8 октября 2018Современная музыка
55370

Ян Гэ: «Я же не бабла, чтобы всем нравиться»

Актриса, режиссер и певица о том, как она не победила в шоу «Голос», зачем записала альбом, и о том, чему ее научил Кирилл Серебренников

текст: Денис Бояринов
Detailed_picture© Петр Минаков

Ян Гэ не победила в «Голосе-6», однако стала одним из самых ярких вокальных открытий, сделанных этим телешоу за последнее время. Актриса китайского происхождения, учившаяся у Сергея Соловьева во ВГИКе и у Кирилла Серебренникова в «Гоголь-центре», самостоятельно строит певческую карьеру, при этом не оставляя театра и кино: недавно вышел ее дебютный мини-альбом «Человек не с Земля» — русский поп с неповторимым китайским акцентом. Денис Бояринов получил приглашение прийти к Ян Гэ в гости и подпал под обаяние ее непосредственности и неповторимой манеры говорить на русском, сохраненной в этом интервью.

— У вас есть музыкальное образование?

— Нет. Это, скорее всего, врожденное. Моя мама пела.

— А где пела мама?

— Она — певица. У нее есть справка, что она — певица: в Китае нельзя без справки. Она пела в клубе. Но не в таком клубе, как те, что мы сейчас знаем. В Китае была такая профессия: если человек хочет слышать какую-то песню, он приходит в клуб и заказывает ее певице, которая ему ее споет.

— Как в ресторане?

— Это был не ресторан. В такой клуб приходили конкретно слушать песни. У нее было больше всего заказов.

— Когда вы запели?

— Я очень рано начала говорить — это генами как-то передалось. Мама говорит, что, когда мне было всего семь месяцев, она брала меня в студию на запись песен. Наверное, это помогло. А я начала конкретно петь попса с трех лет. И очень хорошо пела — все слова знала.

Впервые в истории российской музыки китаянка запускает альбом на русском! Такого в жизни не было.

— И на инструментах вы не играете?

— У нас в начальной школе — до шестого класса — обязательное изучение музыки и игры на национальном китайском инструменте. Я училась три года играть на пипе — это такая китайская гитара, четыре струны, грушевидная форма. Но не могу сказать, что умею играть. Я не умею читать ноты, потому что китайские ноты другие — у нас же цифрами записывается.

— Когда вы запели со сцены? Это случилось после прихода в «Гоголь-центр»?

— Нет, раньше. Когда я поступила на первый курс во ВГИК, мне очень хотелось зарабатывать деньги. Однокурсник пошутил, что мне надо пойти в телепрограмму «Минута славы» — мол, если я ее выиграю, то мне миллион рублей дадут. В 2011 году я попала в финал этой программы и там пела.

— Выиграли?

— Нет, не выиграла (смеется). Я не хотела об этом говорить, потому что все эти телешоу не про меня. Тогда я была маленькая, и у меня была другая цель — мне просто нужны были деньги. Я не хотела стать звездой, у меня и сейчас нет такого желания.

— Что вы пели в «Минуте славы»?

— «Эхо любви». В полуфинале я пела дуэт с Мазаем, а в финале с Киркоровым.

— При этом вы не испытывали священного трепета оттого, что пели с Мазаем и Киркоровым?

— Нет. Я даже не знала, кто это такие. Я же из Китая.

— Как вам Киркоров как партнер?

(Смеется.) Тогда мне было вообще непонятно, о чем он шутил. А теперь я понимаю, что это было жестко. Я не могу его оценивать как партнера — у нас с ним не было репетиций. Он огромный, очень высокий-высокий, а я же мелкая. Он вертел меня, держал в руках, очень сложно было. Но это было так давно — семь лет назад.

Я понимала, что победа в «Голосе» ничего не изменит в моей жизни.

— Почему вы пошли в телешоу «Голос»?

— Один человек мне посоветовал идти на «Голос» — уговаривал меня целый час. А я не люблю конкурсы — не люблю доказывать, что я умею. Я считаю, что талант вообще невозможно сравнивать — зачем это нужно? Он меня очень сильно уговаривал. На следующий день я подумала, что совсем неизвестный человек и так за меня переживает — ну что мне стоит открывать компьютер и написать заявку? Это оказалось очень сложно — я час или два заполняла анкету. Чуть не сломала компьютер. Даже не поняла, отправила я ее или нет. И забыла об этом.

Спустя месяц мне позвонили, но я не подошла к телефону — естественно, звонят с незнакомого номера. Меня разыскал агент: «Ян Гэ, ты подавала заявку на “Голос”? Пойдешь?» Ну раз позвали — пойду. Взяла гитариста и пианиста из «Гоголь-центра» и пошла на кастинг.

— Каково это — сниматься в «Голосе»?

— Как и во всех шоу. Моя позиция отличалась от других участников. Там все пытаются понравиться. Я тоже была такая, когда была маленькая. Со временем — видимо, я старею — мне стало пофиг на все. Я понимала, что победа в «Голосе» ничего не изменит в моей жизни, — никто не помнит, кто что выиграл. Я относилась к участию в телешоу очень несерьезно, поэтому все песни, которые я исполняла в «Голосе», совершенно неконкурсные — я выбирала очень странные песни. Там же все пытаются петь громче и выше, я тоже так могу — но зачем? Поэтому в финале я вышла в костюме динозаврика (смеется). Это было под Новый год, я сказала Диме Билану: «Давай мы не будем стараться победить. Давай просто веселимся. Это ведь праздник. Надо просто дарить людям счастье. Давай просто сделаем смешное шоу». — «Каким образом?» — «Давай я выйду на сцену в костюме динозаврика». — «Что?? Гэша, ты понимаешь, что это сумасшедшая идея?» Да — я это понимаю. Но я знаю, что надо нести со сцены эмоции. Это намного важнее, чем что-либо. И я хочу жить таким образом, чтобы мне не указали, что делать.

Я не ждала, что у меня после «Голоса» появится продюсер и сделает из меня звезду. Я все делаю сама. Мне не нужен человек, чтобы управлять меня. Я буду делать то, что я хочу, — а получится или нет… У меня нет цели иметь успех, у меня есть цель — чтобы я жила счастливо и делала то, что мне нравится.

— Раз вы сами себе продюсер, давайте обсудим ваш дебютный альбом. Кто вам делал звук для «Человека не с Земля»?

(Хихикает.) Это очень смешно — у нас осетинский продакшен. Мы написали десять песня за три недели. Это невероятная скорость. В итоге мы решили выпустить пока четыре песни. Проверить, что нравится народу, — проверить их и мою реакцию. Мое это или не мое. Есть песни, которые тогда мне очень нравились, а сейчас я понимаю, что нужно все поменять. Но до конца года думаем выпустить еще один EP.

— Почему решено было начать именно с этих песен?

— Потому что они больше похожи на песни Ян Гэ — там есть моя личность, мой характер и мое отношение. Если я как продюсер смотрю на свой продукт, то понимаю, что сейчас мы продаем только личность. Никогда не угадаешь, какие песни могут выстрелить. А эти песни не сможет спеть Лобода или Монеточка. Это Гэшины песни.

Почему альбом называется «Человек не с Земля»? Все говорят: ты станешь звездой, ты — звезда. А я так не отношусь: я не звезда и ей не буду. Я просто человек не с Земля.

Эти песни не сможет спеть Лобода или Монеточка. Это Гэшины песни.

— Странная женщина, немножко не от мира сего — это образ или реальная Ян Гэ?

— Это и есть Ян Гэ. По крайней мере, я не из этого мира. Во мне течет китайская кровь. Меня 20 лет воспитывала другая культура. Как бы я себя хорошо здесь ни чувствовала — я другая. Я мыслю по-другому, смотрю в другую сторону. Люди боятся странностей. А я очень ценю людей, которые не боятся быть особенными. Меня мама так воспитала, что не надо бояться. Я раньше, когда была маленькая, не очень это понимала. А сейчас — мне похрен на все, на хейтеров и на кого угодно.

— А есть хейтеры?

— Конечно. Я же не бабла, чтобы всем нравиться. И это хорошо, что не все тебя любят.

© Петр Минаков

— Что для вас по-прежнему остается странным в том, как русские себя ведут и как живут, несмотря на то что вы давно здесь живете?

— Опоздания. Это в культуре, реально — даже телеэфир можно начать позднее.

— А вы никогда не опаздываете?

— В России начала опаздывать, потому что я знаю, что никто не придет вовремя. Когда я училась во ВГИКе, со мной учились финка и литовка — мы были лучшими друзьями. Поначалу мы всегда приходили на занятия раньше всех — чуть-чуть пораньше, потому что нас так воспитали. К четвертому курсу мы стали опаздывать, как и все. А в Китае опоздания всех очень бесят. Там очень жестко с этим. Даже на минуту опоздать нельзя.

У любой творческой идеи есть срок действия, как у молока.

— У вас на альбоме есть песня «Я поднимаю Восток» — это ответ рэперу Face на песню «Я роняю Запад»?

(Смеется.) Это один музыкант пошутил — он придумал эту песню. Я считаю, круто, что там поется «Я поднимаю Восток». Так и есть (смеется). Впервые в истории российской музыки китаянка запускает альбом на русском! Такого в жизни не было.

— Помимо музыки вы заняты в театре и в кино. Расскажите, что у вас там происходит.

— Мой первый полный метр «Ню», который взял «Серебряного Георгия» на ММКФ, катается по фестивалям других стран. Хочу сделать прокат этого фильма, но через три-пять лет. С апреля я готовлю съемки второго полного метра под названием «Trinity Sunday» («Троица») — надеюсь, они начнутся в октябре. Я играю там и главную роль. Еще у меня есть две актерские работы в фильмах, о которых нельзя говорить. В театре у меня выпускается два спектакля в «Гоголь-центре»: в декабре мы выпускаем «Мизантропа» по Мольеру и оперу «Барокко» — совместный проект с Большим театром.

А еще у меня есть идея запустить бренд одежды «Ян Гэ». Даже готовы эскизы вещей. Но пока на это не хватает сил.

— Вы реализуете себя как певица, актриса театра и кино, режиссер, а в какой профессии вы зарабатываете?

— На концертах пока что — заказы, корпоративы. Если начнутся съемки, то буду зарабатывать как актриса. А кино снимаю как высказывание. У нас бюджет очень маленький, и, чтобы хватило на съемки, я жертвую свои гонорары. Мне очень хочется его сделать. Я считаю, что у любой творческой идеи есть срок действия, как у молока. Если ты сейчас ее не высказываешь — она портится. Поэтому я сказала продюсеру: либо мы сейчас запускаем фильм, либо никогда. Я не знаю, что будет через год, — вдруг мне будет это неинтересно. А интерес — это важно.

— У вас на холодильнике висит фото с Кириллом Серебренниковым. Когда оно было сделано?

— Давно. Это наше день рождения — мы родились с ним в один день, 7 сентября. Я была седьмая девушка в «Седьмая студия». Везде 7. Я думаю, что это судьба.

Не могу сказать, что мы близко общаемся и за столом такие друганы. Я ему благодарна — благодарна работать с ним и в его пространстве. Он показал молодежи, что нам стоит делать и к чему стремиться. Он не читал нам лекций. Он просто сам делал так. Когда ты наблюдаешь за тем, как он работает, тебе стыдно стоять на месте. Тебе стыдно концентрироваться на вещах, которые не имеют значения, — на лишнем пиаре и тусовках. Очень хорошо, что он появился в моей жизни, — он поставил голову на место. Благодаря ему я не стала телкой. Он научил нас заниматься профессией.

Благодаря Кириллу Серебренникову я не стала телкой.

— Вы поздравляли его с днем рождения?

— Мы записывали видео и отправляли ему. У нас нет прямого контакта — это очень печально. Он не может быть плохой человек. Если бы он был плохой человек, театр за полтора года давно разрушился бы…

— Я как раз хотел спросить, как вы работаете без него эти полтора года.

— Без него очень тяжело, потому что он реально умнее всех в искусстве. Он как отец наш и учитель — наши плечи! Нам тяжело без него, но мы пытаемся продержаться, чтобы театр двигался дальше. Нам сейчас нельзя позориться.

Комментарии

Новое в разделе «Современная музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте