10 апреля 2019Театр
32630

Соломоново решение

Объединение Александринки и Волковского театра: приглашение к дискуссии

текст: Андрей Пронин
Detailed_pictureХудожественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин и художественный руководитель Театра имени Федора Волкова Евгений Марчелли на пресс-конференции по итогам встречи с коллективом Театра имени Федора Волкова и представителями ярославского отделения партии «Единая Россия». Ярославль, 5 апреля 2019 года© Владимир Смирнов / ТАСС

Проект объединения петербургского Александринского театра и ярославского Театра имени Федора Волкова в единую институцию по-прежнему остается одним из самых обсуждаемых околокультурных сюжетов этой весны. Новость о создании «театрально-культурного комплекса “Первый национальный театр России”» спровоцировала ожесточенную дискуссию, не утихающую уже который день и в профессиональном сообществе, и в русскоязычном сегменте Фейсбука. COLTA.RU приглашает всех заинтересованных участников продолжить ее. Сегодня об очередной громкой инициативе Минкульта и ее рецепции размышляет театральный критик и куратор Андрей Пронин.

Говорят, к царю Соломону (или это был грузинский судья Аздак?) пришли две женщины: настоящая мать ребенка и самозванка. Царь велел им тянуть ребенка. Кто перетянет — тот и заберет. Самозванка потянула на себя. Настоящая мать отпустила руку: ей было страшно тянуть свое дитя, как канат.

История с неслучившимся объединением Александринского и Волковского театров дала возможность выплеснуться праведному гневу всех и вся. От знатоков и опытных практиков — до дураков и диванных теоретиков. Все разгневаны.

Повод для гнева действительно веский. Внезапность и келейность решения законно возмутили Союз театральных деятелей. То, что решение огласил перед широкой публикой министр Владимир Мединский, возмутило врагов министра Владимира Мединского. Потом всплыл на поверхность совсем уж неприятный документ — проект приказа, согласно которому объединение происходит путем превращения Театра им. Федора Волкова в филиал Александринки, так что слияние многим стало казаться поглощением. Повод для сарказма дал и новый бренд «Первого национального» театра, отдаленно напомнивший «первый мистический театр» в Перми.

Рефлекс раздражения вызывает у многих сама идея объединения театров. Оптимизаторское поветрие театральных комбинатов, прокатившееся по стране несколько лет назад, в большинстве случаев потерпело полное фиаско. Еще нелепее выглядят идеи оптимизации, когда речь заходит о крупнейших и славных театрах федерального подчинения.

Да и сам проект «Первого национального» показался многим маниловским. Театральный конгломерат, работающий на два города? Нет, даже на три. Речь, оказывается, еще и о Москве, о строящейся новой сцене МХТ, от которой МХТ, оказывается, отказался. Как это организовать технически? А если вдруг удастся организовать, не слишком ли здорово это будет для худрука Александринки Валерия Фокина и худрука Волковского Евгения Марчелли? Если этот комбинат заработает, он точно станет первым среди равных. Просто по факту величины.

А что, если попробовать? В режиме эксперимента. С гарантией равенства объединяемых сторон. Ну или не пробовать, а хотя бы снизить градус дискуссии.

Премьер Дмитрий Медведев слияние приостановил. Начались консультации. Попутно начались протесты в Ярославле, в дело включились местные депутаты, готовые оборонять театр до последней капли крови. Я уверен в этих депутатах. Если кто-то будет тянуть театр на себя, они не отпустят.

Эта история вроде бы кажется очень простой, и моральная оценка не заставила себя ждать. У нас вообще с моральной оценкой дела идут все лучше и лучше: тот или иной театральный деятель регулярно становится нерукопожатным — куда там старику Соломону до скорости нашего правосудия. Много интересного я прочитал о режиссере Марчелли за последние дни. К фейсбучным комментаторам родился простой и хамский вопрос: он — Марчелли, а вы кто? И что такое Волковский театр сегодня без Марчелли? Боюсь, что просто памятник архитектуры. Всегда, разумеется, можно сделать нового ребеночка, но, чтобы выжил этот конкретный, боюсь, придется принимать в расчет суждения «ужасного человека» Е.Ж. Марчелли. Тем паче что этот безобразник давно уже и по праву считается одним из лучших режиссеров страны, и его новый спектакль «Нам не страшен серый волк», только что показанный в конкурсе «Золотой маски», вполне это подтверждает.

Валерий Фокин и вовсе не нуждается ни в чьих рекомендациях. Он — автор десятка без преувеличения великих спектаклей, создатель новых театральных институций, человек, превративший Александринку во впечатляющий отлаженный механизм. Я не знаю в России драматической труппы, более вымуштрованной, тренированной и стабильной.

Мне не кажется, что эти люди заслужили, чтобы с ними так разговаривали. И мне — уже как зрителю — кажется, что Волковскому не хватает Фокина с его способностью выстраивать жесткий формальный рисунок ролей и спектакля в целом. А Александринке не хватает Марчелли с его разбором, творческим авантюризмом, способностью зажечь артиста.

Проект, о котором идет речь, не имеет ничего общего с оптимизацией и экономией бюджетных средств — чтобы его воплотить, потребуются дополнительные денежные вливания. Я бы не опасался тут неприятного прецедента, который спровоцирует новую волну слияний и поглощений. Прецедент выглядит недешевым.

А что, если попробовать? В режиме эксперимента. С гарантией равенства объединяемых сторон. Ну или не пробовать, а хотя бы снизить градус дискуссии. Отпустить.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ

Комментарии
Сегодня на сайте