Джайлс Питерсон: «Я вышел из культуры пиратских радиостанций 80-х»

Известный британский ведущий, куратор и диджей — о новом лондонском джазе и шоукейсе Worldwide FM в Москве

текст: Артур Кузьмин
Detailed_pictureДжайлс Питерсон (слева)© Earl Zinger

Аттестовать Джайлса Питерсона просто как известного диджея означало бы серьезно преуменьшить его заслуги и влияние на современную музыку. 54-летний британский журналист, диджей, владелец лейбла, куратор фестивалей и создатель онлайн-радиостанции Worldwide FM сопоставим с легендарным радиоведущим BBC Джоном Пилом, который формировал музыкальные вкусы нескольких поколений британцев и открыл миру сотни рок-музыкантов, ставших культовыми или знаменитыми. У Джайлса Питерсона безусловный нюх на таланты: к примеру, он был первым радиоведущим, пустившим в эфир трек Эми Уайнхаус. Однако главное достижение его многолетней карьеры состоит в том, чтó он сделал для уничтожения воображаемых границ между жанрами и странами: Worldwide FM, на волнах которой звучит музыка со всех уголков мира, — один из его последних проектов на ту же тему.

15 и 16 июня вечеринки Selector Live представляют первый московский шоукейс онлайн-радиостанции Worldwide FM. В клубе Powerhouse выступят британские и российские музыканты, среди которых — певец и гитарист Skinny Pelembe, джазовый музыкант и выпускница Red Bull Music Academy Emma-Jean Thackray, а также ведущий, промоутер и диджей, сооснователь Boiler Room Thris Tian со своим проектом Global Roots. Сам Джайлc Питерсон отыграет на мероприятии часовой диджей-сет. Мероприятие войдет в цикл событий Года музыки Великобритании и России 2019.

Перед шоукейсом COLTA.RU пообщалась с Джайлсом Питерсоном, который рассказал о своей первой самодельной радиостанции, о том, как он выбирает артистов для своих лейблов, о сборниках из архивов Sun Ra и новой волне британского джаза.

— Как появилась радиостанция Worldwide FM и какова ее идеология?

— Моя история взаимоотношений с радио довольно долгая. Первую передачу на пиратском радио я вел уже в 15. А потом сменил много других станций, прежде чем оказался на BBC. Когда появилась возможность создать собственное радио, я подумал, что было бы здорово сделать платформу для новых диджеев и продюсеров, музыку которых я поддерживаю. Еще одной причиной стало приглашение сделать плейлист для игры Grand Theft Auto V — ну, ты знаешь ее, в нее многие играют. Я его собрал и назвал Worldwide FM, и, когда среди поклонников игры это виртуальное радио стало популярным, я решил, что было бы неплохо сделать его реальную версию. В этом сентябре Worldwide FM отметит уже третий день рождения, и можно сказать, что за это время мы стали достаточно авторитетными. Для меня крайне важно быть частью этого процесса — давать большему количеству людей возможность создавать комьюнити. Ведь диджеинг и клубная культура всегда были связаны с сообществом, сценой. Мне кажется, в США несколько другие взаимоотношения между ночной жизнью, живой музыкой и радио, нежели в Англии, где радио всегда играло важную роль в формировании сообщества. Именно пиратские радиостанции в Великобритании стали катализатором для рейв-музыки, эйсид-хауса, грайма, дабстепа, драм-н-бэйса.

— Пиратские радио появились в Британии еще в 60-х, задолго до рейва?

— Ну да, но я все-таки вышел из культуры пиратских радиостанций 80-х, вещавших на FM-волнах из любительских студий в многоэтажках. А в 60-х они вещали с кораблей, и это более, скажем так, романтичная версия пиратских радиостанций — свингующие 60-е, The Beatles, The Rolling Stones и т.д.

— Кстати, с пиратских станций, вещавших с кораблей в нейтральных водах, вышел Джон Пил, который как раз объединяет эти эпохи.

— Точно, Джон Пил — лучший пример этого духа. И, кстати, мы достаточно плотно с ним связаны — моя передача выходила сразу после его на BBC 1. А теперь его сын Том Равенскрофт ведет передачу на BBC 6, как и я. Он взял фамилию матери, потому что его отец — легенда в Британии, что создает сложности для формирования своего профессионального образа.

Emma-Jean ThackrayEmma-Jean Thackray

— Если продолжить тему пиратских радиостанций: как вы вообще стали радиодиджеем?

— Все было достаточно просто: у меня были два проигрывателя и микшерный пульт, с помощью которых я стал записывать свои передачи, не очень понимая, где они будут проигрываться. Я стал читать журналы для радиолюбителей и обнаружил там объявления от ребят, которые могли смастерить что-нибудь на заказ, где нашел контакты человека, впоследствии сделавшего для меня трансмиттер. Само собой, это было нелегально, но это было время CB-радио (CB — сокращение от Citizen's Band («гражданский диапазон»), принятое для обозначения безлицензионной, доступной всем гражданам радиосвязи на коротких волнах. — Ред.) — знаете, дальнобойщики с помощью такого общаются. В общем, я нашел мастера и сказал ему, что мне нужен пиратский трансмиттер. Он был в восторге от этой идеи и собрал его примерно за 50 фунтов. А потом мне помог отец: мы переписали передачу с проигрывателей на кассету и поехали на достаточно высокую точку в Южном Лондоне. Трансмиттер с антенной мы закрепили на дерево, подключили электричество от автомобильного аккумулятора и проиграли кассету с записью моей передачи в надежде, что это кто-то услышит. В передаче я продиктовал свой номер, и спустя два часа (продолжительность кассеты) кто-то позвонил и сказал: «О, я слушаю». Через неделю мы передали ему привет. Так я и сделал свою первую радиостанцию. Жаль, что мы ее не сфотографировали.

— Как вы думаете, новое поколение интернет-радиостанций продолжает идеи, заложенные в свое время в пиратских радиостанциях?

— Некоторые продолжают. Но аудитория у большинства меньше, потому что у людей огромный выбор — средств массовой информации сегодня больше, чем когда-либо, все растворяется в огромном потоке. С другой стороны, аудитория сегодняшних станций рассредоточена по всему миру, и вещать можно не только для местной публики.

Я всегда формировал определенную сторону музыкальной культуры — это музыка, вышедшая из клубной среды, но объединенная с электронной и авангардной. И в моем представлении радиостанция строится на музыкальных принципах, делающих ее уникальной в смысле конкретного саунда, эстетики. Люди, которые желают глубже копнуть в эту сторону, могут найти много любопытного на Worldwide FM, а мы можем помочь им с помощью своего кураторского видения. Опросы показывают, что у нас неплохо получается и вокруг нас сформировалось настоящее комьюнити. Это прекрасно, и для меня это означает, что я могу пригласить к себе в передачу многих уважаемых мною диджеев, селекторов и продюсеров из разных уголков мира и они будут рады стать частью нашего сообщества. Это очень приятная дополнительная работа, даже уже не дополнительная — она все больше становится моим приоритетным проектом.

Thris TianThris Tian

— Для меня прелесть интернет-радиостанций в том, что там могут появляться непрофессиональные диджеи с великолепным вкусом. Я недавно послушал передачу Шабаки Хатчингса на Worldwide FM и благодаря его подборке смог по-новому взглянуть на его музыку. Мне кажется очень важным знать, что слушают твои любимые музыканты, и интернет-радиостанции — идеальная платформа для этого.

— Да, конечно, это именно так. С одной стороны, у нас есть передачи от людей из разных уголков мира, благодаря которым можно прочувствовать саунд какого-то города или страны. С другой стороны, мы приглашаем музыкантов и продюсеров, которые делятся тем, что страстно любят. Кстати, новое поколение джазовых музыкантов из Великобритании очень хорошо понимает диджейскую и радийную культуру, что, в свою очередь, оказало влияние на их собственную музыку. Nubya Garcia, Theon Cross, Moses Boyd, Femi из Ezra Collective — музыканты с фантастическим вкусом, и для них это отличный способ поделиться своей страстью.

— Расскажите про историю ваших лейблов: вы начали с Acid Jazz, потом был Talkin' Loud, сейчас Brownswood. Насколько они разные по концепции и по принципам издания музыки?

— Я начал со сборников, скорее, даже того, что позже начали называть микс-альбомами. Самые первые были для лейбла Street Sounds — компиляции под названием «Jazz Juice». Потом у меня был совместный лейбл BGP с диджеем Bazz Fe Jazz, я его запустил сразу после первой поездки в США, где получил доступ к архивам лейблов Prestige и Riverside. Это был невероятный опыт, на тот момент мне было 21—22 года. Вообще, кажется, я — мировой лидер по компиляциям и микс-сериям: за свою жизнь я их сделал больше сотни. Но точкой отсчета все же стало то, что я захотел записывать новую музыку, а не только рыться в архивах. На моем первом лейбле Hardback Records вышло всего четыре записи, к которым я приложил руку, — хотя нет, всего три, четвертой была пластинка Джорджа Майкла, и как раз во время подготовки этого релиза я ушел, потому что не хотел его выпускать. Далее были Acid Jazz и Talkin' Loud. На Talkin' Loud я впервые поработал совместно с мейджор-лейблом: это был большой шаг для меня и крайне интересный опыт. В это время я выпустил очень много музыки: от Кортни Пайн до Young Disciples, Рони Сайза, Reprazent, 4Hero, первые релизы The Roots, Карла Крэйга — невероятное количество релизов. Главная идея моих рекорд-лейблов, в особенности Talkin' Loud, — в репрезентации музыки, вышедшей из клубной культуры. Talkin' Loud прожил 13 лет, после чего я крепко устал и решил отдохнуть от этой машинерии, к тому же в индустрии к тому моменту много чего поменялось. Я плотнее занялся своей радиокарьерой и диджеингом, что приносило мне гораздо больший доход, в отличие от волокиты с лейблом. Как-то я играл в очередном клубе, и мне подарили кассету, на которой был отличный джазовый трек от певца José James с его версией композиции Джона Колтрейна «Equinox». Именно тогда мне пришла в голову идея создать новый лейбл Brownswood Recordings — просто потому, что никто не выпускал подобную музыку. Brownswood начался как веселая забава, но в итоге вырос в полноценный бизнес — за последние пару лет мы набрали обороты, потому что нашли свою нишу в индустрии. У нас выходят такие люди, как Zara McFarlane, KOKOROKO, Swindle, Joe Armon-Jones, вышел новый альбом афрокубинской певицы Daymé Arocena, и я в большом восторге оттого, что мы это сделали. Впереди большие планы. Например, во время моего тура в Австралии в прошлом году я решил провести побольше времени в студии с местными музыкантами, потому что в Мельбурне действительно отличная локальная сцена. В Лондоне мы записали сборник «We Out Here», сфокусированный на новом лондонском джазе, а «Sunny Side Up», который выйдет в этом году, можно сказать, является его австралийской версией. Мы по-прежнему делаем интересные проекты, которые меня впечатляют, и я просто счастлив этим заниматься.

— Как появился сборник «We Out Here»? Как вы открыли для себя новую лондонскую джазовую сцену?

— Я всегда был большим фанатом джаза и специализировался на его продвижении в клубной среде. Когда мне было 17, я часто играл на ночных мероприятиях в маленьких комнатах за главной сценой и всегда поражался, как круто, что люди танцуют под Джона Колтрейна. С тех пор я всегда ставлю джаз в не самых очевидных для этого местах. В Великобритании всегда был сильный джазовый андеграунд, но за последние два-три года случился настоящий взрыв. Новое поколение музыкантов сформировало свое сообщество — они завели свои клубы, сами печатают свои пластинки, сами их продюсируют, создают студии. Там есть самое настоящее комьюнити, которое никакого отношения ко мне не имеет. Это люди совсем нового поколения, по возрасту они, скорее, дети моих детей. Их очень много — молодых девочек, мальчиков, тубистов, перкуссионистов, барабанщиков, кого угодно. На этой сцене очень много разнообразия — не только в теме секса или религии, а, скорее, в смысле музыкальной свободы, что просто великолепно. Несколько лет назад мы издали «Black Focus» проекта Yussef Kamaal — мы выпустили пластинку просто потому, что она нам понравилась, и даже не ожидали, что продажи будут настолько хорошими. Я думаю, что именно эта запись приоткрыла дверь для нового поколения: Шабаки Хатчингса с его проектами The Comet Is Coming, Sons of Kemet, а также Ezra Collective, лейблов типа Edition Records, Gondwana Records из Манчестера и так далее. Компиляция «We Out Here» очень важна в смысле презентации для внешнего мира того, что сейчас происходит на британской джазовой сцене. Кстати, в августе этого года я делаю фестиваль We Out Here в Великобритании, чтобы поглубже раскрыть эту тему.

— У этого фестиваля просто потрясающий лайнап. Вы же первый раз его делаете?

— Да, он пройдет в первый раз. До этого я уже делал огромное количество фестивалей: например, в этом году в 14-й раз пройдет Worldwide Festival во Франции. Это что-то типа марафона — восемь дней и восемь ночей с кучей диджеев и музыкантов из России, США, Китая, Кореи, из всех европейских стран и так далее. Но мне захотелось сделать что-то именно в Великобритании с лайнапом из местных артистов. К тому же за последние 5—10 лет у нас сформировалась очень серьезная фестивальная культура с большой аудиторией.

— Вы еще каждый год проводите Worldwide Awards. Это что-то вроде персональной премии Джайлса Питерсона?

— Я помню огромное количество исполнителей с самого начала их карьеры, когда они были совершенно никому не известны: Эми Уайнхаус, The Roots, Madlib, J Dilla и так далее. Я первым ставил этих музыкантов в своих сетах и передачах — просто потому, что они были слишком авангардными и неизвестными для более мейнстримных радиоведущих. Отличный пример из недавних — это Anderson.Paak, мы позвали его на Worldwide Awards три года назад, когда он был совершенно неизвестен в Европе. Основная идея Worldwide Awards — в открытии новых имен для публики. Это своего рода первая проба той музыки, что я люблю, и того, что представляет собой идеологию Джайлса Питерсона.

— С одной стороны, вы очень много сотрудничали с корпорациями и мейджор-структурами, с другой, у вас достаточно мощный опыт независимой, практически DIY-работы без денежных вливаний со стороны. Что вам больше по душе?

— О, это интересный вопрос! Конечно же, все хотят оставаться независимыми, все хотят быть DIY. Для меня независимость очень, очень важна! Трудно работать, когда с кем-либо нужно совмещать планы или когда кто-то хочет оторвать от тебя кусок: от этих влияний проекты могут оказаться под реальной угрозой. С другой стороны, иногда очень важна финансовая поддержка. Например, когда я ездил на Кубу для записи нескольких альбомов, я работал с брендом Havana Cultura, который по факту является ответвлением ромовой корпорации. Сейчас я работаю с файлообменным сервисом WeTransfer, они поддерживают Worldwide FM. Чтобы ответить на твой вопрос проще, я скажу, что идеально найти партнеров, которые помогают развитию твоего бизнеса, но ни в коем случае не влезают в художественные решения. Это идеальный брак, и мы в постоянном поиске подобного сотрудничества. В последнее время мне становится проще работать с брендами, которые мне на самом деле нравятся, но я никогда не допускаю их к руководству проектами. Только таким образом можно сохранить независимость и свободный дух.

— Вы говорили до этого о своих компиляциях; мне кажется, это действительно важный ключ к пониманию вашей деятельности. Я недавно послушал ваш сборник, составленный из архивов Sun Ra, и это, конечно, крайне неожиданный взгляд на его музыку. Можете посоветовать несколько ваших компиляций для тех, кто никогда их не слышал?

— Была серия компиляций «Worldwide», я выпускал их на Talkin' Loud, они получились отличными. Первая часть великолепна, у нее очень чилловый вайб, там даже есть Сара Воан перед Zero 7. Я ее недавно переслушивал: не то чтобы специально включил, просто где-то рядом играла.

Другая компиляция называется «The BBC Sessions»: это коллекция треков, которые специально записаны для моего радиошоу. Там огромное количество отличных групп, сыгравших уникальные вещи; вы их больше нигде не сможете послушать в таком виде. Nerd записали безымянный трек, есть отличный трек от Björk, The Roots сделали версию песни Booker T & The MG's «Melting Pot», Dwele поет с трубачом Роем Харгроувом (он, кстати, даже не отмечен в выходных данных). У меня была возможность пригласить невероятно талантливых артистов для записи живых сессий, и это крайне приятная сторона моей радиодеятельности.

Кстати, я очень доволен пластинкой Sun Ra, которую ты только что упомянул. Для огромного количества людей его музыка очень странная — просто потому, что они слушали немного другого Sun Ra. Моя идея была сделать сборник для тех, кто считает, что его музыка слишком сложная или слишком шумная. Это пластинка Sun Ra, которую можно поставить в качестве фона в каком-нибудь кафе или баре. Лейбл Strut сделал отличную работу, и мне было очень приятно посотрудничать с участниками Sun Ra Arkestra — Маршаллом Алленом, Ноэлом Скоттом и другими ребятами. Это просто чудо, что они до сих пор играют: по моему мнению, это самая крутая группа в мире, и самое любопытное, что их до сих пор можно забукировать. Пару лет назад я пригласил их выступить на своем фестивале — это был невероятно сумасшедший гиг.

— Возвращаясь к шоукейсу Worldwide FM в Powerhouse Moscow: не могли бы вы представить британских музыкантов, которые приедут с вами в Москву?

Emma-Jean Thackray приедет со своей группой; она — невероятный музыкант и один из главных участников новой английской джазовой сцены. Помимо прочего она играет в прекрасной группе Walrus, делает очень экспериментальную музыку, а еще она — отличный диджей. Ее пластинка «Ley Lines» — один из моих любимых альбомов прошлого года.

Skinny Pelembe — еще один артист, подписанный моим лейблом Brownswood. У меня есть компания Future Bubblers, которая работает с детьми из проблемных районов по всей Великобритании, где нет никакой поддержки музыки и искусства. Мы являемся наставниками разных музыкантов из разных уголков страны; именно так я и узнал о нем. Недавно мы выпустили его дебютный альбом, и его очень хорошо приняли. Это, скорее, экспериментальный инди-поп с элементами брейкс, то есть ни в коем случае не джазовая запись. У него великолепный маленький бенд, отыгравший огромное количество концертов, так что стоит ожидать отличного выступления.

Thris Tian — один из моих партнеров по Worldwide FM и к тому же один из основателей Boiler Room (правда, он не очень любит об этом говорить). Он — невероятный ведущий, диджей и куратор. Я работаю с ним уже много лет, и он — просто потрясающий диджей, так что не пропустите.

Эльза Хьюитт — еще одна артистка, которую я нашел благодаря Future Bubblers; она делает что-то вроде экспериментальной электроники. Очень, очень интересный музыкант. Вы можете найти огромное количество ее музыки в сети; советую вам поглубже вникнуть в ее творчество.

У нас в Великобритании много действительно сильных новых талантов, и надеюсь, что мы это убедительно докажем.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ

Комментарии
Сегодня на сайте
La traviataКино
La traviata 

«Тайна падшего ребенка» Джерри Шацберга в «Гараже»

25 июня 20197510