29 ноября 2013Современная музыка
213740

«Нервы»: «Кто тебя просил лезть? Что ты вообще знаешь о роке?»

Участники рок-группы, у которой сто тысяч поклонников «ВКонтакте», объясняют, почему для них умер рок, и отвечают критикам из YouTube и «Коммерсанта»

текст: Денис Бояринов
Detailed_picture© «Нервы»

Разговор с тремя участниками популярной «ВКонтакте» украинской рок-группы проходил в такси, медленно волочившемся по московским пробкам, и закончился неожиданно — горячей дискуссией с таксистом о том, спивается ли русская нация. Трое двадцатилетних из «Нервов» — эмоциональный Женя (вокалист и автор песен, в перуанской шапке с помпонами), рассудительный Влад (гитарист и тоже вокалист, в импозантной шляпе) и расслабленный Тоша (барабанщик, в черной бейсболке, в ушах тоннели) на разные лады пытались втолковать своему оппоненту, степенному водиле около пятидесяти, что дело совсем плохо, «бухают по-черному»! Таксист держался позиции, что на Руси так пьют уже 400 лет и при нашем климате без ста грамм никак. Спор закончился тем, что машина привезла «Нервов» к студии радио «Спорт», где субтильный Женя, похожий на воробушка, должен был исполнить в прямом эфире песню «Турники», пропагандирующую ЗОЖ:


«Нервы», чьими делами занимается продюсер Юрий Бардаш, какие-то слишком правильные, как профессиональные видеоклипы, которые для них снимают. Пишут песни, давящие на все болевые точки тинейджерской души, поглощены своей музыкой и катанием на лонгбордах, выступают в летних лагерях с агитацией против наркотиков по просьбе ФСКН. Эта правильность смущает троллей из интернета, которые с первого клипа заподозрили в «Нервах» почему-то сынков олигархов, и музыкальных критиков, которые видят в них местную «Ханну Монтану», замешенную на альтернативном роке, — хорошо упакованный продюсерский проект, адресованный юношеству. Кто же такие «Нервы» на самом деле? Простояв с музыкантами час в московских пробках, Денис Бояринов пришел к выводу, что они — простые и непосредственные украинские парни с гитарами.

— Я читал намедни ваше интервью, данное сайту «Афиша-Волна». Мне запомнилась одна фраза — твоя, Женя, — что рок уже мертв…

Тоша: Это я обычно говорю.

— Что вы имели в виду? Очень странно это слышать от молодых парней, которые играют на гитарах, басу, барабанах и банджо. Как же это «рок умер»?

Женя: Мне кажется, что рок все-таки — это не стиль в музыке, это культура всей жизни. Сейчас это можно назвать построком, позерством или чем-нибудь еще, не знаю. Но зачем говорить, что это тот рок, который был? Если говорить о нас, то мы играем свою музыку и стараемся, чтобы она была честной, чтобы она не уходила от традиций. Мы ценим историю рока.

Тоша: А то, что мы перегружаем гитарой, — так нам это просто нравится!

Женя: Просто стыдно, когда некоторые группы говорят, что рок играют. Лучше сказать, что рок умер, чем от них это слышать. Хрен знает кто вообще лезет!

Русский рок давно перестал развиваться в музыкальном плане.

— Вы в русском роке вообще никого, что ли, не уважаете?

Тоша: Поэты все классные.

Женя: Русский рок давно перестал развиваться в музыкальном плане. Группа «Кино» — это круто. А то, что дальше продолжается…

Тоша: Группа «Кино» не продолжается.

Влад: Есть Земфира, она делает что-то новое. Не знаю, можно ли это назвать роком, но это интересная музыка — у нее есть интересные аранжировки, идеи, мысли.

Женя: У «Сплина» очень крутые идеи, песни, музыка, тексты прекрасные. Есть группа «Седьмая раса»...

Влад: Вот это уже ближе к року. Но и то они в андеграунде.

Тоша: Конечно же, есть группа Sunsay. Можно перечислить, действительно, десяток или два интересных групп, но сказать, что все они пользуются популярностью у людей, к сожалению, нельзя. Людям куда интереснее послушать музыку с прямой бочкой и битом 120 ударов в минуту.

«Нервы» — «Перегорели»


На новом альбоме «Я живой» «Нервы» — сознательно или нет — копируют многие клише альтернативного рока. Можно вспомнить Nirvana, Green Day, Deftones, Placebo и ту же «Седьмую расу». А можно не вспоминать.

— То есть когда вы говорите, что рок мертв, вы имеете в виду, что он больше не интересен людям?

Женя: Умер и в людях, конечно же. Я очень люблю нашу публику, но мне порой бывает немного грустно, когда передо мной стоит тысяча человек и я говорю что-то о музыке, например, про группу Red Hot Chili Peppers, которая суперизвестная — и то о ней знает всего какая-то малая часть…

Влад: Что же говорить про группу Soundgarden...

Женя: Да, или когда про Alice in Chains говорю, то все вот так смотрят — и «Э-э-э, что ты сказал?». Никто не понимает, что это за музыка. Никто не знает, как вести себя на концерте, где играют вживую. Сейчас любят стоять с айпадами, с айфонами и снимать на камеру, потом дома выкладывать ролики «ВКонтакте», а потом эти же люди сидят в группах «истинных рокенрольщиков» и качают цитаты музыкантов, всяких там Слэша и Стива Вая, — короче, любой пост с картинкой, где человек кидает козу (издевательски): «Вау! Круто! Рок!».

Влад: Что очень странно, потому что как раз в интернете сейчас молодое поколение может развиваться музыкально — можно выбирать, что слушать. Что угодно! По радио играет полная фигня, по телику — полная фигня, вообще не показывают ничего интересного.

Я не понимал, что происходит: какая-то дикая несправедливость — я просто родился на Украине и меня за это душит огромный чечен?

Женя: Но люди все равно не выбирают.

— У вас сто тысяч человек поклонников «ВКонтакте». Почему вы им не подбрасываете нормальную музыку — например, Alice in Chains и Soundgarden?

Женя: Мы этим занимаемся, дружище, ты чего? Как раз я больше всего хочу добиться не того, чтобы все вокруг слушали «Нервы». Мы говорим: «Ребята, откройте глаза, столько вокруг прекрасного, и жизнь сама по себе — очень крутая штука». Если расслабиться на секундочку и подумать: «Эй, посмотри, подо мной асфальт, у меня две ноги, я иду по дороге, а сверху голубое небо, и все в порядке, я иду, и все хорошо». Уже отлично! А плюс к тому же еще есть столько прекрасных, клевых групп. На каждом концерте мы говорим, что есть вот такие-то и такие-то группы, мы говорим об этом в интервью, мы выкладываем свои плейлисты и посты с новой музыкой «ВКонтакте». Мы стараемся пропагандировать не только музыку, но и спорт. Мы пытаемся выманить людей на улицу и научить наслаждаться жизнью.

«Нервы» — «Sk8»


Вторая вещь после музыки, которая интересует участников «Нервов», — это безопасное («только в шлемах») катание на скейте. На «Я живой» они сложили своему увлечению гимн.

— А что это за недавняя история, что ты катался ночью на скейте, а тебя милиционеры…

Женя: Приняли? В Петрозаводске. Я катался ночью, потому что не хотелось спать, да и спать не получалось, мы жили в гостинице, где очень громко играла музыка, была дискотека, и, короче, я думаю: «Проедусь на скейте, покатаюсь». Думаю: «Не буду брать с собой ни телефон, ни паспорт, а то еще мало ли — какие-нибудь гопники отх*ярят и отберут паспорт или телефон». Думаю: «Ну, нафиг — лучше просто отх*ярят и ничего не заберут». Поэтому я вышел без паспорта, без телефона — мало ли что за город Петрозаводск. И катался себе спокойно. Просто еду, короче, и проезжаю мимо ментовской тачки. И они, типа: «Б-э-бэп» — мне сигналят. Ну, думаю: «Я же просто еду нормально, никого не трогаю». Проехал дальше, помахал рукой — «Здрасьте!». В итоге они меня догоняют: «Слышишь, ты что, больной на голову — кататься? Ты, типа, злостный нарушитель». — «Ой, все, извините, я пошел». Они: «Что ты говоришь? Может, ты хочешь с нами посидеть, поговорить?» О'кей, конечно, без проблем — сяду, поговорю. Сажусь в их машину, думаю: «Я же адекватный человек, я же не отпираюсь». Они начали меня прессовать в стиле: «Что? Ты — самый злостный нарушитель, катаешься тут. Ты ехал по проезжей части! Мы могли тебя сбить, сели бы все в тюрьму!».

Что контролировать? Жрем мы немного, а все остальное нам нужно для развития музыки.

На дороге вообще никого не было — пустейший город, тишина. Но они прессуют меня, где мои документы. А когда я еще сказал, что я с Украины: «Ну все — ваши погранцы нас прессовали на границе, а мы должны тебя просто так отпустить? Не мечтай». Потом в итоге побазарили-побазарили, и они отвезли меня в гостиницу. «Ну и ладно, — думаю, — за такси не пришлось платить».

— Денег не просили?

Женя: Нет. Я когда просидел с ними полчаса, хотел свалить, говорю: «Ребята, можно вам сто рублей дать?» Они такие: «Что?! Взятку хочешь дать?! Не берем!» Я: «А тысячу?» — «Что?! Взятку хочешь дать?!» Я: «Не, не хочу».

— Тебе когда-нибудь приходилось сталкиваться с неадекватным обращением в России из-за того, что ты с Украины?

Женя: Нет. Когда мы были с Владом в гостинице, там наш один товарищ набухался жестко, орал, мы его еле завезли в номер. В коридоре к нам вышли какие-то чуваки — чечены, типа:

— Чего вы тут орете?

— Это не мы, это кент, все, мы его закрыли — не беспокойтесь.

— Чего, короче, вы тут ходите утром?

А он здоровый такой, два метра. Мы, типа:

— Да ниче-ниче, мы в номер идем.

— Вы откуда?

— С Киева.

— С Киева?!

Ну и как он схватил Влада за горло и начал душить...

© «Нервы»

— Это тоже было в Петрозаводске?

Влад: Это было в Чебоксарах. Я не понимал, что происходит: какая-то дикая несправедливость — я просто родился на Украине и меня за это душит огромный чечен?

— Так, и что было дальше?

Влад: Да ничего, мы потом как-то разошлись.

Женя: Еще как-то чечены чуть не зарезали меня с моим другом.

Влад: А, и Тошику как-то раз дали по лицу. Но не за то, что он хохол, а за то, что он дерзкий.

Тоша: Они меня чуть не сбили на пешеходном переходе, а я им фак показал.

Женя: Ну, блин, всяких историй хватает.

— А вы в Киеве живете?

Женя: Да.

— В одной съемной квартире.

Женя: Да, так и есть.

Тоша: Это удобно и весело.

Влад: У нас там еще комната со студией, то есть нам не нужно созваниваться, встречаться для того, чтобы там что-то решать, обязательно забивать репетицию. Мы можем просто зайти в соседнюю комнату и начать что-то придумывать.

© «Нервы»

— Квартиру вы сами оплачиваете или лейбл Kruzheva Music?

Женя: Если у нас есть лавэ, конечно, мы платим в большинстве случаев.

Влад: Но в любом случае деньги, которые идут на квартиру, идут с того, что мы получили за концерты.

Женя: То есть такой расклад: либо платим мы из своей личной карманной зарплаты, которая есть у каждого, либо мы платим за квартиру из бюджета нашей группы.

— Вы контролируете то, что зарабатываете?

Женя: Да, конечно, контролируем. Собственно, что контролировать? Жрем мы немного, а все остальное нам нужно для развития музыки: на ту же студию, на музыкальное оборудование, на запись. Нам пока расписывать бюджет особо не надо, потому что у нас нет никаких особых прихотей.

— Ваш продюсер Юрий Бардаш мне говорил, что у него нет договоров с артистами, с которыми он работает. Все основано на доверии.

Женя: Так и есть.

«Нервы» — «Самая обычная»


«Нервы» утверждают, что сведением и мастерингом нового альбома занимались сами. В домашней студии на съемной киевской квартире.

— На вашем новом альбоме есть песня «Критика». Кому она адресована? Что это за критики вас достают?

Женя: Критики — это основная часть людей, которые нас слушают и не слушают. Потому что, какая бы песня у нас ни вышла, нас в первую очередь начинают судить и писать всякие нелестные, гадкие комментарии.

Влад: Людям нужно высказывать свое мнение, даже если оно в принципе не может быть объективным. Двенадцатилетний мальчик, который не может отличить Джастина Бибера от собаки, пишет о том, что в «такой-то песне ему гармония не понравилась». Ты что, уе**н? Откуда ты вообще знаешь это слово «гармония»? Но ему обязательно нужно сказать свое у***ое мнение, написать его на YouTube, и причем чтобы его залайкали такие же уе**ны.

Женя: Ну да, типа, пишут там: «это не рок, это х**ня». Кто тебя просил лезть? Что ты вообще знаешь о роке? Раздражают комментарии типа: «сынки мажоров, напокупали себе гитар и выделываются».

Влад: Когда только вышел первый клип, в интернете сразу начали писать: «О, это дети олигархов! Нефтяники какие-то. Смотрите, вторые “Ранетки”!» Мы думаем: «Блин, мы год сидели в подвале, не выходили оттуда вообще, сочиняли, занимались всем этим» — и просто становится обидно.

«Нервы» — группа для малолетних телочек или что?

Женя: Да, это было жестко. У нас тогда все было впритык, и у нас тогда ни зарплаты, ни концертов — ничего не было, только первый клип выходил. Мы тогда, если шаурмы похавали, уже счастливы. А тут мы сидим в подвале и читаем комментарии, что мы — дети олигархов. И это настолько не то чтобы глупо, а неприятно, понимаешь, что это какой-то идиот без головы написал, который оставил ее в утробе матери, блин. Мне обидно то, что люди, которые такое пишут, ходят по улицам, и они глупые, они абсолютно глупые, они ничего не делают, ничего собой не представляют, но они могут критиковать кого-то. Есть критики профессиональные, так может быть, оставить им это, раз уж они решили, что это их работа — давать рецензии? Мне много чего не нравится, но я об этом говорю, когда меня об этом спрашивают. А если меня не спрашивают — я молчу, я же не хожу, всем не кричу: «Ребята, вы все дерьмо!»

«Нервы» — «Кофе — мой друг»


Пожалуй, самая известная песня «Нервов».

— Готовясь к нашему интервью, я выписал пару цитат из профессиональных критиков, хотел их на вас проверить.

Женя: Давай.

— Вот, например, пишет критик по имени Вадим Пономарев о том, что он услышал на вашем альбоме: «Эти истерики, правдорубство, максимализм, чувство собственного достоинства, попытки разобраться, что почем в этом мире. У девочек такое состояние называют ПМС, а у мальчиков это зовется тин-роком».

Влад: (иронически) Догадался, раскусил.

Тоша: Молодец!

— А как вы относитесь к термину «тин-рок»? Вы его прежде слышали? Что это вообще такое, по-вашему, — тин-рок?

Влад: Это говорит уже сразу о том, что музыка ориентирована на какую-то аудиторию, у нее есть какая-то мишень. У нас же музыка и есть мишень, понимаешь? Мы делаем музыку ради музыки. Это первое. Понятно, что есть миллион как бы побочных целей, но основное — это хочется развиваться конкретно в музыке, то есть делать свое творчество ярче.

Женя: Я могу сказать, что нашему продюсеру нравится наша музыка, но ему же не пятнадцать лет.

— Но он же — продюсер, может, она ему нравится по каким-то другим причинам?

Женя: Нет, она ему нравится по-человечески.

Тоша: Если бы она ему не нравилась, то он вообще не имел бы с нами дела никогда.

Женя: Много знакомых моих, которым уже за сорок лет, и много людей на концертах, которым уже за тридцать, говорили, что им нравятся наши песни. Мне обидно за тех людей, которые слушают нас и не считают, что это тин-рок. Я бы сказал, что этот критик не прав, оскорбляя этих людей, наших слушателей, которым далеко не пятнадцать лет, а даже за тридцать и которые образованные, грамотные, душевные люди, приятные, хорошие и культурные… Я не знаю, зачем такие вещи говорить. Если послушать музыку, то можно понять, что она не ориентирована специально ни на какую аудиторию. И она может зайти абсолютно разным людям, любому человеку, потому что изначально, когда я пишу, я не думаю ни о чем вообще, я просто пишу то, что я чувствую, ощущаю.

© «Нервы»

— Вот есть более сдержанная рецензия от газеты «Коммерсантъ». Пишут следующее: «Может быть, “Нервы” когда-нибудь и станут нашими Placebo, но пока это все еще бесконечный сериал “Школа”».

Влад: Мне кажется, эти люди очень поверхностно слушали альбом, и они подвластны мнению со стороны. Естественно, самая активная аудитория, которая у нас есть, — это девочки возраста от четырнадцати до восемнадцати лет, ну понятно, почему она самая активная. Они бесятся, они всегда на виду. И по-любому если снимать видео с концерта, то это будут они, которые бегают со слезами на глазах, кричат, визжат и все такое. И, следовательно, что? «Нервы» — группа для малолетних телочек или что? Если послушать музыку — вряд ли. По крайней мере, я так не считаю.

— Давайте вернемся к тому, кем вы хотите стать. Хотите ли вы стать нашими Placebo?

Женя: А мы уже есть — группа «Нервы». Мы стали собой достаточно давно.

Тоша: Хочется просто расти, бесконечно развиваться и все время открывать для себя новые музыкальные решения, развиваться и духовно, и…

Женя: То, к чему мы хотим прийти, к сожалению, мне кажется, никто глазами не увидит. Ни один критик не напишет о том, к чему мы действительно стремимся. Нам не нужно стать русскими Placebo, или Metallica, или кем угодно. Мы — уже группа, мы — «Нервы», мы — друзья; мы делаем музыку и очень счастливы, что занимаемся тем, чем занимаемся. Мы только надеемся, что в будущем у нас появится больше людей, которые будут ценить нас не по своим стереотипам, а по существу, вот. Ну и вообще все пойдет в сторону чего-то хорошего в плане музыки — в нашей стране и во всех странах.

— То, что происходит с музыкой на Украине, вас тоже не устраивает?

Женя: Знаете, песня «Боже, какой мужчина» как у вас крутится из каждой дырки, так и у нас.

Презентация альбома «Я живой» состоится 1 декабря в Москве (Arena Moscow), 7 декабря в Санкт-Петербурге («Зал ожидания») и 13 декабря в Киеве (Bingo).

Комментарии
Сегодня на сайте
Мужской жестКино
Мужской жест 

«Бык», дебют Бориса Акопова, получил главный приз «Кинотавра». За что?

19 июня 201913610
Рижское метроColta Specials
Рижское метро 

Эва Саукане реконструирует советскую утопию — метрополитен в Риге, которого не было

19 июня 201911450
Что слушать в июнеСовременная музыка
Что слушать в июне 

Детский рэп Антохи МС, кинетическая энергия Дмитрия Монатика, коллизия Муси Тотибадзе и еще восемь российских и украинских альбомов, которые стоит послушать

19 июня 201914650