорде The Edmund Fitzgerald была «культовой» группой. Это правда — прямо культовой?

— Культовой — это, пожалуй, преувеличение. У нас были преданные поклонники — наверное, они и написали этот текст для Википедии (смеется). Концерты The Edmund Fitzgerald немного походили на сборища какой-то секты. Представьте: на сцене стоит группа, которая терзает инструменты, а под сценой — фанаты, внимающие ей с выражением благоговения на лицах. Мы же мат-рок играли — очень заумную музыку. Мы потому и распустили The Edmund Fitzgerald, что устали играть заумь. Нам хотелось другой атмосферы на концертах. Нам хотелось веселья, хотелось, чтобы наш концерт походил на вечеринку.

Foals — «What Went Down» 


— У вас получилось. Давайте поговорим о новом альбоме. Первый сингл с него «What Went Down» многих удивил своей экспрессивностью. Яннис описывает новый звук Foals как «напористый», «звериный», «поджарый». Что он имеет в виду?

— Яннис же книгочей. Из него слова так и сыплются. Про «звериный» — ничего не могу сказать. А под «поджарым», думаю, имеется в виду, что продюсер альбома Джеймс Форд провел большую работу, чтобы структурировать наши музыкальные идеи. Мы делали песни покороче — не растягивали их без нужды ну и, конечно, старались сделать так, чтобы их было приятно слушать. Мы не старались записать что-то принципиально новое на этом альбоме. Мы все те же Foals — с теми же интересами и вкусами. Мы немного по-другому сложили те элементы, за которые поклонники любят нашу группу.

— Яннис также говорил, что новые песни Foals — это очень странные поп-песни. Какая из песен альбома самая странная для вас?

«Mountain at My Gates». Мы ее записывали как танцевальный трек. Я сыграл бит на драм-машине. Показал друзьям. Он всем понравился, и мы доработали его до песни. Джеймс — он же специалист по танцевальной музыке — идею одобрил. Обычно мы так не делаем.

Foals — «Mountain at My Gates» 


— А откуда взялись на альбоме тибетские колокола и калипсо?

— У Джеймса изумительная студия в Южной Франции. Он собрал богатейшую коллекцию инструментов — от старых аналоговых драм-машин и синтезаторов до фортепьяно и калипсо. Это просто пещера Аладдина — чего у него только нет! Конечно, нам хотелось поиграть на всем. Мы и поиграли, а потом Джеймс все убрал из записи. Только калипсо и колокола остались.

— Забавно, что в деревне, где находится студия Джеймса Форда, когда-то проходил лечение Винсент Ван Гог после того, как в помешательстве отрезал себе ухо. Этот факт как-то повлиял на ваше настроение во время записи?

(Смеется.) Ну как сказать. Места там красивейшие — удивительная природа, очень успокаивающая. Хотя на запись больше повлияло то, что Джеймс Форд и сотрудники его студии — великолепные профессионалы. Впрочем, есть один момент: на новом альбоме у нас есть несколько очень умиротворенных песен. Наверняка это из-за пейзажа.

Foals — «A Knife in the Ocean» 


— Яннис еще говорил, что вы пили много местного вина во время записи. Это правда или вы хотите выглядеть настоящими рок-н-ролльщиками?

— Ха-ха. Ну не то чтобы много. Пили, конечно, за обедом. Оно же вкусное. Да и какой же рок-н-ролл без вина? Но это никому не доставляло проблем.

— У каждого участника Foals есть занятное хобби. Например, Яннис увлекается садоводством, Эдвин — гурман и когда-то вел блог о еде и кулинарии. А вы чем увлекаетесь?

— Фотографией. Я же учился в университете на фотографа, и этот интерес никуда не пропал. Когда мы на гастролях, я не расстаюсь с фотоаппаратом. А еще я люблю скейтбординг и играю в баскетбол.

— Вы сняли репортаж о том, как пару лет назад приезжали в Москву?

— Увы, нет — к моему большому сожалению. Моя девушка — тоже фотограф, и на время поездки в Россию мне пришлось отдать ей свою камеру — ей зачем-то очень надо было. Вообще мы мало что успели сделать в Москве — прошлись по туристическому минимуму: сходили на Красную площадь, купили русской водки. Поэтому мы очень хотим приехать еще раз.

Альбом Foals «What Went Down» на iTunes


Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет»Журналистика: ревизия
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет» 

Разговор с основательницей The Bell о журналистике «без выпученных глаз», хронической бедности в профессии и о том, как спасти все независимые медиа разом

29 ноября 202316814
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом»Журналистика: ревизия
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом» 

Разговор с главным редактором независимого медиа «Адвокатская улица». Точнее, два разговора: первый — пока проект, объявленный «иноагентом», работал. И второй — после того, как он не выдержал давления и закрылся

19 октября 202323303