23 августа 2021Искусство
5646

ЦСИ ARKA и Арктика

Куратор Кристина Дрягина о новом ЦСИ в Архангельске

текст: Валерий Леденёв
Detailed_picture© Григорий Аншуков

COLTA.RU продолжает следить за организацией новых центров современного искусства по всей стране. Куратор одного из них, ЦСИ ARKA, Кристина Дрягина рассказала арт-критику Валерию Леденёву о первых проектах и дальнейших планах работы центра, о локальной художественной сцене Архангельска и о том, как работать куратору, живущему на Русском Севере.

— Центр современного искусства ARKA открылся несколько месяцев назад. Расскажи, что это за институция и как вы планируете развиваться в будущем.

ARKA открылась 5 марта 2021 года. За пять месяцев мы запустили несколько направлений работы центра: арт-резиденции, образовательная программа «ЦСИ Студии» для молодых художников Севера совместно с Центром социальных инноваций в Архангельске (кураторы — Маша Бирюкова и Сусанна Воюшина), партнерская программа поддержки проектов для локальных самоорганизаций и издательская программа для местных авторов.

Темой первого года ARKA мы объявили «Искусство в общественном пространстве». Мы посчитали, что должны выстроить диалог с городом и выйти к людям, а не аккумулировать всю работу в наших стенах. В июне открыли первый из двух ключевых проектов — программу развития паблик-арта с ключевым ее проектом City Says («Город говорит»), идейным вдохновителем которой стала наш директор Наталья Щукина. В Архангельске и до этого существовал стрит-арт, но в проекте нам важно было обозначить осознанный подход к тому, как искусство, основанное на исследовании, может функционировать в общественном пространстве и влиять на городской ландшафт.

Нарастающая динамика этих процессов оказалась возможной благодаря поддержке Алексея Чилибанова, директора Дома молодежи Архангельской области, и Министерства по делам молодежи и спорту.

Сегодня у нас есть проектный офис, а после ремонта откроется полноценное галерейное пространство, но это не все. Нам интересно открывать новые имена молодых художников Севера и помогать им в их профессиональном становлении, в том числе за пределами города. В следующем году мы планируем развивать уже действующие направления в центре и расширять их на международную аудиторию профессионалов. У Баренцева региона для этого существует большой потенциал, и мы знаем, как с ним работать.

Кристина ДрягинаКристина Дрягина© Любовь Смирнова

— Первой вашей выставкой был проект «CoVibe19». Как он был устроен?

— В качестве дебютного проекта нам показалось важным осмыслить опыт пандемии через призму телесности. «CoVibe19» был выставкой видеоработ, собранных по всему Северо-Западу России кураторами Марго Румянцевой и Марией Сапижак. Участников набирали по итогам открытого конкурса, им предлагалось создать видеоработы прямо в их собственных квартирах на основе сценария-инструкции.

Во время резиденции художниц в Архангельске мы создали лабораторию живого перформанса «Близость» для местных жителей. Мы хотели отрефлексировать опыт, который возник у людей после локдауна, когда нам снова нужно было научиться друг друга чувствовать и узнавать. Ее итогом стал одноименный перформанс с элементами вербатима, в котором участники, перемещаясь в пространстве выставки, рассказывали о своем опыте переживания близости.

Вторую резиденцию мы провели в партнерстве с Кариной Семаковой и командой независимого культурного пространства «Объект 32» (Архангельск) Евгенией Скворцовой и Евгением Томиловым. Нашим коллегам интересно было поработать с нераскрытыми страницами истории города — в частности, с историей типографии «Правда Севера». К нам приехала арт-группировка «ЗИП». Художники провели в городе почти месяц, изучая историю типографии и общаясь с ее работниками, и в итоге создали первую в Архангельске интерактивную инсталляцию «Временное место». Своим обликом она отсылает к наборным кассам, где хранились печатные литеры, и при этом создает метафору времени, которая иллюстрирует перемещение цехов типографии с места на место. Сейчас работа установлена у здания историко-архитектурного комплекса «Гостиные Дворы», где с 1920 по 1980 год находились цеха типографии, но вскоре она переедет в здание бывшего издательского комплекса «Объект 32».

© Предоставлено ЦСИ Архангельск

— До открытия ARKA ты делала Arctic Art Forum, а также была одной из создательниц Арктического института искусств.

— Наша команда образовалась из разных самоорганизаций, которые создавались для развития искусства на Севере. В 2019 году коллектив «Солнце маори», руководителем которого тогда являлась директор центра Наталья Щукина, провел серию творческих экспедиций в Архангельскую область. Экспедиции в большей степени были посвящены развитию уличной культуры и поиску единомышленников и неравнодушных к искусству людей. Тогда в локальном сообществе все чаще стал звучать запрос на развитие компетенций в регионе и на специалистов, знающих особенности этих территорий, которые могли бы оказать поддержку местным инициативам.

В Архангельске в период с 2013 по 2017 год прошли три международных фотофестиваля с участием художников из северных стран и уже работала первая международная арт-резиденция. В 2016 году я присоединилась к Арктическому институту искусств, и вместе с коллегой, Екатериной Шаровой, мы создали Arctic Art Forum. Первый форум был посвящен телесным знаниям и практикам, которые присутствовали на Севере с давних времен. В 2017 году темой форума была «Медленная культура». Мы работали с визуальными кодами в локальном прикладном искусстве и их восприятием в контексте нынешних креативных индустрий. В 2018 году с нами сотрудничала куратор Мей Жету, предложившая тему «Карты смыслов». В 2020 году все события форума проходили онлайн, а ключевым из них стал симпозиум «Взаимозависимость как необходимость», организованный творческим объединением кураторов «ТОК». Четвертый форум был назван «Экосистемы невидимого», где для меня особенно важным стал вопрос программного подхода к проделанной работе и условий, в которых она будет создаваться дальше.

© Мария Плюснина

— Художественная среда Архангельска — как она складывалась исторически и как устроена сейчас?

— В становлении художественного контекста Архангельска играли роль многие культурные процессы, происходившие в городе еще с середины 1980-х годов. Взять хотя бы перформанс «ГЛСНСТ» («Гласность», конец 1980-х) известного музыканта Владимира Резицкого и джаз-группы «Архангельск» или фестивали «Террор-инкогнита», «Черная точка» и «Прикосновение», проходившие в 2000-е годы и сформировавшие поколение зрителей и профессионалов, желавших работать с новым, еще не известным широкому кругу искусством. Независимый театральный коллектив «Девка Крюкова» Евы Валиевой и Марины Даниловой развивал эстетику новой драмы в период 2000-х в Архангельске и Северодвинске.

Театр в принципе сыграл важную роль в культурном становлении города. Люди моего поколения знают международный фестиваль уличных театров, который проводится в городе с 1990 года. Его организовал областной молодежный театр, чьим художественным руководителем является Виктор Панов. Он сильно повлиял на многих молодых артистов, которые сегодня сформировали собственный художественный путь. Он повлиял и на меня. Важным для меня проектом был перформанс «Живые течения» (2018), сделанный с моими коллегами хореографом норвежского театра «Самовар» Николаем Щетневым и режиссером Евой Валиевой. Мы организовали пластическую лабораторию и занятия по документальному театру — театр и танец как искусство в Архангельске хорошо представлены, и у них есть аудитория. Для участия в показе мы отобрали семь артистов, основываясь на том, насколько близким окажется для них метод, который мы выбрали. Вместе мы исследовали чувственный опыт человека, живущего на Севере. Нам интересно было осмыслить это пространство, раскрыть личные истории, из которых потом мог родиться общий сценарий. Мы создали фокус-группу, куда вошли 100 человек, которые родились на Севере. Всем задавались одни и те же вопросы. Например: какого цвета Север? Если Архангельск — объект, то какой? Люди отвечали одно и то же, хотя не были знакомы. На основе ответов мы написали сценарий, где отразили проблемные моменты, которые волновали людей. Премьерный показ состоялся 29 ноября 2018 года в Архангельском театре драмы. Затем мы создали сайт-специфик-версию перформанса на фестивале «Тайбола» в Архангельской области — играли его на берегу реки. Отыграли его на фестивале «Точка доступа» в Петербурге и в последний раз показали в Москве в Дарвиновском музее, адаптировав под пространство.

До недавнего времени наша среда казалась мне очень фрагментированной, хотя в последние два года я и мои коллеги стали замечать обратное. Возможно, на это повлияли пандемия, локдаун и изоляция, а возможно, пришло понимание того, как, объединяя материальные и нематериальные ресурсы разных участников, работать становится легче. Особенно когда делить в общем-то нечего и все делают одно общее дело. Хочется, чтобы мы подольше оставались в таком состоянии и развивались вместе.

© Иван Лягачев

— По опыту общения с коллегами сложилось ощущение, что Север, как правило, рассматривается в его целостности. Не так часто звучат разговоры о локальном современном искусстве или кино, как о культуре Севера вообще.

— Север хранит в себе глубинное, историческое знание, но по-прежнему остается нераскрытой территорией для Центральной России. Местный художественный контекст остается невидимым в силу удаленности региона от «центра» и тех специфических условий, в которых приходится работать художникам. И тем не менее художественные процессы активно развивались здесь всегда, я вижу, насколько они разнообразны. Взять хотя бы международный кинофестиваль стран Арктики Arctic Open, где можно увидеть премьерные фильмы режиссеров северных стран и регионов России. В его работу вовлечены команда из Северного (Арктического) федерального университета, все ключевые киноплощадки города, театр и музейное объединение.

© Олег Самойлов

— На чем ты сейчас хотела бы сосредоточиться в своей работе? Что тебя интересует как куратора, работающего в Архангельске?

— Чтобы работать с местным контекстом, важно знать его историко-культурные особенности. Архангельску в этом году исполняется 437 лет. Наш город богат на смыслы, и мне интересно подходить к осмыслению Севера с разных сторон. Северные территории России тесно связаны с другими северными странами. В 1993 году была подписана Киркенесская декларация о сотрудничестве в Баренцевом Евро-Арктическом регионе. Исторически многие вещи, связанные в том числе с современной культурой, приходили на Русский Север в первую очередь из-за рубежа, а уже затем из Центральной России. Сегодня мы активно участвуем в кросс-культурных обменах, ездим друг к другу в гости. Это позволяет чувствовать себя частью чего-то большего и пополнять собственный профессиональный опыт.

В 2020 году я сделала онлайн-выставку «Возвращение. Салъярд. Homecoming», посвященную истории повседневности коренного народа Севера — ненцев. В нее вошли экспонаты из коллекций Музея художественного освоения Арктики им. А.А. Борисова из Архангельска и Музейного объединения Ненецкого автономного округа. На выставке были представлены работы семи художников, созданные в период с 1930 по 1995 год, которые традиционно мыслятся как примитивистские. Я сделала их исторический срез и хотела представить их в отличном от привычного понимания ключе. Мне в принципе интересна работа с деколониальной историей и тем, как в нее можно вписать пространство Севера. Я бы хотела взять эту оптику за основу. Осмыслить опыт коллективной травмы и тот потенциал для возможных трансформаций, который существует в том числе в Архангельске и который может привести к новым решениям и новому пониманию художественного языка.

Этот материал мы подготовили при поддержке проекта She is an expert — первой базы женщин-эксперток в России. Цель проекта — сделать видимыми в публичном пространстве мнения женщин, которые производят знание и готовы делиться опытом.

Ищите здесь эксперток для ваших событий.

Регистрируйтесь и становитесь экспертками.


Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
Опасный ровесникОбщество
Опасный ровесник 

О чем напоминает власти «Мемориал»* и о чем ей хотелось бы как можно быстрее забыть. Текст Ксении Лученко

18 ноября 20216725