20 ноября 2019Десять с лишним
7206

Десять с лишним. Искусство

Надя Плунгян разметила хронику российского искусства 2010-х

текст: Надя Плунгян
Detailed_picture© Юлия Яковлева

2010-е годы в российском искусстве я назвала бы временем не столько отдельных фигур, сколько больших явлений и подводных процессов, подготовивших смену поколений и обозначивших конец постмодернистской эпохи. После борьбы за PERMM Россию покинул Марат Гельман, вслед за ним уехала и Екатерина Дёготь (открыв в 2008 и 2009 годах проекты «Борьба за знамя» и «Кудымкор — локомотив будущего» и разорвав отношения с Кольтой). Сошли со сцены, были упразднены или переименованы яркие институции эпохи девяностых-нулевых (ГЦСИ, Московская биеннале, журнал «Артхроника», галерея Гельмана), на смену им пришли крупные неомодернистские арт-центры и структуры западного типа — «Гараж», Еврейский музей, V-A-C, ММСИ, «Эрарта», Ельцин-центр, «Заря», «Стрелка» и другие; в этот список вполне можно внести и ГТГ Зельфиры Трегуловой, и ГМИИ Марины Лошак с их новыми концепциями развития, и даже российскую версию The Art Newspaper, запущенную Инной Баженовой.

В то же время эпоха тотальной иронии и реактивных действий осталась в прошлом. XX век закончился на самом деле, и это событие требовало серьезного осмысления. Серьезность — вот наиболее заметная и конфликтная тема 2010-х, определившая и разлом между поколениями, и траектории развития искусства и критики.

Пока шел разговор о «новых скучных» и формировались войска левого искусства (первые шаги делала группа «Что делать», а «Монстрации» понемногу придавливались властью и поневоле перетекали в политический жест), в фокусе истории (как всегда на переломах!) оказались шестидесятники. В 2010 году, за год до смерти ученого, фонд «Русский авангард» завершил издание фундаментальной серии из нескольких десятков книг Селима Хан-Магомедова, посвященной архитекторам 1920-х — 1930-х. Одновременно вышла книга Феликса Новикова и Владимира Белоголовского «Советский модернизм: 1955–1985» (Tatlin, 2010 год): ее следствием стали XIX Венский архитектурный конгресс (2012), посвященный позднесоветской архитектуре, известная петиция в защиту памятников советского модернизма и в конце концов создание независимого Института модернизма.

Термин «советский модернизм», вполне принятый и утвержденный в истории архитектуры, все еще вызывал неприятие у искусствоведов. Встраивать советскую живопись в европейские контексты никто не спешил. Вместо этого были заново утверждены и даже оформлены в отдельные институции основные термины-ярлыки послевоенного времени: «русский авангард», «русский импрессионизм», «русский реализм» нашли свое отражение в Энциклопедии русского авангарда и двух крупных частных музеях — Музее русского импрессионизма и Институте русского реалистического искусства. В Манеже прогремела тенденциозная выставка «Романтический реализм», рядом открылась ретроспектива главного портретиста Сталина Александра Герасимова. При этом с десятилетним запозданием, но все-таки вышла в русском переводе коллективная монография «Искусство с 1900 года: модернизм, антимодернизм, постмодернизм». Маленькими шагами для российского зрителя начала открываться и полная панорама европейского искусства XX века: прошли выставки Фриды Кало и Диего Риверы, Луизы Буржуа, британского и польского модернизма, прерафаэлитов и кинетистов, а главное — подводящая итоги выставка «Лицом к будущему. Искусство Европы 1945–1968 годов» (кураторы — Экхарт Гиллен, Петер Вайбель, Данила Булатов).

Все эти процессы, происходившие на поверхности культуры, можно определить как конфликт консервативного с консервативным: тени позднесоветских штампов вступили в борьбу со «старыми новостями» 1970-х — 1980-х годов, а принципиально новая форма, новый большой стиль изобретены не были. Партийная парадигма левого искусства сменяет такую же партийную конструкцию «актуального искусства», и они вместе протестуют против независимого «чистого искусства» или дряхлеющего Союза художников. Виктор Вилисов ведет кровавую битву с девяностниками, чтобы утвердить в России нормативы европейского театра 2000-х и описать их в добротном, даже скучноватом учебнике. Центр авангарда борется с Центром авангарда. 30-летние исследователи с позором изгоняются госструктурами — собственниками архива за стремление исследовать архив (Павел Голубев, Петр Багров, Андрей Епишин; тысячи их). Эмблемой десятилетия я вижу две враждующие процессии мертвецов: «Бессмертный полк» и «Бессмертный барак» — две толпы, где каждый участник держит чужой портрет. Но неомодернизм облегчил историческую травму: никаких колхозов, перед нами — юный фермер с бородой Александра III, даже производитель сыра камамбер.

Крупнейшей из «старых новостей» стала неожиданно развернувшаяся в начале десятых полемика о российском феминизме и феминистском искусстве, которая выдержала сразу три фазы — скандалы, взлет (с кодой в судебном процессе над Pussy Riot) и выход в широкий мейнстрим. Выставку «Феминистский карандаш — 2» (2013) левые искусствоведы осудили в один голос с «Коммерсантом», но за ней последовал настоящий бум феминистских проектов: теперь они попадаются, если наугад открыть любые «Такие дела». Активистский политический нерв к 2019 году сохранили разве что Дарья Серенко («Тихий пикет») и Леда Гарина (фестиваль «Ребра Евы»), но и эти проекты уже рассчитаны на огромную аудиторию. Символично, что десятилетие началось и закончилось дискуссией вокруг дела Трушевского, но еще больший резонанс вызвал бурный этический конфликт вокруг Петра Павленского, чья слава заметно поколебалась после обвинений художника в побоях и изнасиловании, выдвинутых основателем «Театра.doc» Михаилом Угаровым.

Хотя да, наверное, на этом пункте все-таки зародилось что-то новое. По факту российское искусство 2010-х осмеяло маскулинного героя, расщепило его надвое. В одном окне — белый клоун-мим, страдающий и отвергнутый Пьеро Петр Павленский. В другом окне — рыжий клоун, бешеный и гротескный Арлекин 2010-х Никита Джигурда. Символически утвердить свои амплуа оба решили на Красной площади (один прибил к брусчатке мошонку, другой исполнил танец в килте). Так что мачизм заявил самоотвод. В это время на первый план вышла тема сложной и яркой феминности, эмоциональной и динамичной, рассказывающей о себе без маски. Помимо Монеточки и «Хадн дадн» тут заметную роль сыграла мятежная актриса и видеоблогер Ирина Горбачева, уверенно и без всякой эклектики совместившая образы пацанки, феи и комической старухи. В том же духе выступил актер и режиссер Александр Гудков: автор парадоксальных и глубоких видеореприз для шоу Ивана Урганта, он заставил засиять постсоветскую эстраду, осветив ее образностью высокого кэмпа.

И Гудков, и Горбачева, как и все интересные авторы 80-х годов рождения, действуют на задворках государственного культурного производства. Это очень похоже на социальное место Николая Олейникова, который в 1930-е редакторствовал в детских журналах и сочинял вместе с Евгением Шварцем сценарии для «Ленфильма». Культура позднего путинизма обладает той же раздвоенностью, но, кажется, скоро обвалится. Кажется, вот-вот Гудков откроет свой независимый театр и преобразует весь художественный язык — но пока он вынужден отчитываться пустоголовому Дудю. Кажется, Горбачева станет голосом десятилетия, но — надо же! — она снимается в роли Софьи Андреевны Толстой.

Поворот к флюидности, к неоднозначно-творческому, многоаспектному восприятию культуры прошлого произошел не только на эстраде: он выразился в нарастающей сценичности выставок и дискуссиях о метамодернизме. Их флагманом стал куратор Сергей Хачатуров: интересно, что его цикл-феерия «Роман готического вкуса» был создан при участии архитектора Степана Лукьянова и переплетался со сверхдекоративным оформлением «Сверлийцев» в Электротеатре Станиславский. В том же ряду — берлинский проект «Eternal Russia» (Марина Давыдова, Вера Мартынов, Владимир Раннев) и «Хранить вечно» (Андрей Могучий, Вера Мартынов, Светлана Щагина), после которого понятие «иммерсивная выставка» прочно вошло в моду. С метамодернистским сюжетом я бы связала еще такие проекты, как «Носорог», Syg.ma, «Транслит», выставки «Метагеографии», книжная серия «Ангедония». Демонстрируя эстетическую тонкость и сложность, они не хотят прорвать ткань времени, а готовы работать с тем, что есть, украшая затянувшуюся паузу. С другой стороны, среди художников интересно выступили те 40-летние, для которых пришло время выйти в устойчивость и масштаб: Павел Отдельнов, Ирина Корина и Виктория Ломаско показали большие синтетические проекты, соединив монументальную живопись, экологическую антиутопию, театр, видео, инсталляции. Что касается 20–30-летних, то доминирующей стратегией поколения стали художественный эскапизм и глубокое самообразование: на безусловное первое место вышли зин-культура, квартирные выставки, телеграм-каналы и паблики «ВКонтакте», позволяющие сформировать независимое авторское пространство по своим законам. Территория творческого поиска за пределами легальной культуры увеличилась очень заметно, и этот процесс только нарастает, поскольку активно приглашать в эту легальную культуру «новые имена» никто не торопится. «Партия мертвых», «Синий всадник», Кадо Корнет, группа «{родина}», выставка, посвященная делу «Сети», — хорошо видимая часть айсберга.

2010-е построили инфраструктуру для российского современного искусства, которого нет, параллельно наращивая цензуру. Процессы об оскорблении чувств верующих, «попробовали бы они сделать это в мечети», погоня за группой «Война», постоянные аресты и освидетельствования художников-перформеров; грубое и жестокое отношение к архитектурному и художественному наследию — в том числе сносы только что выявленных памятников; сокращение финансирования культуры, «слияние» и закрытие ее институтов; политика Владимира Мединского; курс на патриотическое и общеисторическое понимание истории «без острых углов». На этом фоне массовая культура кажется повеселее, чем совриск. По крайней мере, в ней есть профессионализм; есть он и в архитектуре, которая как раз в начале 2010-х активно заявила о себе. Интерес к советскому модернизму совпал со взлетом неомодернистской застройки, идеологом которой стал Сергей Чобан: в хронологии я перечислила несколько важных памятников в разных городах.

Подведу итоги. Российское искусство прожило 2010-е годы в тени постсоветской государственности, под давлением цензуры и осталось расколотым и несамостоятельным. Скованное тусовками и институциями, оно так и не оформилось в единое профессиональное сообщество, готовое постоять за себя и активно бороться за новые формы и типы высказывания. Затрудненность в том, чтобы говорить о себе и за себя, увидеть себя внутри исторической ситуации, мешает большинству левых художников, использующих искусство для гражданских выступлений, но не принадлежащих к группе, которую они защищают. С другой стороны, как и в позднем СССР и других закрытых обществах, общее понижение уровня культуры ведет к ее неадекватному расслоению на «неплохих авторов» и «неуправляемых» опасных «маргиналов». Преодолеть рутину можно только в том случае, если ставить себе высокую планку, поэтому помочь на пути к изменениям и выработке более масштабного мышления может только установка художников и критиков на профессионализм и независимость. Не исключено, что на место фальшивого противостояния двух одинаковых высказываний («познер» и «еще не познер») в 2020-е придет процесс выработки многосоставного и сложного описания российских реальностей. Ниже — моя субъективная и краткая хронологическая линейка, где отмечены главные события десятилетия, активно сдвинувшие художественную сцену.

2008

● Дарья Жукова и Роман Абрамович открывают музей «Гараж».

● Скандал вокруг галереи «Триумф» в связи с выдвижением художника галереи Алексея Беляева-Гинтовта на Премию Кандинского. Несмотря на обвинения в ультраправых взглядах, Беляев-Гинтовт получает премию.

2008–2010

● Платформа «Что делать» создает триптих социальных видеофильмов-мюзиклов по мотивам «эпического театра» Брехта: «Перестройка-зонгшпиль. Победа над путчем» (2008), «Партизанский зонгшпиль. Белградская история» (2009) и «Башня. Зонгшпиль» (2010).

2009

● Образовано градозащитное движение «Архнадзор».

● Основан институт социальных изменений «Стрелка».

● Создание музея современного искусства PERMM/ПЕРММ (Гордеев, Гельман) как продолжение и развитие выставки «Русское бедное» (2008).

2010

● В статье о биеннале молодого искусства «Стой! Кто идет?» колумнист «Коммерсанта», критик и куратор Валентин Дьяконов вводит термин «новые скучные».

● Основана микрогруппа «Город Устинов»: первый намек на эскапизм как ведущую стратегию поколения 30-летних.

● Вынесение приговора по делу о выставке «Запретное искусство» (2007 год, кураторы — Андрей Ерофеев и Юрий Самодуров).

● Закон о церковной реституции и десекуляризация музейных памятников.

● Против организатора «Монстраций» Артема Лоскутова возбуждено уголовное дело по обвинению в оскорблении представителей власти (ст. 319 УК РФ).

● Учреждена Уральская индустриальная биеннале современного искусства.

● Дело Трушевского. Первая дискуссия о феминизме и проблеме гендерной дискриминации в российской арт-среде прошла на площадке OpenSpace.ru и повторилась в 2019-м с тем же печальным инфоповодом.

2010–2019

Советский модернизм. Дебаты о термине открывает книга Феликса Новикова и Владимира Белоголовского «Советский модернизм: 1955–1985» (Tatlin, 2010 год), после выхода которой состоялся XIX Венский архитектурный конгресс (24–25 ноября 2012 года), посвященный советскому модернизму 1955–1991 годов. Результатом конгресса стала петиция в защиту памятников советского модернизма. В 2014 году историки архитектуры Ольга Казакова, Анна Броновицкая, Юрий Волчок, Юрий Григорян, Алексей Муратов и Юрий Пальмин учреждают некоммерческую организацию «Институт модернизма». Выходят книги Карена Бальяна «Летний кинотеатр “Москва”. Шедевр советского модернизма» (2018), Анны Броновицкой и Николая Малинина «Москва. Архитектура советского модернизма 1955–1991 гг. Справочник-путеводитель» (2016), Феликса Новикова «Зеленоград — город архитектора Игоря Покровского» (2019) и др.

2011

● Алексей Ананьев открывает в Москве Институт русского реалистического искусства (здание бывшей ситценабивной фабрики на Дербеневской набережной).

● Начало культурной политики главы департамента культуры Москвы Сергея Капкова. Программа «Культура Москвы на 2012–2018 годы». Начало реконструкции ВВЦ-ВДНХ, «Ночи в музее» (май) и «Ночи искусств» (ноябрь).

● Через год после акции «Х∗∗ в плену у ФСБ» (2010) Олег Воротников и Наталья Сокол были объявлены в международный розыск и покинули РФ.

● Открытие института современного искусства и теории «База» (ректор — Анатолий Осмоловский).

2012

● Арест группы Pussy Riot после панк-молебна «Богородица, Путина прогони». Участницы группы были признаны виновными в хулиганстве по мотивам религиозной ненависти и приговорены к двум годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

● В Москве открыт Еврейский музей и центр толерантности.

● Владимир Мединский назначен министром культуры РФ.

● Выставки Арсения Жиляева «Педагогическая поэма. Архив будущего музея истории» (совместно с Ильей Будрайтскисом и коллективом проекта) в историко-мемориальном музее «Пресня» (Москва) и «Музей пролетарской культуры. Индустриализация богемы» в ГТГ на Крымском Валу.

● Поэт и художник Павел Арсеньев принимает участие в «белых протестах» с лозунгом «Вы нас даже не представляете» (декабрь 2011 года), после чего OpenSpace.ru и Artplay организуют одноименную выставку политического плаката (куратор — Михаил Ратгауз). Тогда же Арсеньев показал в Москве одну из своих первых текстовых инсталляций «Орфография сохранена», переосмысляя поэзию Всеволода Некрасова (галерея «Старт»).

● В России кристаллизуется новый интерес к зин-культуре (2017 год — международный фестиваль зин-культуры в Москве).

● Условный год, когда российская неомодернистская архитектура вступает в права большого стиля. Пример — офисно-деловой многофункциональный комплекс «Аквамарин» на Озерковской набережной (архитектурное бюро SPEECH — Сергей Чобан, Сергей Кузнецов).

2013

● В Москве и Петербурге проходит «Феминистский карандаш — 2» — международная выставка женской социальной графики (кураторы — Виктория Ломаско, Надя Плунгян). На фоне полемики и медийных скандалов, связанных с выставкой, в России начинает активно развиваться направление феминистского искусства.

● Во Владивостоке открывается ЦСИ «Заря».

● Закрывается журнал «Артхроника».

● Марат Гельман уволен с поста директора PERMM и покидает РФ.

● Марина Лошак возглавляет ГМИИ и выдвигает ряд масштабных проектов развития музея.

● Начало работы онлайн-платформы «Открытая левая» с разделом художественной критики. Редакция сайта: Александр Берегов, Анна Иванова, Александра Новоженова, Глеб Напреенко, Иван Напреенко, Марина Симакова, Игорь Дмитриев, Илья Будрайтскис, Илья Матвеев.

● Платформа «Что делать» открывает в Петербурге Школу вовлеченного искусства.

● Учреждено Российское военно-историческое общество (председатель — Владимир Мединский).

● Завершается строительство здания Академии танца Бориса Эйфмана («Студия 44», архитекторы — Никита Явейн, Антон Яр-Скрябин).

● После закрытия журнала «Артхроника» Шалва Бреус запускает издательскую программу BREUS Publishing и серию «Новые классики».

● В 29 лет умер стрит-артист Паша 183.

● В Петербурге создана арт-группа «{родина}».

2014

● Перформансы петербургских художников против российской агрессии на Украине: «Ослепшая Россия с кровью на руках» Кадо Корнет и акция «Синего всадника» «Умойтесь кровью» возле здания петербургского управления ФСБ.

● Возникновение арт-группы «Север-7».

● Павел Отдельнов открывает в ММСИ выставку «Внутреннее Дегунино».

● Заместитель главы Минкомсвязи Алексей Волин потребовал демонтажа Шуховской башни. «Чтобы избежать техногенной катастрофы в центре Москвы, необходимо демонтировать башню как можно скорее».

● Изданы три тома Энциклопедии русского авангарда под редакцией Андрея Сарабьянова и Василия Ракитина. В работе над изданием приняли участие все ведущие российские искусствоведы и музейные работники.

● Совместная издательская программа «Гаража» и Ad Marginem. Один из ее результатов — долгожданный русский перевод коллективной монографии «Искусство с 1900 года: модернизм, антимодернизм, постмодернизм» (2004).

● Е. Асс, С. Пархоменко и Н. Соколов учреждают фонд увековечения памяти жертв политических репрессий «Последний адрес».

● Алексей Шульгин и Аристарх Чернышев на базе ОВЗ открывают Электромузей в Ростокине — первую площадку, специализирующуюся на медийном искусстве.

● Александра Селиванова уволена из Еврейского музея вместе с командой Центра авангарда после своей выставки «Авангард и авиация». Селиванова переносит Центр авангарда в библиотечный центр (а затем в галерею) на Шаболовке, однако Еврейский музей принимает решение не отдавать бренд и продолжать развитие аналогичного центра во главе с Андреем Сарабьяновым. Таким образом, в Москве образуются два Центра авангарда.

● Конфликт вокруг дома Мельникова в Москве. Внучка архитектора Екатерина Каринская обвинила музей «Дом Мельникова», созданный на базе Государственного музея архитектуры имени Щусева, в рейдерском захвате здания.

● Международная биеннале «Манифеста-10» в Государственном Эрмитаже.

● Художницы группы «Фабрика найденных одежд» Глюкля и Цапля объявляют о прекращении совместной работы.

● «ВКонтакте» становится самой массовой и демократичной площадкой низовых проектов независимого российского искусства. Паблик «ВКонтакте» — одна из емких форм анонимного или авторского художественного высказывания. Одновременно сам «ВКонтакте» переходит под полный контроль ФСБ.

● Основание платформы Syg.ma.

2015

● Выставка «Романтический реализм» в Манеже (куратор — Зельфира Трегулова).

● Степан Лукьянов и Анастасия Нефедова оформляют оперный сериал Бориса Юхананова и Владимира Раннева «Сверлийцы».

● После основания «Лаборадории “Интимное место”» Марины Мараевой в Петербурге начинается новая эпоха расцвета квартирных галерей.

● Выставка «А как же любовь?» в рамках первого сессионного блока феминистских мастерских им. Люси Липпард (Центр искусства и музыки на Невском, 20; координаторки — Анастасия Вепрева, Анна Терешкина и Полина Заславская).

● Акция Петра Павленского «Угроза» (поджог двери первого подъезда здания ФСБ на Лубянке).

● Акция Катрин Ненашевой «Не бойся» (художница в течение 30 дней ходила по Москве в форме, сшитой по образцу формы заключенной российских колоний, и описывала реакции публики в социальных сетях).

● Зельфира Трегулова назначена директором Государственной Третьяковской галереи.

● Ильдар Галеев — «Кузьма Петров-Водкин и его школа». Программная выставка Галеев-галереи совпала с одноименным проектом ГРМ, сопровождалась двухтомным каталогом и стала промежуточным веским итогом 10-летней деятельности галереи.

● Мариника Бабаназарова уволена с поста директора музея имени Савицкого в Нукусе после обвинений в хищениях и подделке картин. Вторая по величине в мире коллекция русского авангарда в годы ее директорства получила интернациональную известность как «Лувр в пустыне».

● Открытие Ельцин-центра и Музея Бориса Ельцина в Екатеринбурге.

● Снос корпусов и мемориального музея ЗИЛа в Москве.

● Александра Селиванова в качестве куратора и архитектора запускает в галерее «На Шаболовке» серию выставок-исследований, посвященных истории советского довоенного искусства: «Булгаков/Маяковский» (2016), «АМО ЗИЛ / Уралмаш. Личное» (2016), «Сюрреализм в стране большевиков» (2017), «Эксперимент Ладовского» (2017), «Агитпоезда» (2017), «Советская античность» (2018), «Меер Айзенштадт. К синтезу 1930-х» (2019). С 2016 года Селиванова начинает выпускать книжную серию «Незамеченный авангард».

● Выставка Анны Наринской «200 ударов в минуту. Пишущая машинка и сознание XX века» в ММСИ и постепенный поворот российских музеев к иммерсивным выставкам, соединяющим архив и современное искусство.

● «{не мир}» — передвижная антивоенная выставка в Санкт-Петербурге.

2016

● Завершение строительства стадиона ФК «Краснодар» (архитектурное бюро SPEECH — Сергей Чобан, Сергей Кузнецов).

● Борис Минц открывает в Москве Музей русского импрессионизма (территория фабрики «Большевик», проект архитектурного бюро John McAslan + Partners).

● Выставка «Коллекция! Современное искусство в СССР и России 1950–2000 годов: уникальный дар музею» в Национальном центре искусства и культуры Жоржа Помпиду. Кураторы — Ольга Свиблова и Николя Люччи-Гутников. 40 дарителей при поддержке Благотворительного фонда Владимира Потанина пополнили собрание Помпиду на 370 единиц хранения.

● Выход книги «Жития убиенных художников» Александра Бренера.

● Приказом Министерства культуры Российской Федерации Государственный центр современного искусства (ГЦСИ) вместе с коллекцией присоединен в качестве структурного подразделения к ГМВЦ РОСИЗО, возглавляемому С. Перовым. М. Миндлин отправлен в отставку.

● Дарья Серенко начинает акцию «Тихий пикет».

● Борис Клюшников открывает в галерее «На Шаболовке мультимедийную выставку «Политика хрупкости», посвященную депрессии.

● Акция группы «{родина}» «Увы-парад».

2016–2017

● На Кольте выходит журнал «Разногласия» (главный редактор — Глеб Напреенко).

2017

● Художница, режиссерка и перформансистка Леда Гарина открывает в Петербурге феминистское пространство «Ребра Евы» и запускает одноименный ежегодный фестиваль документального феминистского театра, кино и перформанса.

● В Москве на месте снесенной в 2006 году гостиницы «Россия» открыт парк «Зарядье». Проект в стиле природного урбанизма, построенный по проекту бюро Diller Scofidio + Renfro, получил премию ArchDaily-2018 в категории Public Architecture. По поводу строительства парка проходят протесты «Архнадзора».

● Фотограф Вадим Соболев создает Ассоциацию худших художников и Ассоциацию худших фотографов.

● В ГМИИ проходит выставка «Сокровища Нукуса. Из собрания Государственного музея искусств Республики Каракалпакстан имени И.В. Савицкого», приуроченная к визиту в Москву президента Республики Узбекистан Шавката Мирзиёева.

● Основатели галереи «Ковчег» (1988) Сергей Сафонов и Игорь Чувилин покидают государственное бюджетное учреждение культуры города Москвы «Государственный выставочный зал “Ковчег”», чтобы открыть свою частную галерею, однако ВЗ продолжает функционировать под этим названием. Таким образом, в Москве образуются две галереи «Ковчег».

● ГМИИ совместно с центром изящных искусств BOZAR (Брюссель), центром искусства и медиа ZKM (Карлсруэ) и Государственным музейно-выставочным центром РОСИЗО открывает выставку «Лицом к будущему. Искусство Европы 1945–1968 годов» (кураторы — Экхарт Гиллен, Петер Вайбель, Данила Булатов).

Юбилей Октябрьской революции. Выставки, переосмысляющие ее столетие, более активно проходят за пределами России. В России процессом руководит Оргкомитет по подготовке и проведению мероприятий, связанных со 100-летием революции 1917 года. Из новостей: «Глава оргкомитета А. Торкунов особо отметил то, что 100-летию русской революции посвящены мероприятия за рубежом. “Мероприятия прошли уже более чем в 20 странах — Австрия, Болгария, Великобритания, Германия, Греция, Китай, Литва, Мексика, Нидерланды, Словакия, Франция, Швейцария и другие. В октябре, ноябре, декабре пройдет большая серия конференций во многих странах. Столь большой интерес удивителен”». В Лондоне — «Revolution! Russian Art 1917–1932» в Royal Academy и «Red Star over Russia. A Revolution in Visual Culture 1905–1955» в Tate, в Берлине — «1917. Revolution. Russia and Europe» в Историческом музее и «Eternal Russia» в театре Hebbel am Ufer (Марина Давыдова, Владимир Раннев, Вера Мартынов) и др. В России: «Искусство — в жизнь! 1918–1925» (ГРМ), «Скульптор Андреев — кем вы были до 1917 года?», «Некто 1917» (ГТГ), «1917. Код революции» (Музей современной истории России и РГАСПИ) и др.

● В Петербурге появляется «Партия мертвых».

● Книга графических репортажей Виктории Ломаско «Other Russias» опубликована в США издательством n+1, затем в Великобритании издательством Penguin Books. Ломаско начинает работать в монументальной живописи. Восьмиметровая фреска «Дочь художника-оформителя» стала частью выставки «Betrayed Revolution» в Манчестере (2017 год, куратор — Ольга Борисова).

● Петр Павленский и Оксана Шалыгина с детьми покидают Россию и просят политического убежища во Франции. Поводом стала доследственная проверка по заявлению актрисы московского «Театра.doc» Анастасии Слониной о сексуальном домогательстве. Слонину поддержали Елена Гремина и Михаил Угаров.

2017–2018

● Международный скандал вокруг поддельных полотен русского авангарда из коллекции И. Топоровского, выставленных Катрин де Зегер в гентском Музее изящных искусств.

● ММСИ. Двухчастная выставка «Модернизм без манифеста. Собрание Романа Бабичева» сопровождается пятитомным одноименным изданием. Кураторская группа — Роман Бабичев, Надя Плунгян, Александра Селиванова, Ольга Давыдова, Валентин Дьяконов, Мария Силина — выступила с программой переосмысления истории советского искусства 1930-х — 1960-х годов.

● Творческое объединение iBorgInsomniac Bears of Russian Game Development — выпускает свой манифест.

2018

● Сергей Хачатуров открывает выставку «Гипноз пространства. Воображаемая архитектура. Путь из древности в сегодня» в ГМЗ «Царицыно» (архитектор — Степан Лукьянов, художники — Егор Кошелев, Владимир Карташов, Антон Мороков, Андрей Оленев, Артем Филатов, Андрей Сильвестров, Василий Сумин и др.). Выставка завершает созданный для музея цикл «Роман готического вкуса» (трилогия «Ожившая пьеса императрицы», «Призрак-рыЦАРЬ» и «Гипноз пространства»).

● Арсений Штейнер открывает в Саратовском музее им. Радищева первую выставку из цикла «Актуальная Россия» (Саратовский филиал Государственного центра современного искусства в составе ГМВЦ РОСИЗО).

● Выставка Ильи и Эмилии Кабаковых «В будущее возьмут не всех» в Государственном Эрмитаже, ГТГ и Tate.

● ЦВЗ «Манеж» в Санкт-Петербурге открывает музейно-театральный проект «Хранить вечно», посвященный 100-летию превращения бывших пригородных императорских резиденций Гатчины, Павловска, Петергофа и Царского Села в общедоступные музеи (режиссер — Андрей Могучий, художник-постановщик — Вера Мартынов, музыка Владимира Раннева, текст Светланы Щагиной). Проект открывает эпоху иммерсивных выставок в российских музеях.

● Глеб Напреенко и Александра Новоженова выпускают книгу «Эпизоды модернизма».

● Дело Варвары Михайловой. Художница вышла на первомайскую демонстрацию с коллажем «9 стадий разложения вождя». Суд приговорил Михайлову к штрафу в размере 160 тысяч рублей, обвинив в том, что ее плакат «не соответствовал тематике мероприятия», и потребовал уничтожить работу.

2019

● «Фанерный театр» в БДТ им. Товстоногова (Андрей Могучий, Александр Шишкин-Хокусай, Андрей Воронов («АрхАтака»)).

● Ирина Корина оформила театральный проект Всеволода Лисовского «ГЭС-2 Опера» (НИУ «МЭИ»).

● ИРРИ прекращает свою работу после ареста имущества Алексея Ананьева.

● Ольга Лаврентьева выпускает графический роман «Сурвило», основанный на биографии ее бабушки, пережившей блокаду.

● Выставка «Головой о стену. Живопись и графика Б.А. Голополосова 1920–1930-х годов» в ГТГ (кураторы — Сергей Фофанов, Татьяна Ермакова).

ВЫБЕРИ ГЕРОЕВ ДЕСЯТИЛЕТИЯ. ГОЛОСОВАНИЕ

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
Gloria mundiColta Specials
Gloria mundi 

Фотограф Алина Десятниченко ищет по городам России капища, посвященные музыкантам. И находит

2 декабря 20191656
Хранить охлажденнымОбщество
Хранить охлажденным 

Борислав Козловский о том, зачем прятать на заполярном архипелаге библиотеку распечатанных компьютерных программ

28 ноября 20192711