26 июня 2015Современная музыка
39599

«Ненавижу водку! Принесите мне еще!»

Зачем вокалист Rammstein Тиль Линдеманн восхваляет аборты и тучных женщин на новом альбоме «Skills in Pills»?

текст: Егор Антощенко
Detailed_picture© Lindemann

Лидер Rammstein Тиль Линдеманн и руководитель дэт-металлической группы Hypocrisy и проекта Pain Петер Тэгтгрен создали группу Lindemann и записали дебютный альбом «Skills in Pills» — в юмористическом ключе затрагивающий практически все любимые темы депутата Мизулиной. Здесь есть песня «I Praise Abort» — в которой многодетный отец Линдеманн восхваляет аборты. И песня «Ladyboy» — где отдается должное лишенным рефлексии гомосексуальным отношениям. Источником вдохновения для заглавной песни стал наркосериал «Во все тяжкие». А в номере с названием «Golden Shower» поется ровно о том самом — золотом дожде.

В лобби гостиницы «Балчуг-Кемпински» играет тихая фортепианная музыка, но из комнаты, где проходит интервью, то и дело раздаются громкий хохот, выкрики и трели на немецком. Вокруг стола сидят Линдеманн, Тэгтгрен и трое субтильных юношей — фанатов, залезших через окно гостиницы. Напротив музыкантов — несколько наполненных рюмок и стаканов с пивом. «Не спрашивай, как мы познакомились», — мрачно говорит Линдеманн, когда я вхожу, и тут же оглушительно рыгает. Он одет во все черное и, несмотря на физиологические шутки, кажется расслабленным и слегка меланхоличным.

Знаешь, как мы назовем наш следующий альбом? «Х*й и сердце»!

С Петером Тэгтгреном, заслуженным шведским дэт-металлистом, они познакомились пятнадцать лет назад. По легенде, он помог лидеру Rammstein выбраться из непростой ситуации в баре, где тот повздорил с одним байкером из-за девушки. Потом был еще один визит Линдеманна в Швецию, во время которого оба до беспамятства накачались «Егермайстером». «Проблема в том, что сначала ты пьешь его водочными рюмками, потом — стаканами побольше, а в конце — вместе с водкой, и пивными бокалами», — говорит Тэгтгрен. Так завязалась дружба, и постепенно двое стали обмениваться музыкальными отрывками по электронной почте. «Его тупые мозги плюс мои тупые мозги — так все и получилось, — вспоминает Тэгтгрен. — Он присылает мне звуковой файл, где он поет в душе, или я ему присылаю мелодию — так постепенно вырастает песня». В результате появился проект Lindemann — в котором страсть лидера Rammstein к темам телесного низа достигла раблезианских масштабов.

«I like to fuck, but no French letter, without the condom the sex is better», — проговаривает Линдеманн в песне «I Praise Abort», и вряд ли эта фраза требует перевода. В клипе на «I Praise Abort» лидер Rammstein то появляется в белоснежном костюме и огромной шляпе, то обращается в свинью в бигудях — и это в чистом виде европейский карнавал, каким он дожил до XXI века. «На грим уходило по пять часов! Это был настоящий кошмар, — вспоминает Линдеманн, — а все свиньи, кстати, были искусственными. Но почему-то на съемочной площадке все боялись их трогать или поднимать — это было очень смешно. С нами работал тот же мастер по специальным эффектам, что и в фильме “Хоббит”, — свинки у него получились как живые».

Что они думают о том, что в России в последнее время не слишком понимают юмор на рискованные темы? И о том, что песня выходит в то время, когда аборты у нас хотят запретить? «Мы не политическая группа, — отрезает Тэгтгрен, — поэтому ничего про это говорить не будем. Было бы странно, если бы мы тут пустились в рассуждения: аборты — это вообще сложный вопрос».

Как относятся в реальной жизни к родительским обязанностям? «Я был плохим отцом, — говорит Линдеманн, — практически все время пропадал на гастролях. Теперь моим детям уже за двадцать — и я вряд ли смогу их чему-то научить. Я никогда и ничего им не навязывал: мой сын сам пришел к музыке, научился играть на трех инструментах, сейчас думает стать death metal барабанщиком. Моя дочь работает в театральной сфере. Сын Петера — великолепный барабанщик, гребаный гений просто. Сколько ему лет, пятнадцать?». «Семнадцать, — отвечает Тэгтгрен, — он тяготеет к джазу. Как и Тиль, я его специально к этому не подталкивал — он сам пришел к тому, что ему нужно». «Когда родители через силу заставляют детей заниматься на фортепиано или флейте, то в будущем те максимум смогут играть в баре “К Элизе”, — продолжает Линдеманн, — а в музыке все дело в serdtse».

В дверях появляется менеджер группы. «Иди на х*й!» — орет ему Линдеманн на чистейшем русском. «Знаешь, как мы назовем наш следующий альбом? — поворачивается он к Тэгтгрену. — “Х*й и сердце”! В России это сочетание и есть “душа”. Dusha, ха-ха-ха!»

Его тупые мозги плюс мои тупые мозги — так все и получилось.

В одном интервью Линдеманн рассказывал, что в поведении местной публики есть какая-то особенная, правильная агрессия; что он имел в виду? «Я очень люблю мексиканцев, русских и французов — это самая правильная публика, — шепотом говорит Линдеманн, прикрывая диктофон. — Французы всегда дают выход своим эмоциям, но какой мошпит устраивают русские на наших концертах! Они готовы до конца идти! Я такого никогда не видел». Водка разливается по рюмкам. «Мы не пьем», — тихо говорит один из фанатов. «Я за рулем», — добавляет второй. «Я не знаю, откуда они такие взялись! — театральничает Линдеманн. — Вон отсюда!»

А как же шведская публика? «Ску-у-у-ука!!!» — хохочет Линдеманн. «У нас зрители ведут себя как такая “музыкальная полиция”, — говорит Тэгтгрен, — стоят, руки по швам, с угрюмым видом».

«Иди на х*й, п*****с!» — вновь раздается в сторону несчастного менеджера в дверях.

«Да я просто хотел узнать, не нужно ли чего — может, водки или пива?»

Решено повторить и водку, и пиво. Разговор заходит о песне «Fat», в которой Линдеманн поет осанну тучным женщинам. «У нас в Швеции есть поговорка: “Если ударит гром, должно быть что-то, за что можно подержаться”», — говорит Тэгтгрен. «Это звучит как какой-то рекламный слоган гребаной IKEA», — смеется Линдеманн. Я замечаю, что в этом андрогинном мире, к счастью, еще остались ценители крупных женских форм — и это рэперы. «Это скорее к Петеру, — говорит Линдеманн, — он фанат всего, что связано с ритмами». «Но не хип-хопа! — отвечает Тэгтгрен. — Застрелите меня, но я никогда не буду его слушать. Разве что, может быть, Limp Bizkit». «Да это и не хип-хоп совсем, — перебивает Линдеманн, — на самом деле есть очень много крутых исполнителей — и P. Diddy неплох местами. И этот — который Drop It Like It's Hot! Но лучшие — это Cypress Hill». «Это точно!» — поддерживает Тэгтгрен.

От алкоголя погибает в разы больше людей, чем от наркотиков.

Уточняю, не связана ли песня «Ladyboy» с отпуском в Таиланде или какой-то другой стране в Южной Азии. «Нет, это о тех ситуациях, когда в самый интересный момент осознаешь, что перед тобой мальчик, а не девочка, — говорит Тэгтгрен, — и что тогда делать: ударить ему по зубам или продолжать заниматься тем, чем вы до этого занимались. Просто отпустить вожжи — и будь что будет (смеется)». «Зависит от того, сколько выпили, — отвечает Линдеманн, — или от skills in pills (так называется альбом и одна из песен. — Ред.)».

В «Skills in Pills» говорится о том, что почти все люди сидят на каких-то препаратах, но считают огромным грехом какую-нибудь марихуану; значит ли это, что наркотики должны быть легализованы? «Нет, — отрезает Тэгтгрен, — в этом нет никакого смысла. И потом, надо определиться, что такое наркотик. От алкоголя погибает в разы больше людей, чем от наркотиков. Сколько разрушенных семей!» «Ненавижу водку!» — с чувством говорит Линдеманн. «Я тоже! Принесите мне еще!» — просит Тэгтгрен.

Что же будет с Lindemann дальше? «Думаю, что у нас обязательно будет концерт в Москве и, может быть, целый тур, — говорит Тэгтгрен, — кроме Москвы заедем в Пермь, Новосибирск, Иркутск. Будем действовать постепенно — шаг за шагом. Главное — начать». «В сентябре мы начнем готовить новый альбом Rammstein, — говорит Линдеманн, — и я буду разрываться между этим проектом и группой». Это обнадеживает, но в одном из интервью певец обмолвился, что на самую запись может уйти до двух лет, — так что новой пластинки, видимо, ждать еще довольно долго. «А еще я хочу сбросить вес, — продолжает Тэгтгрен, — но все диеты заставляют отказаться от бухла. Слишком много алкоголя — и все, ты уже как воздушный шарик!». Линдеманн громогласно рыгает, давая понять, что интервью окончено. Стаканы наполняются вновь.

Купить альбом «Skills in Pills» на iTunes

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
Не ной!Современная музыка
Не ной! 

Параллельно акциям протеста в Беларуси проходит «партизанский» музыкальный фестиваль «Неноев ковчег» — в лесной глуши и посреди озера, но за ним можно следить в онлайн-трансляции. Зачем он нужен? Репортаж Людмилы Погодиной

28 сентября 2020978
И-и 35 раз!..Современная музыка
И-и 35 раз!.. 

Видным московским рок-авангардистам «Вежливому отказу» исполняется 35 лет. Григорий Дурново задается вопросом: а рок ли это? Русский рок? Что это вообще такое?

24 сентября 20203873
Видели НочьСовременная музыка
Видели Ночь 

На фоне сплетен о втором локдауне в Екатеринбурге провели Ural Music Night — городской фестиваль, который посетили 170 тысяч зрителей. Денис Бояринов — о том, как на Урале побеждают пандемию

23 сентября 20203566
«Мужчины должны учиться друг у друга, а не у кого-то извне, кто говорил бы, как следует себя вести»Общество
«Мужчины должны учиться друг у друга, а не у кого-то извне, кто говорил бы, как следует себя вести» 

Зачем в Швеции организовали проект #guytalk, состоящий из встреч в мужской компании, какую роль в жизни мужчины играет порно и почему мальчики должны уже смело разрешить себе плакать

23 сентября 20206715
СВР: смена имиджаЛитература
СВР: смена имиджа 

Глава из новой книги Андрея Солдатова и Ирины Бороган «Свои среди чужих. Политические эмигранты и Кремль»

22 сентября 20204124
Шаманизм вербатимаКино
Шаманизм вербатима 

Вероника Хлебникова о двух главных фильмах последнего «Кинотавра» — «Пугале» и «Конференции»

21 сентября 20204175