19 марта 2019Современная музыка
42370

«Курара»: «У нас же есть Год спорта, Год театра — надо Год Кафки»

«Е-рок, браток, никаких правил»: звезды уральского рока комментируют свой новый альбом «Кафка»

текст: Александр Великанов
Detailed_picture© Анна Ульянова

«Курара» — самобытные представители современного уральского рока. У группы, 15 лет назад выпустившей дебютный альбом, есть четкое представление о собственном стиле — о том, что им подходит, и о том, что, выражаясь крылатой фразой из хита группы, «не мое пальто». При этом стиль их незаемный и собран из элементов, которые, казалось бы, друг с другом плохо монтируются. «Курара» любит музыку моторную, с грувом и драйвом. И в то же время группу, вокалистом которой является звезда «Коляда-театра» Олег Ягодин, в текстах предсказуемо тянет к литературному реализму с оттенками нуара — песням-микроновеллам обо всей (порой паскудной) правде русской жизни. Вышедший неделю назад альбом «Курары» «Кафка» содержит 10 таких историй, которые мы попросили прокомментировать Олега Ягодина и гитариста Юрия Облеухова.

«Ненастоящий мужчина»

Олег: Состояние, о котором идет речь, думаю, понятно всем, кто бывал в таких состояниях. Фразу «bad trip — тоже trip» я услышал от Паши Стрингера, человека, мощно на меня повлиявшего. И ноябрь на Урале — это особое время года.

«Человек»

Олег: Ну тут про инь-ян, что ли?

Юра: Иногда случается, что мы репетируем неполным составом, и в таких случаях появляется нечто новое и не совсем похожее на нас. В тот раз Саша (Вольхин — бас-гитарист группы. — Ред.) не мог приехать, а Олег пришел с аккордами, у меня был рифф, и мы за час-полтора придумали основу этой песни. Потом уже присоединился Саша и внес недостающее. Подобным образом была придумана «Koyaanisqatsi».

«Барнаул»

Олег: Очень интересный город. Край наших сибирских туров. В этот раз не получилось туда добраться, к сожалению. Город, на который положили болт чиновники, типа дыра мира, но какие живут люди!! Чем дальше от центра, тем чище человек, каждый раз убеждаюсь. Ну и Миша Раппопорт — все, кто пересекался с этим организатором, не забудут его никогда. Привет ему.

Юра: Эта тема долго зрела в голове и руках, сначала я ее собрал один в студии Iguana Breikaz. Потом уж мы все вместе ее разукрасили. Была мысль записать скрипки вживую с «Другим оркестром», но в итоге остановились на моем варианте.

Когда то, что бесило раньше, уже смешит, а при этом льется кровь, судят кого-то, сносят, строят и лечат, лечат.

«Кафка»

Олег: Ну вот Кафка! Весь прошлый год такой. У нас же есть Год спорта, Год театра — надо Год Кафки. Год постпанка и пост-Кафки. Когда то, что бесило раньше, уже смешит, а при этом льется кровь, судят кого-то, сносят, строят и лечат, лечат. Вот на днях сами участвовали в кафкианском замесе. И все это не имеет никакого отношения к песне :). Думал, филологи разорвут за рифму «Кафка-канавка», а ничего, пронесло. Е-рок, браток, никаких правил.

Юра: Изначально эта вещь была «ровнее» )) Но с появлением текста настроение изменилось, и поэтому припев звучит «будто из другой песни». Но для нас это вполне естественно.

«Февраль»

Олег: У меня война со своей невралгией, поэтому бросаю, начинаю, завязываю, развязываю. А еще у нас есть в центре города пруд, через который зимой можно ходить по льду, и очень красиво смотреть с моста, как идет человек по нему с одного берега на другой. Этот путь через пруд очень круто описал Н.В. Коляда в пьесе «Землемер» — лучшая пьеса конца XX века, б∗∗.

Юра: Эти рифф и бит мы с Васей (Скородинский — барабанщик. — Ред.) придумали еще во время работы над альбомом «Пуля», но в тот момент в работе было несколько треков, и эта задумка сдвинулась «на потом». Потому, наверное, это первая песня, написанная к «Кафке».

«Вечер. Осень. Музыкалка»

Олег: Моя дочь ходит на скрипку в музшколу им. Шостаковича на углу Первомайской и Гагарина. Мы идем домой, у меня температура, дочь голодная и поэтому сердится на меня, а я придумываю эту песню и не сержусь в ответ.

Юра: Появилась примерно в то же время, что и «Февраль». Придумал за десять минут и сразу — как сыграть. Олег добавил орган и предложил фагот — навеяно звуками какого-то фильма и домашнего быта.

© Александр «Ёж» Осипов
«Лярва»

Олег: Из той же серии, что и трек «Капитаны», — чистая фантазия. Мы с женой снимались во французской короткометражке. Она играла проститутку. Конечно, по сюжету в конце ее избивают, и вот съемка — она лежит, руки связаны, ей рисуют синяки, льют кровищу, а мне представляется такой сюжетец. На спине у меня набита двухголовая сущность, я ее сразу назвал «лярва». «Лярва» много чего означает, лучше не гуглить — все там не так. Еще один привет Паше Стрингеру.

«Камера. Мотор. Начали»

Олег: Я снялся в двух сериалах. Один вроде ничего, а другой — уе∗∗щный, скорее всего. Ждите, скоро выйдет (или, я надеюсь, может, и нет). Ну и мир коммерческого кино изнутри — это, конечно, опыт еще тот.

«Кикабидзе»

Олег: Про детство. Типа крылатые качели, моя малая родина — это коллективный сад, станция Исеть, такая река и Кикабидзе на радио «Маяк».

«Тополя»

Олег: Раньше не слезал с велосипеда, а теперь люблю ходить пешком. Очень люблю старые дворы, а не новоделы. И есть пара мест в городе, где растут пирамидальные тополя, как на юге, — от этого ощущение смещения реальности.

Юра: Всегда нравились песни, которые «не сыграешь на стадионе». Если говорить о нуарности альбома, то тут — самая концентрация. В качестве демо, кстати, была в три раза длиннее.

«Курара» презентует альбом «Кафка» 17 апреля в «16 тоннах» (Москва), 18 апреля в Opera Concert Club (Санкт-Петербург) и 25 апреля в TeleCLub (Екатеринбург).

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ

Комментарии
Сегодня на сайте
БиометрияColta Specials
Биометрия 

Маскировка в эпоху законов о защите данных: проект Аделины Калныни — фотографа из Латвии

17 июля 20199270
Эстетика возникает как политикаКино
Эстетика возникает как политика 

Владимир Надеин, Клим Козинский, Виктор Алимпиев, Ирина Шульженко и Василий Корецкий беседуют о границах кино- и видеомедиума с точки зрения художника, зрителя и государства

15 июля 201911720