20 ноября 2019Десять с лишним
11057

Десять с лишним. Искусство

Надя Плунгян разметила хронику российского искусства 2010-х

текст: Надя Плунгян
Detailed_picture© Юлия Яковлева

2010-е годы в российском искусстве я назвала бы временем не столько отдельных фигур, сколько больших явлений и подводных процессов, подготовивших смену поколений и обозначивших конец постмодернистской эпохи. После борьбы за PERMM Россию покинул Марат Гельман, вслед за ним уехала и Екатерина Дёготь (открыв в 2008 и 2009 годах проекты «Борьба за знамя» и «Кудымкор — локомотив будущего» и разорвав отношения с Кольтой). Сошли со сцены, были упразднены или переименованы яркие институции эпохи девяностых-нулевых (ГЦСИ, Московская биеннале, журнал «Артхроника», галерея Гельмана), на смену им пришли крупные неомодернистские арт-центры и структуры западного типа — «Гараж», Еврейский музей, V-A-C, ММСИ, «Эрарта», Ельцин-центр, «Заря», «Стрелка» и другие; в этот список вполне можно внести и ГТГ Зельфиры Трегуловой, и ГМИИ Марины Лошак с их новыми концепциями развития, и даже российскую версию The Art Newspaper, запущенную Инной Баженовой.

В то же время эпоха тотальной иронии и реактивных действий осталась в прошлом. XX век закончился на самом деле, и это событие требовало серьезного осмысления. Серьезность — вот наиболее заметная и конфликтная тема 2010-х, определившая и разлом между поколениями, и траектории развития искусства и критики.

Пока шел разговор о «новых скучных» и формировались войска левого искусства (первые шаги делала группа «Что делать», а «Монстрации» понемногу придавливались властью и поневоле перетекали в политический жест), в фокусе истории (как всегда на переломах!) оказались шестидесятники. В 2010 году, за год до смерти ученого, фонд «Русский авангард» завершил издание фундаментальной серии из нескольких десятков книг Селима Хан-Магомедова, посвященной архитекторам 1920-х — 1930-х. Одновременно вышла книга Феликса Новикова и Владимира Белоголовского «Советский модернизм: 1955–1985» (Tatlin, 2010 год): ее следствием стали XIX Венский архитектурный конгресс (2012), посвященный позднесоветской архитектуре, известная петиция в защиту памятников советского модернизма и в конце концов создание независимого Института модернизма.

Термин «советский модернизм», вполне принятый и утвержденный в истории архитектуры, все еще вызывал неприятие у искусствоведов. Встраивать советскую живопись в европейские контексты никто не спешил. Вместо этого были заново утверждены и даже оформлены в отдельные институции основные термины-ярлыки послевоенного времени: «русский авангард», «русский импрессионизм», «русский реализм» нашли свое отражение в Энциклопедии русского авангарда и двух крупных частных музеях — Музее русского импрессионизма и Институте русского реалистического искусства. В Манеже прогремела тенденциозная выставка «Романтический реализм», рядом открылась ретроспектива главного портретиста Сталина Александра Герасимова. При этом с десятилетним запозданием, но все-таки вышла в русском переводе коллективная монография «Искусство с 1900 года: модернизм, антимодернизм, постмодернизм». Маленькими шагами для российского зрителя начала открываться и полная панорама европейского искусства XX века: прошли выставки Фриды Кало и Диего Риверы, Луизы Буржуа, британского и польского модернизма, прерафаэлитов и кинетистов, а главное — подводящая итоги выставка «Лицом к будущему. Искусство Европы 1945–1968 годов» (кураторы — Экхарт Гиллен, Петер Вайбель, Данила Булатов).

Все эти процессы, происходившие на поверхности культуры, можно определить как конфликт консервативного с консервативным: тени позднесоветских штампов вступили в борьбу со «старыми новостями» 1970-х — 1980-х годов, а принципиально новая форма, новый большой стиль изобретены не были. Партийная парадигма левого искусства сменяет такую же партийную конструкцию «актуального искусства», и они вместе протестуют против независимого «чистого искусства» или дряхлеющего Союза художников. Виктор Вилисов ведет кровавую битву с девяностниками, чтобы утвердить в России нормативы европейского театра 2000-х и описать их в добротном, даже скучноватом учебнике. Центр авангарда борется с Центром авангарда. 30-летние исследователи с позором изгоняются госструктурами — собственниками архива за стремление исследовать архив (Павел Голубев, Петр Багров, Андрей Епишин; тысячи их). Эмблемой десятилетия я вижу две враждующие процессии мертвецов: «Бессмертный полк» и «Бессмертный барак» — две толпы, где каждый участник держит чужой портрет. Но неомодернизм облегчил историческую травму: никаких колхозов, перед нами — юный фермер с бородой Александра III, даже производитель сыра камамбер.

Крупнейшей из «старых новостей» стала неожиданно развернувшаяся в начале десятых полемика о российском феминизме и феминистском искусстве, которая выдержала сразу три фазы — скандалы, взлет (с кодой в судебном процессе над Pussy Riot) и выход в широкий мейнстрим. Выставку «Феминистский карандаш — 2» (2013) левые искусствоведы осудили в один голос с «Коммерсантом», но за ней последовал настоящий бум феминистских проектов: теперь они попадаются, если наугад открыть любые «Такие дела». Активистский политический нерв к 2019 году сохранили разве что Дарья Серенко («Тихий пикет») и Леда Гарина (фестиваль «Ребра Евы»), но и эти проекты уже рассчитаны на огромную аудиторию. Символично, что десятилетие началось и закончилось дискуссией вокруг дела Трушевского, но еще больший резонанс вызвал бурный этический конфликт вокруг Петра Павленского, чья слава заметно поколебалась после обвинений художника в побоях и изнасиловании, выдвинутых основателем «Театра.doc» Михаилом Угаровым.

Хотя да, наверное, на этом пункте все-таки зародилось что-то новое. По факту российское искусство 2010-х осмеяло маскулинного героя, расщепило его надвое. В одном окне — белый клоун-мим, страдающий и отвергнутый Пьеро Петр Павленский. В другом окне — рыжий клоун, бешеный и гротескный Арлекин 2010-х Никита Джигурда. Символически утвердить свои амплуа оба решили на Красной площади (один прибил к брусчатке мошонку, другой исполнил танец в килте). Так что мачизм заявил самоотвод. В это время на первый план вышла тема сложной и яркой феминности, эмоциональной и динамичной, рассказывающей о себе без маски. Помимо Монеточки и «Хадн дадн» тут заметную роль сыграла мятежная актриса и видеоблогер Ирина Горбачева, уверенно и без всякой эклектики совместившая образы пацанки, феи и комической старухи. В том же духе выступил актер и режиссер Александр Гудков: автор парадоксальных и глубоких видеореприз для шоу Ивана Урганта, он заставил засиять постсоветскую эстраду, осветив ее образностью высокого кэмпа.

И Гудков, и Горбачева, как и все интересные авторы 80-х годов рождения, действуют на задворках государственного культурного производства. Это очень похоже на социальное место Николая Олейникова, который в 1930-е редакторствовал в детских журналах и сочинял вместе с Евгением Шварцем сценарии для «Ленфильма». Культура позднего путинизма обладает той же раздвоенностью, но, кажется, скоро обвалится. Кажется, вот-вот Гудков откроет свой независимый театр и преобразует весь художественный язык — но пока он вынужден отчитываться пустоголовому Дудю. Кажется, Горбачева станет голосом десятилетия, но — надо же! — она снимается в роли Софьи Андреевны Толстой.

Поворот к флюидности, к неоднозначно-творческому, многоаспектному восприятию культуры прошлого произошел не только на эстраде: он выразился в нарастающей сценичности выставок и дискуссиях о метамодернизме. Их флагманом стал куратор Сергей Хачатуров: интересно, что его цикл-феерия «Роман готического вкуса» был создан при участии архитектора Степана Лукьянова и переплетался со сверхдекоративным оформлением «Сверлийцев» в Электротеатре Станиславский. В том же ряду — берлинский проект «Eternal Russia» (Марина Давыдова, Вера Мартынов, Владимир Раннев) и «Хранить вечно» (Андрей Могучий, Вера Мартынов, Светлана Щагина), после которого понятие «иммерсивная выставка» прочно вошло в моду. С метамодернистским сюжетом я бы связала еще такие проекты, как «Носорог», Syg.ma, «Транслит», выставки «Метагеографии», книжная серия «Ангедония». Демонстрируя эстетическую тонкость и сложность, они не хотят прорвать ткань времени, а готовы работать с тем, что есть, украшая затянувшуюся паузу. С другой стороны, среди художников интересно выступили те 40-летние, для которых пришло время выйти в устойчивость и масштаб: Павел Отдельнов, Ирина Корина и Виктория Ломаско показали большие синтетические проекты, соединив монументальную живопись, экологическую антиутопию, театр, видео, инсталляции. Что касается 20–30-летних, то доминирующей стратегией поколения стали художественный эскапизм и глубокое самообразование: на безусловное первое место вышли зин-культура, квартирные выставки, телеграм-каналы и паблики «ВКонтакте», позволяющие сформировать независимое авторское пространство по своим законам. Территория творческого поиска за пределами легальной культуры увеличилась очень заметно, и этот процесс только нарастает, поскольку активно приглашать в эту легальную культуру «новые имена» никто не торопится. «Партия мертвых», «Синий всадник», Кадо Корнет, группа «{родина}», выставка, посвященная делу «Сети», — хорошо видимая часть айсберга.

2010-е построили инфраструктуру для российского современного искусства, которого нет, параллельно наращивая цензуру. Процессы об оскорблении чувств верующих, «попробовали бы они сделать это в мечети», погоня за группой «Война», постоянные аресты и освидетельствования художников-перформеров; грубое и жестокое отношение к архитектурному и художественному наследию — в том числе сносы только что выявленных памятников; сокращение финансирования культуры, «слияние» и закрытие ее институтов; политика Владимира Мединского; курс на патриотическое и общеисторическое понимание истории «без острых углов». На этом фоне массовая культура кажется повеселее, чем совриск. По крайней мере, в ней есть профессионализм; есть он и в архитектуре, которая как раз в начале 2010-х активно заявила о себе. Интерес к советскому модернизму совпал со взлетом неомодернистской застройки, идеологом которой стал Сергей Чобан: в хронологии я перечислила несколько важных памятников в разных городах.

Подведу итоги. Российское искусство прожило 2010-е годы в тени постсоветской государственности, под давлением цензуры и осталось расколотым и несамостоятельным. Скованное тусовками и институциями, оно так и не оформилось в единое профессиональное сообщество, готовое постоять за себя и активно бороться за новые формы и типы высказывания. Затрудненность в том, чтобы говорить о себе и за себя, увидеть себя внутри исторической ситуации, мешает большинству левых художников, использующих искусство для гражданских выступлений, но не принадлежащих к группе, которую они защищают. С другой стороны, как и в позднем СССР и других закрытых обществах, общее понижение уровня культуры ведет к ее неадекватному расслоению на «неплохих авторов» и «неуправляемых» опасных «маргиналов». Преодолеть рутину можно только в том случае, если ставить себе высокую планку, поэтому помочь на пути к изменениям и выработке более масштабного мышления может только установка художников и критиков на профессионализм и независимость. Не исключено, что на место фальшивого противостояния двух одинаковых высказываний («познер» и «еще не познер») в 2020-е придет процесс выработки многосоставного и сложного описания российских реальностей. Ниже — моя субъективная и краткая хронологическая линейка, где отмечены главные события десятилетия, активно сдвинувшие художественную сцену.

2008

● Дарья Жукова и Роман Абрамович открывают музей «Гараж».

● Скандал вокруг галереи «Триумф» в связи с выдвижением художника галереи Алексея Беляева-Гинтовта на Премию Кандинского. Несмотря на обвинения в ультраправых взглядах, Беляев-Гинтовт получает премию.

2008–2010

● Платформа «Что делать» создает триптих социальных видеофильмов-мюзиклов по мотивам «эпического театра» Брехта: «Перестройка-зонгшпиль. Победа над путчем» (2008), «Партизанский зонгшпиль. Белградская история» (2009) и «Башня. Зонгшпиль» (2010).

2009

● Образовано градозащитное движение «Архнадзор».

● Основан институт социальных изменений «Стрелка».

● Создание музея современного искусства PERMM/ПЕРММ (Гордеев, Гельман) как продолжение и развитие выставки «Русское бедное» (2008).

2010

● В статье о биеннале молодого искусства «Стой! Кто идет?» колумнист «Коммерсанта», критик и куратор Валентин Дьяконов вводит термин «новые скучные».

● Основана микрогруппа «Город Устинов»: первый намек на эскапизм как ведущую стратегию поколения 30-летних.

● Вынесение приговора по делу о выставке «Запретное искусство» (2007 год, кураторы — Андрей Ерофеев и Юрий Самодуров).

● Закон о церковной реституции и десекуляризация музейных памятников.

● Против организатора «Монстраций» Артема Лоскутова возбуждено уголовное дело по обвинению в оскорблении представителей власти (ст. 319 УК РФ).

● Учреждена Уральская индустриальная биеннале современного искусства.

● Дело Трушевского. Первая дискуссия о феминизме и проблеме гендерной дискриминации в российской арт-среде прошла на площадке OpenSpace.ru и повторилась в 2019-м с тем же печальным инфоповодом.

2010–2019

Советский модернизм. Дебаты о термине открывает книга Феликса Новикова и Владимира Белоголовского «Советский модернизм: 1955–1985» (Tatlin, 2010 год), после выхода которой состоялся XIX Венский архитектурный конгресс (24–25 ноября 2012 года), посвященный советскому модернизму 1955–1991 годов. Результатом конгресса стала петиция в защиту памятников советского модернизма. В 2014 году историки архитектуры Ольга Казакова, Анна Броновицкая, Юрий Волчок, Юрий Григорян, Алексей Муратов и Юрий Пальмин учреждают некоммерческую организацию «Институт модернизма». Выходят книги Карена Бальяна «Летний кинотеатр “Москва”. Шедевр советского модернизма» (2018), Анны Броновицкой и Николая Малинина «Москва. Архитектура советского модернизма 1955–1991 гг. Справочник-путеводитель» (2016), Феликса Новикова «Зеленоград — город архитектора Игоря Покровского» (2019) и др.

2011

● Алексей Ананьев открывает в Москве Институт русского реалистического искусства (здание бывшей ситценабивной фабрики на Дербеневской набережной).

● Начало культурной политики главы департамента культуры Москвы Сергея Капкова. Программа «Культура Москвы на 2012–2018 годы». Начало реконструкции ВВЦ-ВДНХ, «Ночи в музее» (май) и «Ночи искусств» (ноябрь).

● Через год после акции «Х∗∗ в плену у ФСБ» (2010) Олег Воротников и Наталья Сокол были объявлены в международный розыск и покинули РФ.

● Открытие института современного искусства и теории «База» (ректор — Анатолий Осмоловский).

2012

● Арест группы Pussy Riot после панк-молебна «Богородица, Путина прогони». Участницы группы были признаны виновными в хулиганстве по мотивам религиозной ненависти и приговорены к двум годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

● В Москве открыт Еврейский музей и центр толерантности.

● Владимир Мединский назначен министром культуры РФ.

● Выставки Арсения Жиляева «Педагогическая поэма. Архив будущего музея истории» (совместно с Ильей Будрайтскисом и коллективом проекта) в историко-мемориальном музее «Пресня» (Москва) и «Музей пролетарской культуры. Индустриализация богемы» в ГТГ на Крымском Валу.

● Поэт и художник Павел Арсеньев принимает участие в «белых протестах» с лозунгом «Вы нас даже не представляете» (декабрь 2011 года), после чего OpenSpace.ru и Artplay организуют одноименную выставку политического плаката (куратор — Михаил Ратгауз). Тогда же Арсеньев показал в Москве одну из своих первых текстовых инсталляций «Орфография сохранена», переосмысляя поэзию Всеволода Некрасова (галерея «Старт»).

● В России кристаллизуется новый интерес к зин-культуре (2017 год — международный фестиваль зин-культуры в Москве).

● Условный год, когда российская неомодернистская архитектура вступает в права большого стиля. Пример — офисно-деловой многофункциональный комплекс «Аквамарин» на Озерковской набережной (архитектурное бюро SPEECH — Сергей Чобан, Сергей Кузнецов).

2013

● В Москве и Петербурге проходит «Феминистский карандаш — 2» — международная выставка женской социальной графики (кураторы — Виктория Ломаско, Надя Плунгян). На фоне полемики и медийных скандалов, связанных с выставкой, в России начинает активно развиваться направление феминистского искусства.

● Во Владивостоке открывается ЦСИ «Заря».

● Закрывается журнал «Артхроника».

● Марат Гельман уволен с поста директора PERMM и покидает РФ.

● Марина Лошак возглавляет ГМИИ и выдвигает ряд масштабных проектов развития музея.

● Начало работы онлайн-платформы «Открытая левая» с разделом художественной критики. Редакция сайта: Александр Берегов, Анна Иванова, Александра Новоженова, Глеб Напреенко, Иван Напреенко, Марина Симакова, Игорь Дмитриев, Илья Будрайтскис, Илья Матвеев.

● Платформа «Что делать» открывает в Петербурге Школу вовлеченного искусства.

● Учреждено Российское военно-историческое общество (председатель — Владимир Мединский).

● Завершается строительство здания Академии танца Бориса Эйфмана («Студия 44», архитекторы — Никита Явейн, Антон Яр-Скрябин).

● После закрытия журнала «Артхроника» Шалва Бреус запускает издательскую программу BREUS Publishing и серию «Новые классики».

● В 29 лет умер стрит-артист Паша 183.

● В Петербурге создана арт-группа «{родина}».

2014

● Перформансы петербургских художников против российской агрессии на Украине: «Ослепшая Россия с кровью на руках» Кадо Корнет и акция «Синего всадника» «Умойтесь кровью» возле здания петербургского управления ФСБ.

● Возникновение арт-группы «Север-7».

● Павел Отдельнов открывает в ММСИ выставку «Внутреннее Дегунино».

● Заместитель главы Минкомсвязи Алексей Волин потребовал демонтажа Шуховской башни. «Чтобы избежать техногенной катастрофы в центре Москвы, необходимо демонтировать башню как можно скорее».

● Изданы три тома Энциклопедии русского авангарда под редакцией Андрея Сарабьянова и Василия Ракитина. В работе над изданием приняли участие все ведущие российские искусствоведы и музейные работники.

● Совместная издательская программа «Гаража» и Ad Marginem. Один из ее результатов — долгожданный русский перевод коллективной монографии «Искусство с 1900 года: модернизм, антимодернизм, постмодернизм» (2004).

● Е. Асс, С. Пархоменко и Н. Соколов учреждают фонд увековечения памяти жертв политических репрессий «Последний адрес».

● Алексей Шульгин и Аристарх Чернышев на базе ОВЗ открывают Электромузей в Ростокине — первую площадку, специализирующуюся на медийном искусстве.

● Александра Селиванова уволена из Еврейского музея вместе с командой Центра авангарда после своей выставки «Авангард и авиация». Селиванова переносит Центр авангарда в библиотечный центр (а затем в галерею) на Шаболовке, однако Еврейский музей принимает решение не отдавать бренд и продолжать развитие аналогичного центра во главе с Андреем Сарабьяновым. Таким образом, в Москве образуются два Центра авангарда.

● Конфликт вокруг дома Мельникова в Москве. Внучка архитектора Екатерина Каринская обвинила музей «Дом Мельникова», созданный на базе Государственного музея архитектуры имени Щусева, в рейдерском захвате здания.

● Международная биеннале «Манифеста-10» в Государственном Эрмитаже.

● Художницы группы «Фабрика найденных одежд» Глюкля и Цапля объявляют о прекращении совместной работы.

● «ВКонтакте» становится самой массовой и демократичной площадкой низовых проектов независимого российского искусства. Паблик «ВКонтакте» — одна из емких форм анонимного или авторского художественного высказывания. Одновременно сам «ВКонтакте» переходит под полный контроль ФСБ.

● Основание платформы Syg.ma.

2015

● Выставка «Романтический реализм» в Манеже (куратор — Зельфира Трегулова).

● Степан Лукьянов и Анастасия Нефедова оформляют оперный сериал Бориса Юхананова и Владимира Раннева «Сверлийцы».

● После основания «Лаборадории “Интимное место”» Марины Мараевой в Петербурге начинается новая эпоха расцвета квартирных галерей.

● Выставка «А как же любовь?» в рамках первого сессионного блока феминистских мастерских им. Люси Липпард (Центр искусства и музыки на Невском, 20; координаторки — Анастасия Вепрева, Анна Терешкина и Полина Заславская).

● Акция Петра Павленского «Угроза» (поджог двери первого подъезда здания ФСБ на Лубянке).

● Акция Катрин Ненашевой «Не бойся» (художница в течение 30 дней ходила по Москве в форме, сшитой по образцу формы заключенной российских колоний, и описывала реакции публики в социальных сетях).

● Зельфира Трегулова назначена директором Государственной Третьяковской галереи.

● Ильдар Галеев — «Кузьма Петров-Водкин и его школа». Программная выставка Галеев-галереи совпала с одноименным проектом ГРМ, сопровождалась двухтомным каталогом и стала промежуточным веским итогом 10-летней деятельности галереи.

● Мариника Бабаназарова уволена с поста директора музея имени Савицкого в Нукусе после обвинений в хищениях и подделке картин. Вторая по величине в мире коллекция русского авангарда в годы ее директорства получила интернациональную известность как «Лувр в пустыне».

● Открытие Ельцин-центра и Музея Бориса Ельцина в Екатеринбурге.

● Снос корпусов и мемориального музея ЗИЛа в Москве.

● Александра Селиванова в качестве куратора и архитектора запускает в галерее «На Шаболовке» серию выставок-исследований, посвященных истории советского довоенного искусства: «Булгаков/Маяковский» (2016), «АМО ЗИЛ / Уралмаш. Личное» (2016), «Сюрреализм в стране большевиков» (2017), «Эксперимент Ладовского» (2017), «Агитпоезда» (2017), «Советская античность» (2018), «Меер Айзенштадт. К синтезу 1930-х» (2019). С 2016 года Селиванова начинает выпускать книжную серию «Незамеченный авангард».

● Выставка Анны Наринской «200 ударов в минуту. Пишущая машинка и сознание XX века» в ММСИ и постепенный поворот российских музеев к иммерсивным выставкам, соединяющим архив и современное искусство.

● «{не мир}» — передвижная антивоенная выставка в Санкт-Петербурге.

2016

● Завершение строительства стадиона ФК «Краснодар» (архитектурное бюро SPEECH — Сергей Чобан, Сергей Кузнецов).

● Борис Минц открывает в Москве Музей русского импрессионизма (территория фабрики «Большевик», проект архитектурного бюро John McAslan + Partners).

● Выставка «Коллекция! Современное искусство в СССР и России 1950–2000 годов: уникальный дар музею» в Национальном центре искусства и культуры Жоржа Помпиду. Кураторы — Ольга Свиблова и Николя Люччи-Гутников. 40 дарителей при поддержке Благотворительного фонда Владимира Потанина пополнили собрание Помпиду на 370 единиц хранения.

● Выход книги «Жития убиенных художников» Александра Бренера.

● Приказом Министерства культуры Российской Федерации Государственный центр современного искусства (ГЦСИ) вместе с коллекцией присоединен в качестве структурного подразделения к ГМВЦ РОСИЗО, возглавляемому С. Перовым. М. Миндлин отправлен в отставку.

● Дарья Серенко начинает акцию «Тихий пикет».

● Борис Клюшников открывает в галерее «На Шаболовке мультимедийную выставку «Политика хрупкости», посвященную депрессии.

● Акция группы «{родина}» «Увы-парад».

2016–2017

● На Кольте выходит журнал «Разногласия» (главный редактор — Глеб Напреенко).

2017

● Художница, режиссерка и перформансистка Леда Гарина открывает в Петербурге феминистское пространство «Ребра Евы» и запускает одноименный ежегодный фестиваль документального феминистского театра, кино и перформанса.

● В Москве на месте снесенной в 2006 году гостиницы «Россия» открыт парк «Зарядье». Проект в стиле природного урбанизма, построенный по проекту бюро Diller Scofidio + Renfro, получил премию ArchDaily-2018 в категории Public Architecture. По поводу строительства парка проходят протесты «Архнадзора».

● Фотограф Вадим Соболев создает Ассоциацию худших художников и Ассоциацию худших фотографов.

● В ГМИИ проходит выставка «Сокровища Нукуса. Из собрания Государственного музея искусств Республики Каракалпакстан имени И.В. Савицкого», приуроченная к визиту в Москву президента Республики Узбекистан Шавката Мирзиёева.

● Основатели галереи «Ковчег» (1988) Сергей Сафонов и Игорь Чувилин покидают государственное бюджетное учреждение культуры города Москвы «Государственный выставочный зал “Ковчег”», чтобы открыть свою частную галерею, однако ВЗ продолжает функционировать под этим названием. Таким образом, в Москве образуются две галереи «Ковчег».

● ГМИИ совместно с центром изящных искусств BOZAR (Брюссель), центром искусства и медиа ZKM (Карлсруэ) и Государственным музейно-выставочным центром РОСИЗО открывает выставку «Лицом к будущему. Искусство Европы 1945–1968 годов» (кураторы — Экхарт Гиллен, Петер Вайбель, Данила Булатов).

Юбилей Октябрьской революции. Выставки, переосмысляющие ее столетие, более активно проходят за пределами России. В России процессом руководит Оргкомитет по подготовке и проведению мероприятий, связанных со 100-летием революции 1917 года. Из новостей: «Глава оргкомитета А. Торкунов особо отметил то, что 100-летию русской революции посвящены мероприятия за рубежом. “Мероприятия прошли уже более чем в 20 странах — Австрия, Болгария, Великобритания, Германия, Греция, Китай, Литва, Мексика, Нидерланды, Словакия, Франция, Швейцария и другие. В октябре, ноябре, декабре пройдет большая серия конференций во многих странах. Столь большой интерес удивителен”». В Лондоне — «Revolution! Russian Art 1917–1932» в Royal Academy и «Red Star over Russia. A Revolution in Visual Culture 1905–1955» в Tate, в Берлине — «1917. Revolution. Russia and Europe» в Историческом музее и «Eternal Russia» в театре Hebbel am Ufer (Марина Давыдова, Владимир Раннев, Вера Мартынов) и др. В России: «Искусство — в жизнь! 1918–1925» (ГРМ), «Скульптор Андреев — кем вы были до 1917 года?», «Некто 1917» (ГТГ), «1917. Код революции» (Музей современной истории России и РГАСПИ) и др.

● В Петербурге появляется «Партия мертвых».

● Книга графических репортажей Виктории Ломаско «Other Russias» опубликована в США издательством n+1, затем в Великобритании издательством Penguin Books. Ломаско начинает работать в монументальной живописи. Восьмиметровая фреска «Дочь художника-оформителя» стала частью выставки «Betrayed Revolution» в Манчестере (2017 год, куратор — Ольга Борисова).

● Петр Павленский и Оксана Шалыгина с детьми покидают Россию и просят политического убежища во Франции. Поводом стала доследственная проверка по заявлению актрисы московского «Театра.doc» Анастасии Слониной о сексуальном домогательстве. Слонину поддержали Елена Гремина и Михаил Угаров.

2017–2018

● Международный скандал вокруг поддельных полотен русского авангарда из коллекции И. Топоровского, выставленных Катрин де Зегер в гентском Музее изящных искусств.

● ММСИ. Двухчастная выставка «Модернизм без манифеста. Собрание Романа Бабичева» сопровождается пятитомным одноименным изданием. Кураторская группа — Роман Бабичев, Надя Плунгян, Александра Селиванова, Ольга Давыдова, Валентин Дьяконов, Мария Силина — выступила с программой переосмысления истории советского искусства 1930-х — 1960-х годов.

● Творческое объединение iBorgInsomniac Bears of Russian Game Development — выпускает свой манифест.

2018

● Сергей Хачатуров открывает выставку «Гипноз пространства. Воображаемая архитектура. Путь из древности в сегодня» в ГМЗ «Царицыно» (архитектор — Степан Лукьянов, художники — Егор Кошелев, Владимир Карташов, Антон Мороков, Андрей Оленев, Артем Филатов, Андрей Сильвестров, Василий Сумин и др.). Выставка завершает созданный для музея цикл «Роман готического вкуса» (трилогия «Ожившая пьеса императрицы», «Призрак-рыЦАРЬ» и «Гипноз пространства»).

● Арсений Штейнер открывает в Саратовском музее им. Радищева первую выставку из цикла «Актуальная Россия» (Саратовский филиал Государственного центра современного искусства в составе ГМВЦ РОСИЗО).

● Выставка Ильи и Эмилии Кабаковых «В будущее возьмут не всех» в Государственном Эрмитаже, ГТГ и Tate.

● ЦВЗ «Манеж» в Санкт-Петербурге открывает музейно-театральный проект «Хранить вечно», посвященный 100-летию превращения бывших пригородных императорских резиденций Гатчины, Павловска, Петергофа и Царского Села в общедоступные музеи (режиссер — Андрей Могучий, художник-постановщик — Вера Мартынов, музыка Владимира Раннева, текст Светланы Щагиной). Проект открывает эпоху иммерсивных выставок в российских музеях.

● Глеб Напреенко и Александра Новоженова выпускают книгу «Эпизоды модернизма».

● Дело Варвары Михайловой. Художница вышла на первомайскую демонстрацию с коллажем «9 стадий разложения вождя». Суд приговорил Михайлову к штрафу в размере 160 тысяч рублей, обвинив в том, что ее плакат «не соответствовал тематике мероприятия», и потребовал уничтожить работу.

2019

● «Фанерный театр» в БДТ им. Товстоногова (Андрей Могучий, Александр Шишкин-Хокусай, Андрей Воронов («АрхАтака»)).

● Ирина Корина оформила театральный проект Всеволода Лисовского «ГЭС-2 Опера» (НИУ «МЭИ»).

● ИРРИ прекращает свою работу после ареста имущества Алексея Ананьева.

● Ольга Лаврентьева выпускает графический роман «Сурвило», основанный на биографии ее бабушки, пережившей блокаду.

● Выставка «Головой о стену. Живопись и графика Б.А. Голополосова 1920–1930-х годов» в ГТГ (кураторы — Сергей Фофанов, Татьяна Ермакова).

ВЫБЕРИ ГЕРОЕВ ДЕСЯТИЛЕТИЯ. ГОЛОСОВАНИЕ

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
Наше нынешнее состояние похоже на «принудительный аутизм»Общество
Наше нынешнее состояние похоже на «принудительный аутизм» 

Сегодня, во Всемирный день распространения информации об аутизме, вы можете помочь фонду «Антон тут рядом». Почему это важно именно сейчас — объясняет Любовь Аркус в маленьком тексте и маленьком фильме

2 апреля 20201618