12 августа 2015Театр
6725

Внешняя политика

Спектакли в гипермаркете, в речном порту, в библиотеке и на Заводе слоистых пластиков: гид по фестивалю «Точка доступа»

текст: Андрей Пронин
Detailed_picture«Мокрая свадьба»© Владимир Телегин

На будущей неделе в Петербурге открывается фестиваль «Точка доступа: театр в городе», спродюсированный проектом «Открытая сцена» и посвященный site-specific theatre. По просьбе COLTA.RU о программе первого в истории северной столицы фестиваля спектаклей в нетеатральных пространствах рассказывает его арт-директор, театральный критик и продюсер Андрей Пронин.

Предложение COLTA.RU написать колонку в преддверии фестиваля, с одной стороны, фантастически щедрое, с другой — малость изуверское. До фестиваля остаются считаные дни, ничего, как водится, не готово, новые проблемы возникают одна за другой. Не то что сглазить страшно — а просто страшно. Однако Тина Канделаки в подобных случаях велела сжимать зубы, что ваш покорный слуга и собирается делать по ходу вколачивания этого текста в ноутбук.

Россия, как всем известно, — родина слонов, а Петербург — их малая родина. Если угодно, историю сайт-специфика в мировом театре можно вести со «Взятия Зимнего дворца», срежиссированного Николаем Евреиновым к трехлетию означенного революционного события. Вообще русский театральный авангард 1920-х тяготел к представлениям в городской среде задолго до официального основателя сайт-специфического направления — американца Ричарда Шехнера с его «Дионисом-69» в пустом фабричном цеху. В Питере у этого направления есть и ныне здравствующие патриархи — например, худрук БДТ Андрей Могучий, на заре своей карьеры волхвовавший на пустырях Ржевки, а в пору службы в Александринке выпустивший «Петербург» Андрея Белого во дворе Михайловского замка.

Собственно, отличие сайт-специфического театра от уличного или бродячего — в связи с genius loci, способности найти «точку доступа» к внешней среде и включить ее в спектакль не как рамку, а как необходимое составное, неотрывную часть художественной плоти. Этим талантом обладает несколько петербургских команд: например, «Комик-трест» или Русский инженерный театр «АХЕ», любезно согласившийся закрыть наш фестиваль своей уже почти легендарной «Мокрой свадьбой». Этот спектакль объехал полмира, но всякий раз магическим образом преображался, следуя ритму и логике окружающего пейзажа. По иронии судьбы в родном городе «АХЕ» «Мокрую свадьбу» видели всего несколько раз, и в аншлаге мы не сомневаемся. Тем более что эта вольная фантазия на темы средневековых алхимических трактатов будет разыграна не среди набивших оскомину туристических видов, а много выше по течению Невы, на территории старого речного порта у станции метро «Пролетарская». Место неизбитое и энергетичное, а кроме ахейцев Максима Исаева и Павла Семченко в спектакле будут участвовать Максим Диденко, за последние месяцы выбившийся в режиссерский топ обеих столиц, и номинантка прошлой «Золотой маски» Илона Маркарова, главная звезда спектакля «Жизнь за царя», эту самую «Маску» в малой форме получившего.

«Бродский. Ретвит»«Бродский. Ретвит»© Богдан Соколов

Кстати, в программе «Точки доступа» участвует и еще один артист «Жизни за царя» — вольный художник, актер, режиссер, поэт, перформансист, общественный активист, лектор и кто только не, одним словом, Павел Михайлов. Его моноспектакль «Бродский. Ретвит», современную реновацию почтенного жанра поэтического чтения, мы тоже изъяли из привычного оборота. Библиотека на Ленинском проспекте, где будет читать, петь и рисовать Павел, — не мемориальное пространство и не хипстерский коворкинг. Это один из сохранившихся оазисов непрерывного времени: можете назвать ее советским заповедником, а можете — пространством вечности, и это будет очень бродская дилемма. К тому же упомянутая библиотека находится на юго-западной окраине Петербурга, то есть в провинции у моря.

Еще один site-based (то есть созданный в традиционной среде и перенесенный в нетеатральное пространство) проект «Точки доступа» — новая редакция спектакля режиссера Андрея Гогуна «Потеря равновесия», созданного несколько лет назад в лаборатории «ON.Театр». Этот опус — моя личная слабость: мне очень нравится, как постановочный изыск монтируется тут с брутальной простотой исполнения. Мемуары подводника Александра Покровского (они звучат в спектакле Гогуна в инсценировке безвременно погибшего молодого драматурга Владимира Силакова) — не приукрашенный отчет о тяготах флотской службы, бытовой неустроенности, уставных и неуставных отношениях. Тут, впрочем, нет истерического хныканья и жалоб, однако нет и лучезарности съевшего собаку Гришковца, а есть констатация сбивающего с ног абсурда. В спектакле мильон терзаний рефлексирующего флотского офицера материализовался в образе бассейна-лягушатника, где бултыхается протагонист (актер Дмитрий Тимошенко), а его начальники и сослуживцы обратились в странных существ с набеленными лицами — то ли из китайской оперы, то ли из кабуки, — торжественно восседающих на бортиках бассейна. Сермяжная правда у Гогуна так ловко сдобрена художественным хулиганством, что сам бог велел этому спектаклю оказаться на Заводе слоистых пластиков. Суровый индустриальный гигант, огороженный недружелюбным забором, с недавнего времени приютил на своей территории Музей стрит-арта, так что диалектика «Потери равновесия» здешнему духу места близка и понятна.

«Потеря равновесия»«Потеря равновесия»© Александр Фонарев

Брешью программы стал невыпуск спектакля Яны Туминой «Яго». Оказалось, что выпустить его на том невском дебаркадере, который был облюбован постановщицей и художником Эмилем Капелюшем, по ряду технических и юридических причин невозможно. Когда это стало окончательно ясно, искать иные варианты было поздно. Самый эстетский спектакль программы, задумывавшийся как сюита сложных звуковых и визуальных аттракционов, смелый синтез западной и восточных культур (горловое пение!), оказался отложен на будущее — возможно, это проделки Яго. Безумно жаль.

Те две премьеры, которые мы — петербургская «Открытая сцена» — в итоге выпускаем на «Точке доступа», достаточно радикальны и инновационны — как минимум по форме. В «Кентерберийских рассказах» режиссерского тандема Александра Артемова и Дмитрия Юшкова, известных по уже многочисленным работам в Александринке и БДТ, паломничество героев Джеффри Чосера будет уподоблено вполне привычной для современной публики акции — походу в гипермаркет. Не могу предсказать, насколько ярким окажется спектакль, но его замысел изобилует небывалыми подробностями. Во-первых, действие разворачивается в работающем торговом зале магазина «Максидом», никто не удаляет оттуда покупателей, строймаркет продает и выбивает чеки в штатном режиме. Во-вторых, количество актеров и зрителей равно, и для каждого зрителя играет собственный артист, сопровождающий его в паломничестве между витрин. Финал спектакля должен стать для публики неожиданным, так что проболтаюсь только об одном: он имеет некое отношение к «Сталкеру» Тарковского.

«Кентерберийские рассказы»«Кентерберийские рассказы»© Виктор Васильев

Не менее диковинна наша вторая обновка — спектакль «В сторону белого “КамАЗа”», создаваемый в непростом сотрудничестве Всеволода Лисовского из «Театра.doc», режиссера Веры Поповой, художников Александры Ловянниковой и Алексея Лобанова. Серия интервью со старожилами микрорайона около станции метро «Удельная», в числе которых наряду с безвестными пожилыми дамами оказался, скажем, художник Андрей Люблинский, превратилась в очень странный и безумно обаятельный текст. Удельная оказывается средоточием разновременного и разносортного мифа: тут обнаруживаются и поле Троянской битвы, и Стоунхендж, действуют валькирия, женщина-кошка и призрак Шурика из «Кавказской пленницы». В отличие от привычного театра (или, скажем, читки) текст спектакля разворачивается не во времени, а в пространстве, по ходу променада. Например, диалог вполне может быть изложен в виде последовательной серии транспарантов, развешенных вдоль тропинки. Поступательное движение зрителя по маршруту превращается в чтение, в управление временем спектакля, дорога становится текстом (литературным и театральным), а ориентирующая функция голоса в наушниках или карты рун, выдаваемой зрителям, до неразличения смыкается с повествовательной. Будет, видимо, и чуть-чуть действия в традиционном театральном понимании, но в нем примут участие не профессиональные артисты, а волонтеры, имен которых вы не найдете в программке. Первый акт, антракт и второй акт — не временные промежутки, а территориальные массивы. Есть и еще одна важная деталь. Спектакль плотно интегрируется в жилое пространство: так близко театр в России, пожалуй, еще не подходил к человеческому жилью.

«В сторону белого КАМАЗа»«В сторону белого КАМАЗа»© Виктор Васильев

Вместо мерзотного «приятного просмотра» хочется пожелать, чтобы если не все, так хоть что-то у нас получилось. Претендовать на пальму первенства по части развития сайт-специфического театра в России петербургскому фестивалю было бы неловко: есть «Живые пространства» в Москве, «АРТель» в Свияжске. Но эти институции работают в формате разовых лабораторий, а «Точка доступа» задумана как комбинат, показывающий в течение двух с половиной недель с десяток спектаклей ежедневно. Что из этого выйдет, станет ясно до скрежета зубовного скоро.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
И к тому же это надо сократитьКино
И к тому же это надо сократить 

На «Кинотавре» показали давно ожидаемый байопик критика Сергея Добротворского — «Кто-нибудь видел мою девчонку?» Ангелины Никоновой. О главном разочаровании года рассказывает Вероника Хлебникова

18 сентября 20204435
Никос Панайоту: «Журналистика нуждается в производстве смыслов, а не только в описании событий»Мосты
Никос Панайоту: «Журналистика нуждается в производстве смыслов, а не только в описании событий» 

Чему должен учиться журналист сегодняшнего дня, рассказывает основатель Международной медиашколы в Салониках — и приглашает молодых спецов на занятия онлайн-академии

11 сентября 20204688