24 октября 2014Современная музыка
154110

Flёur: «Мы научились обходиться без жертвоприношений»

Одесский ансамбль эзотерической песни о новом альбоме «Штормовое предупреждение», бомжах в студии и собственной секте

текст: Радиф Кашапов
Detailed_picture 

Одесская группа Flёur, возглавляемая Ольгой Пулатовой и Еленой Войнаровской, выпустила новый, восьмой по счету, альбом «Штормовое предупреждение». Проект, работающий в оригинальном жанре эзотерической песни, собрал на его запись и издание на сайте «Круги» 511 476 рублей, что на 70% больше заявленной суммы. Это неудивительно, потому что у Flёur еще в начале прошлого десятилетия сформировалась крепкая фан-база, радостно вторящая как ранним хитам типа «Формалина» или «На мягких лапах», так и совсем свежим песням. 25 и 26 октября Flёur презентуют «Штормовое предупреждение» в Москве, в Киноконцертном зале ЦДХ, и дальше едут по городам России.

— Последние десять лет у вас альбомы выходят каждые два года. Откуда такая стабильность?

Первые пять лет наши альбомы выходили ежегодно. Потом резко увеличилось количество концертов, как следствие — стало меньше возможностей репетировать и работать в студии. Вообще подготовка и запись альбома отнимают столько сил и времени, что два года для нас, наверное, оптимальный интервал.

— Вы чувствуете на уровне быта, окружения, что Одесса меняется?

— Надо сказать, после того как мы поездили много по другим городам — поняли, в каком уютном, красивом городе мы живем. Иногда такое впечатление, что в Одессе никогда ничего не меняется — и в этом есть своя прелесть. На самом деле, конечно, меняется. Больше всего радует, что меняется молодежь — ее интересуют теперь гораздо более серьезные и глубокие темы. Появляются какие-то принципы, убеждения, понимание того, что ты — не просто отдельный индивид, а неотъемлемая часть общества, что ты можешь принести какую-то пользу другим. От этого меняются ориентиры, люди разбивают свою скорлупу и выходят на свет, понимая, что мир гораздо больше, чем им раньше представлялось, и что в их силах сделать его лучше.

— Пришлось ли вам что-то преодолевать в процессе записи, изобретать себя заново?

— Пожалуй, «изобретать» — не совсем верное слово. Правильнее было бы сказать — «реинкарнировать». Конечно, в процессе записи возникают различные сложности и барьеры. Но мы воспринимаем это как своего рода школу: просто учишься чему-то новому, а если старое уже отжило — прощаешься с ним, умираешь с ним и воскресаешь в чем-то новом, более жизненном, более мощном, более ярком.


— Как появилась песня «Рамки»? И как появились песни «Большая ложь» и «Уходили парни на войну» Елены Войнаровской — я понимаю, что это уже сольное творчество, но тем не менее?

— Все более-менее известные музыканты сталкивались с людьми, которые предлагают им свои стихи и песни. Все относятся к этому иронически. А зря. Вот мы, например, вполне лояльны к привлеченным звуками музыки бабушкам и бомжам, которые иногда заходят в наш подвал во время репетиций. Ведь в их странном, искаженном сознании могут роиться прекрасные в своей безумности идеи. Но к песне «Рамки» это не имеет никакого отношения, она появилась так же, как и другие песни.

«Большая ложь» и «Уходили парни на войну» — из разряда таких песен, которые не могли не появиться. Это как переполненный резервуар: он либо должен излиться, либо его разнесет на части. Мы тяжело переживали все события, происходившие в нашей стране на протяжении последнего года, хотелось хоть как-то повлиять на ситуацию, присоединив свой голос к тем, кто хочет остановить эту войну, остановить безумие, кто больше не может выносить эту фальсифицированную, извращенную реальность.


— Что означало название «Сумрачные цветы» и почему вы переименовали альбом в «Штормовое предупреждение»?

— «Сумрачные цветы» — образ, взятый из песни «Черта». Изначально название нас устраивало, достаточно емко выражало содержание материала в целом. Но в процессе работы над альбомом, уже ближе к ее завершению, наше видение трансформировалось. «Сумрачные цветы» показалось нам немного абстрактным, не до конца верным названием, и мы вернулись к поиску более точной формулировки. «Штормовое предупреждение» намного ближе к сути и настроению альбома.

— Что вы обычно делаете перед большим туром? Какие дела вам сейчас надо закончить?

— Много репетируем. Поскольку у нас сейчас двое новых музыкантов — работаем вместе с ними, готовим их к туру. Волнуемся. Предвкушаем радость от новых встреч. Настроение как перед Новым годом — предпраздничное и немного обеспокоенное :). Что нужно закончить — дошить новые платья, починить неисправную аппаратуру, пройти плановые обследования, дать наставления детям, пристроить домашних животных… м-м-м… привести свой внутренний мир к порядку и гармонии и перестать беспокоиться о том, что что-то может пойти не так :).


— У вас очень стабильный костяк музыкантов, вы в целом пытаетесь выстроить семейные или командные отношения? Почему чаще всего уходят виолончелист и бас-гитарист?

— То, как мы слышим наши песни, требует достаточно неординарного и разнообразного набора инструментов. Поэтому у нас присутствуют и элемент стабильности состава, и оборотная сторона — регулярная смена музыкантов. Присутствуют и семейные проявления, и командные методы сосуществования :). За долгие годы в группе играло и записывалось множество талантливых музыкантов, многие из которых — лидеры собственных проектов или просто яркие инструменталисты и удивительно хорошие люди. Мы научились ценить наши отношения, но и не превращать их в рабочую рутину.

Что касается виолончели и бас-гитары, то все дело в том, что у этих инструментов толстые струны и от интенсивной игры у музыкантов стираются пальцы. Поскольку у нас в песнях много нот и играть нужно интенсивно, приблизительно раз в два года происходит полный износ старых музыкантов и замена их на новых. Новые появляются так же, как и у других групп, — через знакомых музыкантов или благодаря объявлениям в интернете. А еще виолончелисты, желающие играть не в филармонии с оркестром, а в современной почти что рок-группе, в нашем городе не так часто встречаются. Алексей Полтавченко уже ездил с нами в турне в 2012 году, он отлично владеет своим инструментом и вообще очень позитивный человек. Олег Митрофанов тоже сотрудничает с нами не первый год — он принимал участие в записи двух последних альбомов в качестве соло-гитариста, придумывает красивые партии и хорошо разбирается в электронике.

Хотелось хоть как-то повлиять на ситуацию, присоединив свой голос к тем, кто хочет остановить эту войну.

— Вы пробовали собирать деньги на «Кругах» и на «Планете»? Почувствовали ли какую-то разницу между этими краудфандинговыми платформами?

— С Flёur мы пока запускали крауд-проекты только на «Кругах», делали это трижды. Хотя в дальнейшем будет полезно опробовать и другие варианты. А вот у сольных проектов наших музыкантов были кампании и на «Планете», и вообще без использования специальных платформ. Объединяет их все то, что они завершились успехом. Поэтому сомнений при подготовке новых проектов у нас не будет: мы знаем, что можем рассчитывать на поддержку наших слушателей.

— Средств было собрано на 70% больше, чем было заявлено. Как они будут использованы?

— Мы ставим целью краудфандинга собрать сумму, минимально достаточную для появления альбома на физических носителях — CD, виниле. Частично эта сумма также покрывает наши затраты на производство мерчандайза для участников акций, частично — затраты на студийную работу. «Перевыполнив» план, мы получаем возможность издать альбом большим тиражом, произвести больше продукции, рассчитаться полностью со студией, оплатить работу приглашенных музыкантов, какие-то процессы производства делать с меньшей оглядкой на стоимость, более ориентируясь на качество. Так что лишние 70% — неплохое подспорье: возможно, никому даже не придется продавать почку, чтобы расплатиться с долгами.

— Почувствовали ли вы себя по-настоящему культовой группой?

— В последнее время мы научились обходиться без жертвоприношений, ведь нам уже прилично лет и нужно повзрослеть, в конце концов :). Вообще говоря, у слова «культовый» сейчас слишком много разных значений. Если употреблять его без оттенка пафоса и статусности, то в каком-то хорошем смысле — да, почувствовали. Поклонники Flёur — это секта :) опять же: в хорошем смысле этого слова. Это необычные люди с тонким восприятием, которые ищут в нашей музыке спасение, выход в иные измерения или еще что-то подобное. Но мы здесь — только скромные служители или проводники :).

Комментарии

Новое в разделе «Современная музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Парк ПобедыColta Specials
Парк Победы 

Танк в кустах: фотограф Александр Никольский замечает, как боевая техника вливается в мирное городское пространство

14 декабря 201813110