16 сентября 2013Современная музыка
191330

Люди в черном

Санкт-Петербург переживает волну трэпа: все танцуют локтями, «тверкают», носят темное и делают вид, что Купчино и Просвет — это Бронкс и Гарлем. Когда и чем трэп закончится?

текст: Влад Коренев

На сленге американских рэперов-южан «трэп» — это место, где торгуют наркотиками. Музыка, называемая «трэп», соответствует наркотическим реминисценциям — заторможенный инструментальный хип-хоп (около 70 ударов в минуту) с гулкой бочкой из Roland TR-808, струнными киносэмплами, а также хэтом и малым барабаном, запущенным в два раза быстрее, чем все остальное. В оригинале под нее читали рэп, в нынешнем танцевальном варианте остались только восклицания. Стиль одежды монохромен — все одеваются в черное. Девушки трясут ягодицами, затянутыми в короткие шорты. В 2012 году трэп, порожденный в 90-е тусовкой вокруг южного хип-хопа, заразил умы топовых продюсеров из мейнстрима. Теперь дуэт Flosstradamus, один из пионеров этой стилистики, ремикширует Лану Дель Рей, а трэп пропагандируют такие значимые в музиндустрии персонажи, как Канье Уэст и Рик Росс, Diplo и Hudson Mohawke. Сейчас это уже музыка стадионов. После видеомема «Harlem Shake» о трэпе знают даже фанаты «Вечернего Урганта».


В России бум трэпа начался около года назад. Эпицентр — Питер. Здесь проходит достаточно трэп-вечеринок, чтобы ввести в ступор беснующуюся молодежь: Zaliv, Mula, Muamar, Mad Rave, Warp и другие. Питерский диджей-ветеран Федор Крылов (он же Kto Dj? и Федор Бумер), правда, утверждает, что его успешнейший летний проект Super Tussa — первый и единственный трэп-пати-клуб. «В России все началось с нас. Вечеринки Tempo! Tempo!, потом Super Tussa. Через год доперло до остального быдла, и понеслось».

Главная ассоциация с трэпом в Петербурге — это вечеринки промогруппы AVG, расшифровывающей свою аббревиатуру как «Ах**еемВместеГэнг». AVG — это компания друзей, которые несколько лет вместе тусовались, пока их не перестали пускать в клубы, поскольку они слишком уж весело проводили время. Тусовка обрастала слухами, не сделав еще ни одной вечеринки.

В самом начале только один участник компании занимался музыкой — это 4eu3 beats, он же Матвей Ларионенко. И лишь потом в список попали Pill.One, Rokit. Romsta и M.E.G. Промогруппа изначально сделала ставку на имидж вечеринок. Потому что куда идут девушки в шортах — туда идут все остальные. А девушки музыку вовсе не слушают. Они тянутся к вычурной красоте и наглости. Долгое время клубная музыка только мешала им веселиться. Наконец-то появился новый рок-н-ролл с прямым сексуальным месседжем, когда можно уже не скакать вокруг сумочек или цедить коктейли в баре, а проявлять себя на танцполе, «тверкая» в новых шмотках под вязкую гетто-музыку. Никакой иронии — все очень серьезно.

К первой акции AVG в баре Buffet в августе прошлого года промоутеры сделали фотосессию, после запустили в сеть видеоотчет. Посмотрев его, любой половозрелый клабер захотел оказаться там — веселье, угар, легкая эротика. Каждое новое место для вечеринок AVG было больше, чем предыдущее, и в каждом был аншлаг, многочасовые очереди и недовольные, не попавшие внутрь друзья.

Пятую вечеринку AVG сделали в Москве, а потом начали возить диджеев, начав c продюсера Trap-A-Holics (на годовщину в августе 2013-го в клуб-пятитысячник А2 был приглашен виртуоз живой сэмплоделики Araabmuzik). Более того, их начали зазывать в города типа Краснодара, Уфы, Ростова-на-Дону, чтобы участники AVG просто потусили, создав атмосферу. Даже не ставили музыку. Не разогревали публику речовками.

После видеомема «Harlem Shake» о трэпе знают даже фанаты «Вечернего Урганта».

Денис Южин из промогруппы YUZHINX, занимающейся трэп-вечеринками, резюмирует: «Я считаю, что трэп полюбили за счет того, что он ворвался в музыкальную жизнь не только как музыка, а как целая культура. Сама по себе музыка не оставляет равнодушным никого, заставляет двигаться и танцевать, но еще она диктует моду и в одежде, и даже в поведении. А что касается именно Петербурга, уже названного столицей трэпа в России, то тут большая заслуга промогрупп, которые этот трэп людям “дают”, устраивая вечеринки и привозя зарубежных артистов».

«Не имея своего своевременного и жизнеспособного, — рассуждает промоутер Ник Сатурнов, — местная и условно продвинутая молодежь всегда старается заимствовать и походить на подсмотренный где-то образ во всем: во внешнем виде, в музыке, в манере поведения, в языке, в образе жизни. По крайней мере, до тех пор, пока ты не услышишь эту музыку из разбитой тонированной “девятки”, которую ловишь в ночь с пятницы на субботу, до тех пор, пока не увидишь, как твой сосед, всю жизнь расхаживающий в стоптанных кедах, выходит в магазин за банкой “Ягуара” в новых кроссовках и бейсболке, пока ты не понимаешь, что твоей опять-таки условной неповторимости бросили вызов, плюнув на нее. Массы убивают любое явление, делают его сначала общедоступным, как следствие — противным. Несколько лет назад так произошло с дабстепом (если говорить о клубной музыке), еще раньше — с инди и всем остальным. Популярность трэпа обоснована тем, что всем вдруг захотелось быть такими же крутыми, как черные парни из США: слушать ту же музыку, выглядеть так же (если не позволяет цвет кожи, то хотя бы повторять манеру одеваться). Пройдет немного времени, и от трэпа все постараются отмыться, отделаться и поскорее забыть. В памяти останется лишь то, как круто под него могут трясти самыми аппетитными частями тела твои подруги и как повышается уровень тестостерона в твоей крови. Это действительно весомые аргументы в пользу трэпа».

FANUM / vk.com / #AVG

«Мне кажется, это более перспективное направление в моде, нежели в музыке, — соглашается Андрей Резников, генеральный продюсер популярной танцевальной станции «Радио Рекорд». — Мы в нем больших перспектив не видим. Я думаю, трэп повторит историю дабстепа, который уже перестал быть массовым увлечением. В концертной индустрии пока не видно сверхъестественных трэп-артистов. Вот если бы был большой хит... Конечно, есть Baauer и его “Harlem Shake” — но для большинства это просто трек, не ассоциирующийся с трэпом. Думаю, через год-полтора волна схлынет. И станет приятным воспоминанием о классных временах. Мы трэп не крутим, мы крутим хаус, потому что это в любом случае более массовая музыка».

Когда мне пришлось говорить с участниками AVG весной, они весьма иронично высказывались о трэпе как о новой субкультуре. Мол, работает схема, почему бы и нет — и признавались, что просто пытаются выжать максимум из успеха. Теперь же они отвечают еще более категорично: «Мы хотим перестать ассоциировать себя с трэпом. Наша связь с ним довольно надуманна, и никакой принципиальной привязки к нему нет. Сегодня он играет на наших тусах, завтра — уже нет».

Комментарии
Сегодня на сайте
Мужской жестКино
Мужской жест 

«Бык», дебют Бориса Акопова, получил главный приз «Кинотавра». За что?

19 июня 201913640
Рижское метроColta Specials
Рижское метро 

Эва Саукане реконструирует советскую утопию — метрополитен в Риге, которого не было

19 июня 201911470
Что слушать в июнеСовременная музыка
Что слушать в июне 

Детский рэп Антохи МС, кинетическая энергия Дмитрия Монатика, коллизия Муси Тотибадзе и еще восемь российских и украинских альбомов, которые стоит послушать

19 июня 201914650