26 сентября 2014Современная музыка
73059

Александр Васильев: «Когда в стране идет война — зачем туда ехать?»

Лидер «Сплина» о второй части альбома «Резонанс», привете Сергею Шнурову и о войне на Украине

текст: Денис Бояринов
Detailed_picture© Лелька Кнуки

Вчера в московском клубе «16 тонн» состоялась пресс-конференция Александра Васильева по поводу выхода нового альбома «Резонанс. Часть 2». Перед пресс-конференцией лидер «Сплина» выделил 10 минут, чтобы ответить на вопросы COLTA.RU.

— Двухчастный альбом в наше время — это роскошь и вызов. Столько новых песен не нужно поклонникам — они все равно больше любят старые, не нужно артистам — их дорого записывать, не нужно рекорд-лейблу — их дорого издавать, а диски все равно не покупают. Одна только морока для всех. Почему вы на это решились?

— Потому что это не морока, а, наоборот, удовольствие. Это часть жизни. Это процесс, который никогда не прерывается. Самое интересное — это написание песен, запись и сведение.

— А что с этими песнями будет дальше — как они будут восприняты публикой, как их будут покупать, — вас не волнует?

— Не то что не волнует. Там есть какие-то определенные цифры — ты их знаешь, и ничего нового с ними не происходит.

— На двух частях «Резонанса» почти три десятка песен, вы включили все, что хотели, или от чего-то пришлось отказаться?

— Все, что было готово, и все, что хотели.

Если бы были приятны какие-то другие декорации, мы бы переехали давно.

— У разных музыкантов разные подходы к записи альбомов. Майкл Джексон, например, писал для каждого полсотни песен, потом из них выбирал 10 лучших. Как это устроено у группы «Сплин»?

— Нам не надо выбирать. Можно любую песню довести до уровня альбома, до уровня произведения. Если в ней есть изначальное зерно, если в тексте есть хотя бы одна строка, пусть всего одна, то можно крутиться вокруг нее и создавать произведение.

— Три десятка песен — это отдельная концертная программа. Как вы собираетесь исполнять песни из «Резонанса» во время тура?

— Первая половина вышла еще весной — это полгода назад, и люди ее знают уже наизусть. До начала нового тура есть еще неделя — и этого тоже вполне достаточно. Мы будем петь все новые песни.

— Только что вышел новый клип «Помолчим немного», который вызвал некоторый резонанс: говорят, что песня злободневная, а клип жесткий. Вы видите в этой песне злободневность, а в клипе — жесткость?

— Да подумаешь, чего там жесткого — голова в банке. Люди и не такое видели на экране телевизора. Это еще мягкий вариант.


— Почему вы скрываете имя автора этой песни?

— Я не скрываю. Он просто сам не хочет.

— Группа «Сплин» могла бы позволить себе многое во время записи альбома, тем более раз вы говорите, что для вас это самое интересное. Группа «Мумий Тролль», например, писала альбом во время кругосветного путешествия, а потом сводила его в Лос-Анджелесе. Вы же уже не первую пластинку записываете в Петербурге, на студии «Добролет». С чем связано это постоянство?

— Мы нашли свою студию силы, где можно пяток альбомов записать запросто, никуда не выезжая. Может быть, шестой запишем где-то в другом месте. Но это не обязательное условие. Это не так важно. Писать сейчас можно где угодно — хоть дома, хоть в поезде, хоть в гараже, хоть на студии. Это не имеет никакого значения. Сейчас при огромном количестве студий есть нехватка материала — интересен любой достойный материал, а где его записать — проблем нет вообще.

— Некоторые песни с «Резонанса» выглядят как шарады, как зашифрованные послания определенным людям. Например, «Песня на одном аккорде» звучит как привет Сергею Шнурову. Так это или нет?

— Возможно, потому что я слышу приветы себе от Сергея Шнурова.


— А где он передавал вам приветы?

— Поизучайте его творчество. Как минимум в двух песнях я слышал. Это все в духе ленинградской школы — передавать друг другу приветы. Это проявление вежливости.

— Какие-то еще песни с «Резонанса» требуют пояснений?

— Дело в том, что песни не требуют пояснений.

— Вы очень любите Петербург (и это видно по «Резонансу»), а Москву вы, кажется, не очень любите. Потому что вы называете ее все время «третьим Римом» и предлагаете ей гореть.

— Ха-ха. Ну-ну… и в чем смысл вопроса?

— Какие у вас отношения с Москвой?

— Я столько раз слышал этот вопрос, что у меня стерлись само понимание, что такое Москва, и смысл глагола «относиться». У меня нет ни плохого, ни хорошего отношения. Я просто перемещаюсь во времени и пространстве и привык ко всяким декорациям — и к московским, и к питерским. Многие гостиницы и площадки и в Москве, и в мире уже узнаются — мы по нескольку раз там были.

— Какие декорации вам особенно приятны?

— Питерские.

— А кроме?

— Если бы были приятны какие-то другие декорации, мы бы переехали давно. По-прежнему питерские.

Мы пишем партию за партией, потом выстраиваем уровни, делаем баланс — и все.

— А вы пробовали переезжать или присматривать новые места для переезда?

— Я сейчас пробую жить на одном месте. Перемещения последние 20 лет происходили все время.

— Как, по-вашему, группа «Сплин» изменилась за прошедшие 20 лет?

— У меня все это ассоциируется с обычным ростом — человеческим или ростом растения, которое тянется к солнцу и становится все выше. Обычный эволюционный процесс. Так, в целом стало проще переносить свои замыслы из головы на магнитофонную пленку или в компьютер. Путь от замысла до воплощения сократился и стал гораздо легче.

— Кто принимает последнее решение касательно того, как должна звучать группа «Сплин»?

— Никто. Оно само складывается. Мы пишем партию за партией, потом выстраиваем уровни, делаем баланс — и все. Оно вот так и складывается.

— У вас сейчас большой тур по западной части России, есть один концерт в Минске, но не заявлены концерты на Украине. Вас туда не зовут или вы туда не хотите ехать?

— И не зовут, и не хотим ехать. Это понятно. Когда в стране идет война — зачем туда ехать? Любое выступление там просто неуместно.

— Как вы относитесь к войне на Украине?

— Никак. Я не имею никакого отношения к этому конфликту.

— А Россия имеет к нему отношение?

— Я понятия не имею.

— Андрей Макаревич отреагировал на украинские события песней «Моя страна сошла с ума», а Александр Ф. Скляр спел о том, что «когда война на пороге, надо просто выбрать оружие, которым сражаться». Вам какая песня ближе?

— Попробуйте замиксовать эти два произведения, подогнав их по тональности и скорости. И сообщите мне, пожалуйста, о результате. Может получиться интересно.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
МЖТеатр
МЖ 

Премьеры в Гааге и танец времен новой этики

10 августа 20201976