«Мы ненавидим world music»

Группа из Нальчика исполняет ритуальные и обрядовые кавказские песни, называя это «посттрадицией». Сейчас они объяснят, что это такое

текст: Радиф Кашапов
Detailed_picture© JRPJEJ (Джэрпэджэж) / «ВКонтакте»

Лейбл Ored Recordings, издающий полевые записи кавказских народов, выпустил альбом группы Jrpjej (произносится «джэрпэджэж», а означает это «эхо») «Qorror» — сборник традиционных черкесских песен, исполненных молодыми музыкантами, ненавидящими термин world music. Мы попросили одного из основателей Jrpjej Тимура Кодзокова и его коллегу по Ored Recordings Булата Халилова рассказать, о чем эти песни, и объяснить, почему музыканты называют свой стиль «посттрадицией» и при чем тут группа Mayhem.

В группе Jrpjej пять человек: вокалист Бибарс Аппеш, Тимур Кодзоков, играющий на апапшине (кавказском варианте домбры) и гитаре, аккордеонист Алан Шэуджэн, перкуссионист Башир Хацук и Тамерлан Васильев, отвечающий за шичепшин (черкесскую скрипку). Поют все. Также в записи звучит флейта Саши Деминой.

Процесс записи

Мы после фестиваля Fields договорились со звукорежиссером, который нас там озвучивал, что он запишет нас в студии: у него есть план, все нас пишут неправильно… Мы на начало ноября наметили работу, приехали в Москву, записались, ждали до февраля — и нас не удовлетворил результат. Получилось так же, как делают остальные. Мы сели и сами записались на рекордер Zoom и несколько микрофонов — так мы на Ored пишем альбомы. И нас удовлетворил результат. Есть недочеты, но звучим мы цельно. Это случилось в начале февраля, потом мы долго монтировали запись, к апрелю она была готова. Мы хотели сделать все правильно, представить альбом на всех площадках, но только сейчас поняли, что это сложно. Когда на Bandcamp был день, когда все деньги идут музыкантам, мы на нем выложили запись. А у нас уже набралось материала на вторую пластинку.

Концепция записи

Порядок песен у нас выстроен по саунду. Если тебя заинтересовала музыка и ты хочешь копать дальше — супер. Но во время прослушивания хочется, чтобы все строилось чисто на ощущениях. В текстах порой используются настолько старый язык или диалекты, что даже в Кабарде мало кто понимает, даже носители. Поэтому, по сути, если ты не знаешь контекст, ты находишься в равных условиях со всеми. Мы считаем, что культура так должна работать: сначала — саунд, не надо сразу грузить человека информацией.

«Шэхэх»

«Шэ» — «пуля, снаряд, стрела». Эту песню пели во время врачевания, когда пулю вынимали из раненого. Это было целое музыкальное событие — с песнями и застольем. Получается такой ритуал трансовый. Черкесский воин по этикету стонать и плакать не может, поэтому музыканты имитируют стон, который сливается со стонами раненого, как будто он со всеми поет, и тем самым он сохраняет лицо.

«Iэзэ»

Дословно — «искусный». Человек-знахарь. Песня мага, сегодня так называют гадалок. Хотя сейчас можно сказать, что и хороший гармонист — «азза», «мастер своего дела». Песня про то, как знахарь пришел и провел ритуал.

«КIорэр»

Песня — заговор от оспы. Вот она пришла, подошла к воротам — пусть идет. Подошла к крыльцу — пусть идет. И вот она уже близко — заходи. Так заговаривают болезнь, чтобы она была благосклонна.

«ФэрэкI»

Это опять про оспу. Но уже оплакивание умершего. Видимо, это поздняя песня, из сирийской диаспоры, возможно, даже конец XIX или начало XX века.

«Кхъуаом иорэд»

Песня про охотника на кабанов. До принятия ислама этот свирепый зверь был важным персонажем в фольклоре. Если охотник может выйти против кабана, значит, он очень сильный. Хотя песня по тексту немного шуточная. Ее могли по приколу спеть. Наверное, сначала она была серьезной. Есть еще версия о кабане и собаках, ее поет Заур Нагоев, по мелодии и по тексту они перекликаются: в ней собака встречает кабана, собирает всех псов в селе, даже слепого и хромого, — и они его загрызают.

Это песня западных адыгейцев. Они даже грустные песни поют весело. Скажем, у нас есть песня-плач, а у них она шуточная. Долго горевать для них зашкварно. Спели — и забыли.

«Нысэишэ»

Свадебная. Привод невесты в дом жениха.

© Ored Recordings
«Остыгъае къалэ»

Это сюжет из истории Кавказской войны. Битва под Анапой, когда она была турецкой, про станицу Гостагаевскую. Поется в ней о том, как наши участвовали в войне вместе с турками. Походная песня, которую исполняли, что взбодриться перед боем.

«Сэсырыкъуэ мафIэр къехь»

Это сюжет из нартского эпоса о том, как Сосруко принес огонь богатырям-нартам. Из него в советское время хотели сделать Прометея. Как будто он принес людям огонь. Пришел к великану и притворился, что он не Сосруко, но может научить быть таким же крутым, как он. Сначала великан башкой камни ловил, потом металл глотал. А потом зашел в море, а Сосруко его заморозил и убил. И взял огонек.

В нашей версии Сосруко был просто невероятный герой, всех мочил, всю славу и подвиги забирал себе. Остальные решили пойти без него на дракона. Пока шли, Сосруко узнал об этом, напустил на них бурю, их засыпало снегом. И они поняли, что лучше бы пошли с ним. Пришел Сосруко, добыл огонь и растопил лед.

«Абдзах нысащэ Орэд (Тыркуейм Хьэкурынэхьабл къыщаIорэ орэд)»

Мы в 2016 году были в Турции и записали там эту свадебную песню. В Турции больше черкесов, чем здесь. Под Эскишехиром есть несколько аулов. Сейчас, кстати, вышел релиз с оригиналом — мы записали тогда ребят, которые исполняют именно те песни, что звучат только в их округе. Здесь нет текста, по сути, одни рефрены. Такого мы раньше не слышали, это больше церковное пение, подходящее абхазам. А мы с ними, по сути, один народ.

«Анзорыжь и уэрэд»

Героическая песня про сильного чувака, князя Анзора. У него был помощник-оруженосец. Его подкупили, когда Анзор спал; оруженосец затупил ему шашку, намочил порох. С утра напали враги и убили Анзора.

«Хъудымыд иорэд»

Нартский эпос. Было два кузнеца — Хэбж и Худымыд. Работали одним молотом, перекидывали из Кабарды в Адыгею. И как-то все пошли на игрища, а Худымыда не позвали, а это неуважение. Он туда пришел, пристыдил их, а потом всех побил.

Традиция

В некоторых из этих песен чувствуется влияние других народов. Скажем, в «Остыгъае къалэ» и «Хъудымыд иорэд» есть влияние Калмыкии. Тимур стал так играть под впечатлением от поездки в Калмыкию. На Кавказе так не делают.

При этом мы не пытаемся экспериментировать. Мы ненавидим world music: а ну-ка скажем новое слово в традиции — присобачим рок или хип-хоп. Сильное влияние на альбом оказала наша любимая группа Mayhem — ранние пластинки, живые концерты позднего периода. Но ты же не слышишь там funeral folk! Так на нас повлияли этнографические поездки. У архивной песни 15 вариантов. Разные люди по-разному ее поют, по-разному делают аранжировку.

Традиция подвижна. Ты свободен в рамках традиции. Просто в традиции раньше было легче работать, потому что влияния были органические.

Проблема в том, что, когда ты пишешь «традиция», с тобой начинают спорить. Дескать, это не фолк. Так что мы обозначили себя словом «посттрадиция», чтобы не дискутировать на эти темы. Будь нам по 80 лет, говорили бы, что мы молодцы. Когда тебе 33 — для фольклора это фигня.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
Спасибо, Дональд, или Конец иллюзийОбщество
Спасибо, Дональд, или Конец иллюзий Спасибо, Дональд, или Конец иллюзий

Андрей Мирошниченко начинает вести у нас колонку «The medium и the message». Для начала речь пойдет о том, как выборы в США скажутся на бизнес-модели СМИ во всем мире. Спойлер: неутешительно

28 октября 20202475
Константин Гаазе: «Чтобы капитализм был хорошим, надо опять построить коммунизм»Общество
Константин Гаазе: «Чтобы капитализм был хорошим, надо опять построить коммунизм» 

Арнольд Хачатуров поговорил с известным социологом о «черных лебедях» 2020-го, от пандемии до американских протестов, и о том, как нам двинуться к обществу без начальства

26 октября 20205629