Великая дюжина

12 исторических альбомов 1967-го, которые изменили поп-культуру, — и как их восприняли современники

текст: Виталий Волк
12 из 12
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture
    12. ДекабрьLeonard Cohen — «Songs of Leonard Cohen»

    В 1965 году разменявший четвертый десяток Леонард Коэн отправился в Нэшвилл, рассчитывая стать исполнителем кантри, но в итоге оказался в нью-йоркском Гринвич-Виллидж и стал писать песни. К этому моменту он уже был относительно известным в родной Канаде поэтом и писателем, но эта известность ничего не значила в США. Певица Джуди Коллинз, у которой ему удалось добиться аудиенции с помощью знакомого канадца, взяла две его песни для своего альбома «In My Life»; она же надоумила его начать петь и выступать самому, потом он подружился с Лу Ридом и Нико, попался на глаза продюсеру Джону Хаммонду, который искал «нового Боба Дилана», — и все завертелось.

    Дебютный альбом немолодого, немодного и меланхоличного канадского барда собрал в момент выхода резко поляризованную критику — например, Артур Шмитт из Rolling Stone написал, что на альбоме три отличные песни, одна хорошая, три плохие, а три — «горящее дерьмо» (это цитата) и что Леонард Коэн — прекрасный поэт, но это еще не делает его хорошим сочинителем песен. А критик New York Times Донал Хенахан без восторга поставил его «где-то между Шопенгауэром и Бобом Диланом по шкале отчуждения». Пластинка тем не менее пришлась по вкусу образованной молодежи и разошлась неплохим тиражом, а спустя полвека стало очевидно, что она была феерическим стартом гениального сочинителя песен.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Светлана Барсукова: «Глупость закона часто гасится мудростью практических действий»Вокруг горизонтали
Светлана Барсукова: «Глупость закона часто гасится мудростью практических действий» 

Известный социолог об огромном репертуаре неформальных практик в России (от системы взяток до соседской взаимопомощи), о коллективной реакции на кризисные времена и о том, почему даже в самых этически опасных зонах можно обнаружить здравый смысл и пользу

5 декабря 20221695
Григорий Юдин о прошлом и будущем протеста. Большой разговорВокруг горизонтали
Григорий Юдин о прошлом и будущем протеста. Большой разговор 

Что становится базой для массового протеста? В чем его стартовые условия? Какие предрассудки и ошибки ему угрожают? Нужна ли протесту децентрализация? И как оценивать его успешность?

1 декабря 202214017
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь»Вокруг горизонтали
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь» 

Сможет ли Web 3.0 справиться с освобождением мировой сети из-под власти больших платформ? Что при этом приобретается, что теряется и вообще — так ли уж революционна эта реформа? С известным теоретиком медиа поговорил Митя Лебедев

29 ноября 20224827
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?»Вокруг горизонтали
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?» 

Горизонтальные сообщества в военное время — между разрывами, изоляцией, потерей почвы и обретением почвы. Разговор двух представительниц культурных инициатив — покинувшей Россию Елены Ищенко и оставшейся в России активистки, которая говорит на условиях анонимности

4 ноября 202213496
Чуть ниже радаровВокруг горизонтали
Чуть ниже радаров 

Введение в самоорганизацию. Полина Патимова говорит с социологом Эллой Панеях об истории идеи, о сложных отношениях горизонтали с вертикалью и о том, как самоорганизация работала в России — до войны

15 сентября 202213940
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202267973