13 августа 2015Современная музыка
7364

«Мы не делаем то, что делают другие»

Как устроен Flow Festival — один из самых небанальных музыкальных фестивалей Европы

текст: Егор Антощенко
Detailed_picture© Flow Festival

14—16 августа в Хельсинки пройдет Flow Festival — один из лучших европейских фестивалей с небанальной музыкальной программой и, пожалуй, ближайший к границам России. Всего в пяти часах езды от Петербурга можно разом увидеть Beck, Flying Lotus, Pet Shop Boys, Alt-J, Florence & The Machine, Chic с Найлом Роджерсом и еще множество отличных музыкантов. В преддверии фестиваля мы расспросили музыкального директора Flow Туомаса Каллио о том, как зарабатывает фестиваль и на кого из не самых известных музыкантов в его программе стоит обратить внимание.

— В этом году Flow впервые прошел в Любляне. Вы довольны результатом?

— Площадка и сам город замечательные, и все прошло очень неплохо. С продажами билетов местным жителям возникли определенные сложности — все-таки это тот рынок, который еще нужно развивать.

— А откуда приезжали люди, кроме Словении?

— Из Австрии, Германии, Финляндии, может быть, Великобритании.

— Кстати говоря, на фестивале EXIT в Сербии было очень много британцев, потому что там все стоит невероятно дешево. Вы тоже хотите сделать такую площадку в Восточной Европе?

— В этом есть зерно, но мы не делаем то, что делают другие. В данном случае мы просто помогаем территории и людям развиваться. Многие наши идеи казались странными, когда мы начинали делать Flow, но сейчас более крупные фестивали их копируют или хотя бы обращают на них внимание. Нашей идеей было скорее построить что-то новое там, где этого нет, — в данном случае в Любляне. Но мы идем туда, где и так большая конкуренция.

© Flow Festival

— Чем вы отличаетесь от своих конкурентов?

— Мне кажется, что наш фестиваль сделан иначе, чем обычные рок-фестивали: мы не собираем лайнап из тех групп, которые гарантированно «продадут» билеты. Скорее мы предлагаем людям комбинацию развлечений, которые им могли бы быть интересны. Музыка — это, безусловно, очень важно, но и все остальное на фестивале тоже должно быть очень качественным. Все, что вы видите, чувствуете и даже нюхаете. И это, наверное, и отличает нас от других. На других фестивалях обычно думают главным образом о лайнапе, сценах. Для нас же важен зрительский опыт в целом — а это и освещение территории, и мебель, и еще масса вещей.

— Лайнап у вас тем не менее тоже внушительный. Помогают ли вам деньгами мэрия Хельсинки или какие-нибудь государственные органы?

— Раньше государство нам помогало — буквально до этого года, когда чиновники решили, что мы и так слишком успешные.

Flow Festival в Любляне, 2015Flow Festival в Любляне, 2015© Flow Festival

— Вообще довольно типичная для Финляндии вещь.

— Да, это что-то, что мы не всегда понимаем. С моей точки зрения, нужно поддерживать те идеи, которые уже показали себя как яркие и успешные и могут вырасти еще больше, принести еще больше денег в бюджет. Особенно в сфере культуры. Мы с самого начала считали, что культурные мероприятия тоже могут быть коммерчески успешными — как ни странно, в Финляндии эту идею далеко не все разделяют.

— Как устроена экономика фестиваля: вы зарабатываете от продажи билетов или от спонсоров?

— Главный источник доходов — это все же билеты. Я бы сказал так: где-то 2/3 прибылей — это продажи билетов, 15—20% — спонсорские деньги. Мэрия Хельсинки выделяет порядка 1% нашего бюджета — это приятный жест, но он малозначащий.

© Flow Festival

— Кроме очевидных хедлайнеров кого вы могли бы выделить в лайнапе?

— Что хорошо в Flow — это то, что помимо главных сцен есть масса площадок поменьше, каждая из которых обладает своей собственной атмосферой, где вы можете послушать группы, не так хорошо известные. Например, сцена Balloon 360, существующая уже несколько лет. Это некая противоположность традиционной фестивальной сцене, там нет видеопроекторов, впечатляющих световых проекций. Там создана камерная атмосфера — специально для джаза, world music, любой другой музыки, которая требует более внимательного прослушивания. В этом году я выделил бы прекрасную группу из Мали Songhoy Blues — я вообще большой любитель западноафриканской музыки, и групп из Мали у нас в лайнапе обычно больше. Еще можно посоветовать концерт египетской электронной группы Islam Chipsy — они отличные. Еще есть площадка The Other Sound — она находится в закрытом помещении и ориентирована примерно на 1200 человек. Там обычно исполняется техно, электроника, даже экспериментальная академическая музыка. В этом году там в разные дни выступят американка Grouper и финский ветеран Мика Ваинио. Еще стоит обратить внимание на проект Arthur Russell Instrumentals Live Show, состоящий из музыкантов, которые играли с композитором и виолончелистом. Также есть зона Backyard для диджеев и электронных проектов, где в этом году будет играть ваша землячка Нина Кравиц. Вообще музыкантов столько, что про них можно рассказывать сколь угодно долго.

— А вы знали, что Бек получит премию «Грэмми», когда букировали его?

— Нет, хотя я догадывался, что это тот парень, который может ее получить. Но я, конечно, не думал, что он получит премию в нескольких категориях. Кстати, он почти закончил новый альбом — судя по первому синглу, это будет что-то более энергичное, чем «Morning Phase».

Beck — «Dreams»


— На Flow выступал электронный дуэт Love Cult из Карелии. Не было планов привезти каких-то других российских музыкантов?

— Безусловно, нам нужны большие имена — но они сами говорят все своей аудитории. Поэтому для фестиваля очень важно открывать каких-то новых музыкантов, работая на «полевом» уровне. Я уверен, что в России очень много интересных музыкантов, но мне довольно сложно их искать, к сожалению. Про Love Cult я узнал от руководителя лейбла Fonal Сами Сампаккиля, который помогал составлять программу площадки The Other Sound в прошлые годы. Но я бы с удовольствием узнал побольше о русской музыке — поэтому призываю ваших музыкантов писать мне на мейл booking@flowfestival.com.

© Flow Festival

— Я заметил, что на Flow будут выставляться два художника из России: Андрей Богуш, который сейчас живет в Хельсинки, и Алексей Гордин из Томска.

— Арт-программой мы тоже занимаемся уже не первый год — и главным принципом у нас всегда было то, что арт-объекты не должны становиться частью декораций. Если дизайн — это о приятных вещах, то арт может быть каким угодно. На самом деле я не занимаюсь арт-программой на фестивале, в этом году мы делали ее в сотрудничестве с хельсинкским Университетом искусств. Поэтому я не вникал во всю программу. Но здорово, что в будущем у нас будет представлено не только визуальное искусство, но и перформансы, театрализованные формы. На всей площадке будет несколько крупных инсталляций. Прямо у входа будет стоять космическая ракета художницы Рииты Копры — она еще совсем молода, но уже представила несколько заметных работ. Например, знаменитого мамонта из стали и торфа, который сгорел, к сожалению. Еще несколько объектов будет находиться в пространстве The Other Sound. И появится совсем новая площадка Art Laboratory, где будут представлены звуковые инсталляции, видеоарт, — думаю, что там будет много неожиданного.

© Flow Festival

— Вы не только музыкальный руководитель Flow, но еще и музыкант: многие помнят отличную электронно-джазовую группу Nuspirit Helsinki, где вы играли. Хватает ли сейчас времени на музыку?

— Последнее, что я сделал, был саундтрек к одному документальному фильму, посвященному финской деревообрабатывающей промышленности, — с хроникой 1940-х, 1950-х, 1960-х годов. Получилось нечто ретроджазовое. Сейчас я помимо Flow занят еще и воспитанием двух маленьких сыновей, так что до собственного творчества руки не доходят, к сожалению. Но я думаю, что обязательно вернусь к музыке в будущем — правда, не знаю, в какой форме.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
СВР: смена имиджаЛитература
СВР: смена имиджа 

Глава из новой книги Андрея Солдатова и Ирины Бороган «Свои среди чужих. Политические эмигранты и Кремль»

22 сентября 2020289
Шаманизм вербатимаКино
Шаманизм вербатима 

Вероника Хлебникова о двух главных фильмах последнего «Кинотавра» — «Пугале» и «Конференции»

21 сентября 20201288
И к тому же это надо сократитьКино
И к тому же это надо сократить 

На «Кинотавре» показали давно ожидаемый байопик критика Сергея Добротворского — «Кто-нибудь видел мою девчонку?» Ангелины Никоновой. О главном разочаровании года рассказывает Вероника Хлебникова

18 сентября 20205698