3 июня 2020Театр
2511

Здесь будет город-театр

Лаборатория театра горожан в Казани

текст: Наташа Боренко, Ада Мухина
Detailed_picture«Семья 2.0». Проект Burger∗Inen Buhne, Грац, 2019© Lupi Spuma

Казанский «Угол», ставший за последние годы одним из главных форпостов нового театра в российских регионах, и фонд «Живой город» проводят на этой неделе Лабораторию театра горожан. Специально для COLTA.RU кураторы проекта Ада Мухина и Наташа Боренко рассказывают о феномене театра горожан — и о том, как он приживается на русской почве.

Ада: Впервые я услышала термин «сцена горожан», или «сцена граждан» (rgerbühne), на конференции в Германии от режиссера и куратора Мириам Чолль. В 2009 году она возглавила первый в стране отдел при Дрезденском государственном театре, который занимался созданием репертуарных спектаклей с неактерами. Именно «дрезденская модель» работы с жителями города запустила целую волну: отделы «сцен горожан» под разными названиями стали открываться по всей стране. В берлинском Немецком театре, например, появился Молодой Немецкий театр, который выпускает спектакли с подростками и актерами.

Наташа: Такие программы реализуются уже не только в Германии, кстати. Чуть позже я расскажу про то, как это работает в Шаушпильхаусе австрийского города Грац.

Ада: Сама идея привлечения неактеров в профессиональные постановки не является новой. В той же Германии уже 20 лет этим занимается театральная компания Rimini Protokoll. Они изобрели термин «эксперты повседневной жизни» и в своих документальных спектаклях показали, что реальный человек может рассказать о своей жизни лучше, чем актер. В России в «Театре.doc» такую практику стали называть свидетельским театром. Например, в спектакле «Акын-опера» Всеволода Лисовского на сцене пели о своих буднях трудовые мигранты и мигрантки из стран Южного Кавказа и Центральной Азии. Мы с тобой, Наташа, тоже выпустили несколько документальных спектаклей с подростками в Санкт-Петербурге — например, «Восемнадцатый дневник в голубой обложке с чайничком» в лаборатории «On.Театр» и «________» в рамках проекта «Новые люди» в БДТ. Такие работы в России часто называют социальным театром, то есть театром, работающим с конкретными сообществами и актуальной социальной проблематикой.

Все перечисленные проекты объединяет то, что они создавались по инициативе свободных художников, выпускались на собственные средства или гранты, показывались редко и, как правило, жили недолго. Новаторство немецкой концепции «сцены горожан» заключается в том, что она стала частью государственного театра, а значит, на ее существование выделяется бюджетное финансирование. За счет этого можно позволить себе выстраивать регулярную долгосрочную работу с городом и выпускать по несколько репертуарных спектаклей с горожанами в сезон.

«2084». Дрезденский государственный театр«2084». Дрезденский государственный театр© Sebastian Hoppe

Наташа: В Шаушпильхаусе в Граце начиная с сезона-2018/2019 тоже есть программа «Сцена горожан∗ок» (в оригинале rger∗innenbühne — звездочка обозначает здесь включение разных гендеров). Осознанно повторюсь: большой и важный драматический профессиональный государственный театр решил каждый год выпускать спектакли с самыми разными местными жителями. Грац — город приблизительно на 300 тысяч человек, региональный центр с историей, университетом, оперным театром — маленький, но важный. У программы «Сцена горожан∗ок» в Граце есть свой манифест, в нем есть, например, такие строчки: «rger∗innenbühne является агорой города и обсуждает социально значимые темы. Каждый проект rger∗innenbühne начинается с вопросов, на которые никто не знает ответов. rger∗innenbühne — это не терапия. Самопознание тем не менее является компонентом театральных процессов (особенно в биографических театральных работах)».

В первый сезон своей работы «Сцена горожан∗ок» выпустила три постановки, каждую сыграли по пять-семь раз. В феврале 2020 года я приехала в Грац (по программе The Artist Residency от European Theatre Convention) и застала репетиции обеих постановок уже этого сезона. Спектакль «Ты за GAK или Sturm?» с футбольными фанатами был выпущен на большой сцене, в нем приняли участие члены двух местных (разумеется, враждующих) фан-клубов, и премьера стала большим городским событием, зрители пришли на нее с огромными флагами. Второй спектакль с поварами-мигрант∗ками был про связь национальности и еды, назывался «Дом — это чувство в животе» и был поставлен на паузу из-за карантина, его доделают и обязательно выпустят в следующем сезоне.

Я отдельно расспрашивала руководство театра, зачем им все это нужно. Во-первых, говорят, у нас такой заполняемости залов еще никогда не было.

Во время репетиций я постоянно забывала, что это постановки с неактерами, потому что процесс устроен совершенно «обычно». Большие постановочные команды, репетиционные площадки со всей необходимой технической поддержкой, активный пиар, включая печать афиш и флаеров, — театр на всех уровнях активно включен в процесс выпуска. Я отдельно расспрашивала руководство театра, зачем им все это нужно. Во-первых, говорят, у нас такой заполняемости залов еще никогда не было. Во-вторых, нам интересны эстетический поиск, новые форматы, мы приглашаем интересных нам профессиональных режиссеров, но работать хотим с местной повесткой.

Ада: Да, для меня поиск новой эстетики в диалоге «художника» и «эксперта реальной жизни», пожалуй, является самым интересным в этом направлении современного театра. Когда Мириам Чолль пригласила меня участвовать в художественном совете IV Европейского фестиваля сцены горожан, она именно так описала свое видение программы: «Мы ищем максимально разнообразные художественные методы работы профессиональных театральных деятелей с неактерами».

Спектр спектаклей, которые мы в итоге отобрали со всей Европы на фестиваль в Дрездене в 2019 году, показал, насколько широки возможности театра горожан. От сайтспецифического «Кукольного дома» по Ибсену с участием реальной семейной пары в их собственном доме — до танцевального перформанса под техно-музыку «Все тела наэлектризованы» с участием людей в инвалидных креслах. От спектакля-игры «Без определенного места жительства» с участием бывшего бездомного и социальной работницы, где зрители пытаются понять, как выжить на улице, — до «Баллады об апатичном сыне и его нарциссической матери», где мать и ее сын-подросток выясняют отношения, танцуя под поп-музыку Sia.

«Ведута. Городские пейзажи». Дрезденский государственный театр«Ведута. Городские пейзажи». Дрезденский государственный театр© Sebastian Hoppe

Наташа: Прекрасно, что у нас тоже появляются театры, которым интересно делать такие проекты именно системно, — как казанский «Угол», с которым мы запускаем Лабораторию театра горожан в онлайне. 25 участников из Татарстана и других регионов мы отберем по заявкам. Внутри лаборатории мы будем размышлять над существующими знаниями и опытом создания профессионального театра с непрофессиональными актерами — и хотим, чтобы участницы и участники вышли из лаборатории с конкретными идеями проектов. Эти проекты они после лаборатории могут подать в «Угол» на open call (он пройдет с 10 июня по 1 июля), а могут осуществить сами, где хотят и могут. Какой бы стиль работы участницы и участники ни выбрали, нам важно, чтобы они осознавали свои намерения, цели работы с неактерами и задавали себе не только эстетические, но и этические вопросы.

Ада: Важно, что часть программы лаборатории будет публичной — «Угол» будет транслировать ее на своем YouTube-канале. В ней, например, мы будем говорить о спектаклях с сотрудниками банка, художницами и семинаристами в Казани. Мы поговорим с самой Мириам Чолль о ее десятилетнем опыте «сцены горожан» в Дрездене. А под конец лаборатории мы с Наташей, участницами и участниками сделаем коллаборативную лекцию о коллаборативности.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте