23 октября 2020Современная музыка
10020

Евгений Хавтан: «Когда они это сделают, мы достигнем дна»

Лидер «Браво» о проекте Los Havtanos, в котором он играет латиноамериканскую музыку, об истории «Чудесной страны» и перспективах музыкальной индустрии

текст: Денис Бояринов
Detailed_picture© Архив Евгения Хавтана

Los Havtanos — это новый проект лидера «Браво» Евгения Хавтана, в котором он играет музыку в латиноамериканском стиле вместе с певицей Яной Блиндер и кубинскими музыкантами. 23 октября выходит русская версия дебютного альбома проекта под названием «Иди ко мне», а месяц спустя — испанская, рассчитанная на страны Латинской Америки. Евгений Хавтан рассказал Денису Бояринову о том, почему он решил превратиться в мариачи и при чем тут «Чудесная страна».

Los Havtanos — это проект о вашей любви к латиноамериканской музыке?

— Мне нравится эта музыка, мне нравятся испанский язык и песни на нем — в них другая ритмика. Но я бы сказал, что этот проект — про мое дальнейшее развитие как музыканта. В общем, это для меня другая планета.

— Когда началась ваша любовь к ней?

— У нас и в «Браво» всегда проскальзывали латино и свинг, ему присущий. А история этого проекта началась года два назад, когда мы с приятелем гуляли по Сан-Франциско — по улице Хейт-Эшбери. Знаешь, что это такое?

© Архив Евгения Хавтана

— Ну как же — колыбель хиппи-революции.

— На ней все осталось примерно так же, как было во время этой революции, — те же клубы и магазины, хотя сейчас это очень престижный и дорогой район. И мы забрели в полночь в клуб Deluxe — я потом узнал, что в нем тусовались Дженис Джоплин и вся хиппня 70-х. Там выступала группа Barrio Manouche — они играют странноватый, но очень красивый фламенко-мануш интернациональным составом. А барменша в баре была русской, она передала им, что в зале сидит русский музыкант. После концерта гитарист Хави Хименес, с которым я потом подружился, подошел к нашему столу и небрежно бросил визитку своей группы — мол, если хочешь, приходи на следующий концерт. Я пришел, мне очень понравилось, и я предложил ему сделать вместе песню — у меня было несколько для «Браво», которые не очень получались. Он попросил их прислать сперва послушать. Я прислал — это была песня «Корабли». Через 10 минут он перезвонил мне и сказал: «Давай запишем эту песню вместе».

Через несколько дней мы сняли студию и записали ее. Я привез ее в Москву — у нее еще не было текста никакого. Тут я узнал, что в Москве есть большая диаспора кубинцев и целые группы кубинских музыкантов, которые играют на сальса-пати. Я познакомился с перкуссионистом Реем Фрометой — он меня познакомил с другим кубинским музыкантом. Так и сложился состав Los Havtanos: четыре кубинца, я и Яна Блиндер, которая поет с «Браво», — она с трех лет жила в Испании, поэтому знает испанский язык в совершенстве. Спустя полтора года мы записали альбом — часть была сделана в Москве, что-то отправлялось в Лос-Анджелес продюсеру Гиану Райту, часть была записана в Бразилии. Словом, долго это все происходило.

Латиноамериканская музыка для меня — другая планета.

— То есть для вас это в первую очередь расширение музыкальной территории — вам интересно играть эту музыку.

— Ты совершенно правильно сказал: мне это интересно. Когда мне интересно, я этим занимаюсь и не думаю, что из этого может получиться. Так же когда-то было с группой «Браво»: мы много лет назад начали играть на окраине Москвы, и, поскольку нам было интересно, из этого что-то получилось. У меня нет никаких алчных планов завоевания планеты этой музыкой. Но, кстати, песня «Города» попала в плей-лист, который составил для «Грэмми» Лео Брахт из Бразилии — один из продюсеров, работавших над нашим альбомом. А это означает, что наша музыка конвертируемая.

— Вы не собираетесь покорять планету, но все же вы сделали и русскую версию альбома, и испанскую.

— Сначала мы все записали на испанском языке, а потом начали думать, как это можно подать на русском. Потому что была проделана большая работа — жалко было бы, если бы ее здесь не услышали.

— В этот альбом вошла новая версия «Чудесной страны» — одно из первых обращений «Браво» к карибской музыке. Знаковая песня не только для «Браво», но и для истории русского рока — недаром она звучит в финале «Ассы». Как эта песня появилась?

— Мы были в студенческом лагере в Алуште и жили всей группой в одной большой военной палатке на окраине лагеря. Надо сказать, это большое испытание. Когда вы видите друг друга два раза в неделю на репетициях и раз в месяц на концерте — это одно, а когда вы месяц живете все вместе в одной палатке — совсем другое. Да еще мы приехали туда с женами! Это была большая проверка на прочность. Там я сочинил эту песню под гитару, потом Жанна принесла текст Понизовского, и мы записали ее в каком-то из московских ДК в районе Павелецкого вокзала: там были группа «Браво» и — впервые — приглашенные трубач и саксофонист. А потом Африка передал кассету с этой песней Сергею Соловьеву. И Соловьев сказал: я хочу видеть эту песню в «Ассе», давайте ее перезапишем — и мы ее перезаписали на «Мосфильме».

© Архив Евгения Хавтана

Там была своя система записи: четыре часа смена, потом приходил ответственный — человек с абсолютным слухом, такой был дедушка, который работал, по-моему, в симфоническом оркестре. Вот он приходил, слушал и ставил подпись — принимает он эту запись или нет. И он, конечно, слушал строй, чтобы все строило. А у нашего бас-гитариста Тимура Муртузаева была безладовая бас-гитара, на которой строй — дело относительное. И вот мы записали песню, всем все нравится, Соловьеву тоже, а дедушка уперся: у вас не строит бас-гитара, вам надо все переписывать! Иначе не пропущу запись. И тогда Тимур скрепя сердце нарисовал мелом лады на этой безладовой бас-гитаре, мы это все переиграли, и тогда этот дедушка поставил подпись…

Мы, кстати, сейчас переиздаем старые записи «Браво» — два альбома 1984 и 1985 годов, которые были записаны на пленку. Мы никогда их не издавали прежде.

— В 1990-х выходил пиратский релиз на пластинке под названием «Браво-10».

— Да, но там эти альбомы были представлены не полностью. И звук был чудовищный. Сейчас были сделаны реставрация и мастеринг — Евгением Гапеевым, он единственный, кто у нас в стране таким занимается. Часть записей была у меня, а часть Женя нашел через своих знакомых — подпольный клуб коллекционеров старых пленок. Релиз будет выходить на всех видах носителей, известных за историю человечества: на виниле, кассетах, компакт-дисках и цифровых платформах.

— Почему же вы решили снова вернуться к «Чудесной стране» и переделать ее?

— Когда я в Лос-Анджелесе встречался с продюсером Гианом Райтом и показывал ему разные песни, он услышал «Чудесную страну» и предложил сделать эту песню. Он же не знает историю «Браво» и не слышал ее прежде — она ему просто понравилась. Он сказал, что она может стать паровозом альбома для испаноязычной аудитории. Она звучит понятно на их ухо — в том виде, как мы ее сейчас сделали.

© Архив Евгения Хавтана

— Латиноамериканская музыка сейчас популярна во всем мире. Но тот «деспасито-саунд», который заправляет в чартах, вас, как я понимаю, не интересует.

— Совсем. Да и сами испанцы офигевают от того, во что превратилась их прекрасная музыка. Если послушать все хит-парады мира, то из Латинской Америки там один реггетон, да и то его отличить невозможно. Первый трек от 10-го, а 10-йот 50-го. Они все одинаково сделаны и спеты. Но это не означает, что нет другой музыки. Просто сейчас на такое мода.

— Что вы планируете после выхода альбома Los Havtanos?

— Будет снято несколько видео. Одно, «Иди ко мне», уже вышло, другое монтируется — мы его сняли в Стамбуле. Мы хотели снимать где-то на островах с пальмами, но из-за пандемии снимали в Турции. И будет еще одно — анимационное на «Чудесную страну». Через пару месяцев будет испанский релиз на цифровых платформах. Ну а что дальше — зависит от того, что вообще будет происходить в мире. Мы сейчас находимся в ситуации, когда у меня есть ощущение, что так, как было раньше, уже никогда не будет. Поэтому сейчас прогнозировать что-то достаточно глупо и сложно.

— За время пандемии вы сочинили новые песни?

— Не-а, я полгода лежал, как тюлень, на диване и переключал каналы YouTube. Есть наработки: мы с «Браво» сейчас начнем что-то делать — запишем какие-то песни. Потому что появилось много свободного времени.

Мы все скоро будем безработными.

— У вас пессимистичный взгляд на будущее музыкального бизнеса?

— Не совсем. Я думаю, что индустрия сильно изменится. Стримовый экстаз пройдет. Появятся более взвешенная оценка всего происходящего и взвешенное отношение к музыке. Здесь я более оптимистичен, чем в прогнозах перспектив концертного рынка.

А насчет этого — в Америке и Европе гастрольная индустрия стоит на стопе как минимум до августа следующего года. Поэтому мы все скоро будем безработными.

— Разве это не пессимистичный взгляд?

— Посмотрим, чего стоят музыканты. Чего стоит музыкальная журналистика. Это хорошая проверка временем.

© Архив Евгения Хавтана

— У вас были опыты онлайн-концертов с группой «Браво»? Вы собираетесь делать шаги в этом направлении? 

— Мы вчера выступали онлайн — играли для студентов МГУ. Очень странная реальность: экраны, дымовые машины, пушки, куча камер. А зрители сидят и смотрят все это на экранах лэптопов и телефонов. Уорхол какой-то.

Но я не думаю, что это хоть какое-то будущее. Во-первых, когда зрители стоят перед тобой во время концерта и когда они смотрят тебя с экрана — это две большие разницы. Живое общение во время концерта ничем заменить нельзя. Во-вторых, продакшен таких онлайн-событий в несколько раз дороже, чем обычный лайв. Артист не сможет такие концерты делать чаще, чем один-два раза в год, чтобы показать что-то особенное. Нужно постоянно выдавать новый контент, а это все не очень просто.

Сейчас многие мировые компании заняты разработкой технологии, чтобы потоки звука передавать из разных точек мира одновременно и без задержек. Сейчас это невозможно. Когда они это сделают, мы достигнем дна. Люди и так ленивы. А будет так: все сидят дома, и музыканты сидят дома, репетируют онлайн, а потом дают виртуальный концерт. Их смотрят онлайн — и только по карточке и PayPal делают переводы. Все стало виртуальным — и музыка будет виртуальной. Нарисованные мышью технологии победят. Но мне не хочется в это верить.

— У вас 24 октября будет концерт Los Havtanos — настоящий, живой. Какие чувства вы испытываете по этому поводу?

— Мы соскучились по концертам. Мы счастливы, и вы должны быть счастливы, что видели их и еще можете это увидеть. Потому что наши дети таких концертов уже не увидят.

24 октября Los Havtanos играют в московском клубе Magnus Locus.

Слушать Los Havtanos — «Иди ко мне» в стриминговых сервисах

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
«Дочь». «Поле»Современная музыка
«Дочь». «Поле» 

«Песни — это главное»: премьера дебютного сингла группы Яны Смирновой, экс-вокалистки «Краснознаменной дивизии имени моей бабушки»

25 ноября 20201888
Бедная ГретаКино
Бедная Грета 

«Я — Грета». Инна Денисова — о том, как парадный портрет Греты Тунберг оказался «Криком» Мунка

24 ноября 20202405