26 февраля 2015Современная музыка
10014

Филипп Горбачев: «Наша цель — показать оголенные ритмы»

Как электронный музыкант стал «дирижером»: премьера видеоклипа «Не На Ты» берлинского трио Philipp Gorbachev & The Naked Man

текст: Денис Бояринов
Detailed_picturePG & The Naked Man© Studio Parvulescu

Электронный музыкант Филипп Горбачев, воспитанный в студии группы «Звуки Му», — наш человек на сцене международных техно-фестивалей и в берлинской студии лейбла Cómeme — собрал живое трио под названием Philipp Gorbachev & The Naked Man и представляет на COLTA.RU первое видео этого проекта.

Philipp Gorbachev & The Naked Man — «Не На Ты»


— Почему ты, электронный музыкант, собрал живую группу?

— В первой группе я играл на барабанах, когда мне было 15 лет. Группа Upstairs существовала в студии «Звуков Му». Нам посчастливилось получить отличное воспитание от музыкантов и друзей этого коллектива, а также от фильмов и пластинок с джазом, которые нам ставил Саша Липницкий. Но речь сегодня не о том. Со временем я начал верить в Бога, и изменилось мое восприятие музыки, появилась вера в танцевальную музыку, потребность добавить что-то туда, поделиться радостью. Выпустив первую пластинку на лейбле Cómeme в 2011 году, я вскоре оказался на сцене перед многотысячной аудиторией, появилась ответственность — как выступать, ведь я не диджей? Так и возник мой сольный сет, состоящий только из оригинальной музыки и импровизации; например, за последние три месяца 2014 года я был в туре по Мексике, Чили, Австралии, Европе, а также в Петербурге, закончил год выступлением в Москве, на рейве на Трехгорной мануфактуре от АРМА17, в 11 утра в воскресенье. О'кей. Но как сыграть «Silver Album» для вас, дорогая публика, вживую и за рамками ночных саунд-систем? The Naked Man (или «Голый человек») — потому что это группа и музыка про людей, которым нечего скрывать. Наша цель — показать вам оголенные ритмы. Другого определения у меня нет.

На русском языке можно отлично играть, как на любом современном музыкальном инструменте.

— Представь, пожалуйста, двух других участников группы. Кто они, как и где вы познакомились?

— И Марко, и Кевин уже посвятили музыке всю жизнь. Мы все вместе активно дорабатываем песни с «Серебряного альбома», вместе сочиняем и совсем новые вещи, которые можно услышать пока только на концерте. Марко вырос на фанке и играет на барабанах с пяти лет. Он приехал в Берлин из деревни под Турином. Кевин Бакет — очень способный и тренированный бас-гитарист с обширными знаниями и практикой — академической школой джаза и опытом выступлений с несколькими афроамериканскими коллективами из Детройта.

— Зачем играть прямую бочку вживую, если для этого есть драм-машины и компьютеры?

— Это вызов технологиям, которые сегодня доступны для музыкальных выступлений, — в том плане, что человек контролирует машину, а не она его. Свою первую пластинку, «In the Delta», я написал во многом в компьютере, с большой долей программирования. Вторую пластинку, «Hero of Tomorrow», — уже в совмещенном варианте. Такие песни, как «Last Days of the District», были придуманы и напеты за живыми барабанами, потом наиграны утром с помощью драм-пэдов. Это электронные барабаны, куда я загружаю звуки, которые мне нравятся и которые я синтезирую самыми разными способами. Но не это главное — это песня о любви, о том, что каждую минуту мы падаем и снова поднимаемся, но унывать при этом не стоит. «Порази и исцели, низложи и подыми меня» — это слова из одной молитвы.

Показ Chanel под альбом «Hero of Tomorrow»


В «Серебряном альбоме» техника замещения программы человеческим грувом была доведена до предела. В некоторых вещах бас-бочка — кик — сыграна вживую, одним треком на шесть минут. Потом играли партию хай-хэта и так далее. Все партии прожиты в реальном времени. Барабанные фразы в «Песне для арестантов» — это тоже импровизация. Главное в том, что больше не кнопочки и не ручки играют музыку, а люди. Как для дирижера группы, для меня это прорыв в новое измерение, новая дисциплина, но этому предшествовали годы работы. Мне всегда нравилась ямайская идея MC с регги-группой, которую вживую сводит звукоинженер с пультом на сцене. У нас на сцене довольно много проводов и подключений, я не только играю на барабанах, на клавишах, пою, но и свожу часть звука, добавляя эффекты.

— То есть вы импровизируете, выступая на сцене?

— Да, абсолютно! Одна из особенностей группы в том, что у нас нет четких структур в воспроизведении песен, иначе это была бы не танцевальная группа. Как правило, я управляю длительностью тех или иных проигрышей в зависимости от состояния публики.

— Некоторые считают твои русские тексты абсурдистскими, хотя они довольно конкретны. Ты сам усматриваешь месседж в своих песнях — например, в «Песне для арестантов» или в «Европе» — или его там нет и твои тексты — это чистое звукоизвлечение, игра фонетикой?

— Очень рекомендую вам замечательного поэта и писателя Алексея Ремизова. В особенности «Посолонь». Для меня эта находка грува чистой воды в поэзии и в русском слове открыла уверенность в том, что на русском языке можно отлично играть, как на любом современном музыкальном инструменте. В нашей жизни мы порой оказываемся, сами того не замечая, заложниками искушений, лжи, но к танцевальной музыке я отношусь как к одному из средств эту ложь обламывать радостью и ритмом.

Я призываю командиров солдат прекратить убийства и позор.

— Международный имидж России сейчас, мягко говоря, подпорчен — из-за Крыма и войны на Украине. Доводилось ли тебе сталкиваться с отрицательной реакцией на свою музыку и выступления из-за того, что ты — русский и поешь на русском?

— Клип на песню «Не На Ты» и каждый такт этой песни — призыв к тому, чтобы люди относились друг к другу с любовью, с радостью, помогали, ценили и верили в любовь. Осознали свою ничтожность по сравнению с силой любви. Я призываю командиров солдат прекратить убийства и позор.

— Продюсером твоей записи выступил Пол Лири из Butthole Surfers, группы, которая много для тебя значит. Каково это — делать музыку вместе с кумиром?

— Один из главных приколов в музыке в том, что мы, те, кто музыку играет, — это всего лишь проводники, поэтому иногда бывает здорово давать «пас» другим музыкантам и артистам. Тут надо знать меру и уметь доверять. Деньги тут ни при чем. Песни, которые свел и коспродюсировал Пол Лири в Техасе, — одни из моих любимых на альбоме. Например, «Не На Ты» или «Песня для арестантов». Я ему говорил напрямую: не стесняйся, мне нужен не просто стандартный микс, а именно игра. Я готов к добавлениям и изменениям, потому что доверяю тебе. Тогда все и получилось. Схожим образом над альбомом работали Тобиас Фройнд в Берлине и Даниэль Малосо в Мексике. Мастеринг делал Брайан Гарднер в Голливуде, человек-легенда. Все эти замечательные музыканты и специалисты добавили важные детали в «Серебряный альбом», который выпускался для прослушивания в машине и дома, не только для танцпола.

Для Петра Николаевича важна каждая деталь, особенно что касается прослушивания винила.

— Есть ли у лейбла Cómeme, куда ты входишь, сформулированная концепция, идеология или стратегия? Или это банда единомышленников, которые сообща реализуют творческие задумки?

— У Cómeme много друзей в странах Латинской Америки, особенно в Мексике. Недавно я вернулся из тура по Мексике, где выступал на фестивале Corona Capital. Латинский мир и публика в целом очень жизнерадостные и музыкальные. Мне очень нравится, что на лейбле могут вместе работать люди из разных стран и культур, последние две пластинки спродюсированы девушками — Ana Helder, Lena Willikens. Одна из главных особенностей этого независимого лейбла — открытость к совместной работе и должное внимание к музыке, то есть все не на скорую руку, за каждым релизом стоит много работы не только одного артиста. Я играл на барабанах, клавишах и пел во многих треках с альбома Матиаса Агуайо «The Visitor». С аргентинским дуэтом DJs Pareja мы вместе записали трек «Веришь». Центр таких союзов — студия The District Union в Берлине, пространство можно легко настроить под одновременную игру нескольких музыкантов. Тут мы записали новый материал с продюсером из Майами Danny Daze«Chain Breaker» (или «Освободитель» по-русски), первый сингл уже вышел на лейбле OmniDisc.

— Расскажи историю своего оранжевого комбинезона, который для тебя является то ли символом, то ли талисманом. Откуда он взялся и что для тебя значит?

— Это моя рабочая одежда, в ней удобно играть, и мне не нужно думать каждый раз, что надеть на концерт. Надеюсь, и вам нравится такой прикид! Кстати, мой папа — пионер автогонок в СССР, чемпион и мастер спорта.

— Не предпринимал попыток подкинуть свой альбом Петру Мамонову — он же когда-то жадно интересовался новой музыкой?

— В прошлый раз, когда я был в гостях у Петра Николаевича, я подарил ему «Silver Album» на виниле с подписью «much love»! Для Петра Николаевича важна каждая деталь, особенно что касается прослушивания винила. Все пластинки для своей передачи «Золотая полка» на «Эхе Москвы» Петр Мамонов выбирает тщательно и с большой любовью — рекомендую! За прослушиванием записей оркестров Манчини на виниле вечер наступил незаметно, видеоклип я так и не успел показать, но обязательно поставлю в следующий раз.

Российская премьера Philipp Gorbachev & The Naked Man состоится 4—5 июля на фестивале Outline 2015 

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте