Джордж Эвелин: «Я бы хотел, кстати, выращивать овощи»

Основатель знаменитых Nightmares on Wax о том, как жить на Ибице и заниматься музыкальной карьерой

текст: Александр Великанов
Detailed_picture© Nightmares On Wax

В этом году знаменитый электронный проект англичанина Джорджа Эвелина Nightmares on Wax отмечает 25-летие выпуском сборника «N.O.W Is the Time» и серией живых выступлений, одно из которых состоится 30 мая в московском клубе «Лебединое озеро». За прошедшую четверть века Nightmares on Wax последовательно побывали в первопроходцах и звездах клубной музыки, успокаивающего разум даунтемпо и инструментального трип-хопа. Сейчас Джордж Эвелин продолжает делать музыку, напоенную расслабленным грувом фанка, даба и солнцем Ибицы, на которой живет, не отрываясь от международного музыкального бизнеса.

— Как давно вы живете на Ибице?

— Да вот уже восемь лет. Я считаю это место своим домом.

— Как выглядит ваш дом?

— Я живу подальше от людей — можно сказать, в глуши. В таком типичном деревенском доме. У меня здесь студия — небольшая, но очень комфортная, вся заставленная виниловыми пластинками.

— Огородом занимаетесь?

— Ха-ха, нет. Я бы хотел, кстати, выращивать овощи. Но это же отнимает кучу времени. Может быть, через несколько лет я смогу себе это позволить, когда буду меньше ездить на гастроли (смеется).

— У вас скоро выходит сборник лучших треков Nightmares on Wax — почему вы решили его издать?

— Потому что в этом году проекту Nightmares on Wax исполнилось 25 лет, и мы решили вместе с Warp Records, что это необходимо отметить.

— В сборник войдут треки с каждого альбома NOW без исключения или что-нибудь пропустите?

— Конечно, с каждого. Смысл в том, чтобы отдать дань всем периодам в моей карьере. Каждый альбом отражает свое время и свое состояние. Музыка NOW за 25 лет постоянно менялась, и мы хотим показать весь путь, который мы прошли. Иначе картина будет неполной.

Nightmares on Wax — «Aftermath»


— Большинство ассоциирует Nightmares on Wax с даунтемпо — легкой инструментальной электроникой, ставшей популярной в конце девяностых. Но это ведь не вся картина.

— Да, конечно. Известность нам принесли треки «Dextrous» и «Aftermath», которые сейчас бы назвали техно-треками, а для нас это был хаус. Наш первый альбом относят к драм-н-бейсу. А начинал я вообще с хип-хопа. Все 25 лет Nightmares on Wax экспериментировали с электронной музыкой — смешивали разные стилистики, от даба до фолка. Что касается меня, то я, когда отправляюсь в студию, никогда не задумываюсь о том, в какой стилистике я буду делать трек. Главное — делать хорошую музыку.

Пожалуй, самая известная даунтемпо-композиция Nightmares on Wax«Night's Interlude»


— Сайт лейбла Warp обещает, что в сборнике будут представлены редкие композиции Nightmares on Wax. Что это за редкости и откуда они взялись?

— Для каждого альбома я записывал больше композиций, чем на нем в итоге выходило. В среднем на альбоме по 12—14 треков, а я для каждого сочинял и записывал больше двух десятков. Мы выбрали лучшие треки из неопубликованного на официальных альбомах и решили переиздать. К примеру, во время записи альбома «Carboot Soul» я сделал композицию вместе с рэперами De La Soul. Получился классный трек «Keep It On», но в альбом он не вписывался — звучал так, как будто кто-то внезапно переключил радиостанцию. Поэтому я издал его отдельно — на лимитированном EP «Sound of N.O.W», выходившем на виниловой пластинке. Причем в нынешний сборник войдет другая версия «Keep It On», которую никто не слышал. Но я хочу предупредить, что редкие треки и ремиксы появятся только на виниловом бокс-сете «N.O.W Is the Time». В обычном издании их не будет.

— Сейчас вы собираетесь ехать с туром в честь выхода этой компиляции, а что вы сыграете в Москве?

— Вот эту программу и сыграю. Мы едем полным составом. Наш лайв — это соединение сэмплов и лупов с живым вокалом, перкуссией, гитарами и ударными.

Молодым сейчас однозначно труднее начинать.

— Как вы репетируете со своей группой — все ее участники живут на Ибице?

— Нет. Только я и перкуссионист Шовелл живем на острове. Барабанщик у нас из Манчестера. Еще два вокалиста — из Лондона. Они из группы Zero 7. Когда они прилетят сюда, мы начнем репетировать вместе. Еще я в Москве отыграю свой обычный диджей-сет.

— Что значит ваш обычный диджей-сет? Какую музыку вы играете?

— Всю, что меня вдохновляет: хип-хоп, хаус, диско, электро, даб и регги. Все что угодно.

Я играю то, что я играю. Я полагаю, что во время сета диджей должен транслировать собственный грув людям.

— Винил не привезете, чтобы диджеить?

— Нет. Я играю на Serato в данный момент. Винил опасаюсь возить — тяжело, дорого и жалко.

Диджей-сет Джорджа Эвелина в рамках Boiler Room


— Кстати, где вы берете винил на Ибице — есть ли на острове магазины пластинок?

— По-моему, больше не осталось. Я покупаю пластинки в интернете. На Juno — как и многие.

— Все ли доходит? Вот у нас в России, например, большие проблемы с почтой.

— Медленно, конечно. Но пока у меня еще ничего не потерялось.

— Что вы купили на виниле из последнего?

— Попытаюсь вспомнить — на самом деле это самый трудный вопрос. Я очень много покупаю — подождите, сейчас открою файл. Jukebox Champions — очень мне нравятся. Альбом Кенни Диксона «Moodyman», Guts «Beach Digging», пластинки The Legendary 1979 Orchestra. Достаточно?

Делать музыку сейчас проще, а вот делать бизнес и продавать ее — это требует гораздо больше работы.

— Вполне. Кто вам нравится из ваших коллег по лейблу Warp — есть ли у вас любимчики?

— Я не могу сказать, что кого-то выделяю. Я очень много музыки слушаю. Мне нравится музыка Flying Lotus, Bibio, Darkstar. Конечно, Aphex Twin и Squarepusher — это, можно сказать, классики.

— Выпуск сборника лучших песен многие воспринимают как некий финал музыкальной карьеры. Скажите, что для Nightmares on Wax это не так.

— Конечно, нет — я только что подписал новый контракт с Warp. Я по-прежнему делаю музыку и собираюсь делать дальше. Кстати, мы не называем «N.O.W Is the Time» сборником лучшего. Это юбилейный сборник, которым мы отмечаем 25-летие. Было бы глупо его не отметить.

Nightmares on Wax, «Now Is the Time» — трек с последнего альбома «Feeling Good»


— Когда вы собираетесь выпустить новый альбом?

— Точно не в этом году. Мы будем гастролировать до конца года. Может быть, в следующем.

— Но вы уже начали его писать?

— Разумеется. Я всегда пишу музыку — параллельно с другими занятиями. И пока у меня не будет на руках всей музыки — я не стану заявлять альбом.

— Как вы считаете, за эти 25 лет труднее стало музыкантам жить или проще?

— Молодым сейчас однозначно труднее начинать. Столько шума кругом — очень тяжело пробиться с хорошей музыкой.

— А уже состоявшемуся вроде вас — с поклонниками по всему земному шару?

— Я не могу жаловаться. Мне — нормально, но это скорее потому, что у меня такой характер. Делать музыку сейчас проще, а вот делать бизнес и продавать ее — это требует гораздо больше работы.

— Зато вы можете жить на Ибице и продолжать заниматься музыкальной карьерой — писать альбомы через интернет, общаться с фэнами и покупать пластинки. 10 лет назад это было гораздо тяжелее.

— Ну, не знаю, а раньше я мог сесть на самолет, прилететь в Лондон и сделать все то же самое. Я переехал на Ибицу не потому, что это как-то могло повлиять на мою музыкальную карьеру. Я перебрался для себя, для своей семьи и для своей жизни. Мне кажется, важно не то, где ты находишься и есть ли у тебя доступ в интернет. Важно — что ты собой представляешь.


Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

При поддержке Немецкого культурного центра им. Гете, Фонда имени Генриха Бёлля, фонда Михаила Прохорова и других партнеров.

Сегодня на сайте
Мы, СеверянеОбщество
Мы, Северяне 

Натан Ингландер, прекрасный американский писатель, постоянный автор The New Yorker, был вынужден покинуть ставший родным Нью-Йорк и переехать в Канаду. В своем эссе он думает о том, что это значит — продолжать свою жизнь в другой стране

17 июня 20214118