30 января 2019Театр
42540

ЛАЙК ЛАЙК ЛАЙК

Новая пьеса Саши Денисовой — премьера на COLTA.RU

текст: Саша Денисова
Detailed_picture© Getty Images

26 февраля в Тверском академическом театре драмы пройдет премьера спектакля «ЛАЙК ЛАЙК ЛАЙК», поставленного режиссером Александром Павлишиным по тексту Саши Денисовой — первой в истории отечественной драматургии пьесе, действие которой происходит в Фейсбуке. Право первой публикации «ЛАЙК ЛАЙК ЛАЙК» автор любезно предоставила COLTA.RU. Текст печатается в редакции источника.

Жизнь их текла по известным формам. Наш директор говорит: главное во всякой жизни — это ее форма. Что теряет свою форму, то кончается — и в нашей обыденной жизни то же самое.

А.П. Чехов, «Три сестры»

Действующие лица

Василий — пожилой литератор, живущий на даче
Элла — девушка, которой всегда плохо
Алевтина — кормящая мать, имеющая трезвый взгляд на жизнь
Филипп — кинокритик в крупном медиа

Действие происходит в комнате. Но и в фейсбуке. Это важный момент. Перед нами активные пользователи фейсбука — Василий, Элла, Алевтина и Филипп. Они разговаривают в формате фейсбука — пост и комментарии. Но важно, чтобы они находились в комнате, в бытовой обстановке, скажем, в гостиной, допустим, они могут сидеть в креслах или на диване, пить чай, кофе или вино. Хотя действие может происходить где угодно — главное, чтобы не в компьютере. Желательно избежать гаджетов, а также титров с диалогами. По сути перед нами — протокол разговоров. Да, разговоры эти не написаны на экране, а произносятся актерами — но ведь мы же в театре, это вполне выполнимая условность.

Хотя если эту условность не удастся соблюсти — пьеса может быть поставлена как угодно.

Сцена 1. СОБАКА И КОТИКИ

Василий: Доброе утро, мои дорогие друзья! Я говорю вам — доброе утро и доброй ночи — потому что человек немолодой и с больным сердцем и никогда не знаешь, последний или не последний раз разговариваешь с вами, дорогие мои! Поэтому — доброе утро. И как бы действительно хотелось, чтобы оно было добрым, а то в нашей стране живешь-живешь и только и ждешь очередной катастрофы или не дай Бог, войны... А так хочется ещё радоваться жизни! Даже после того, как я остался один, все равно нахожу во многом радость. Живу в деревне, сосны корабельные, тишина такая — можно книгу написать! Сегодня все в снегу! Дом завалило основательным образом, еле открыл входную дверь — с той стороны образовался значительный сугроб. Открыл — стоит моя лохматенция на пороге с перьями во рту. Дело в том, что моя собака съела ворону, что делать?

Алевтина: Главное, чтобы не кусала людей — а то иногда выйдешь во двор с ребенком и страшно становится, особенно когда бультерьер.

Элла: Господи, какой ужас, как жалко ворону! Хотя я больше люблю пингвинчиков.

Филипп: Немедленно глистогонное.

Алевтина: А что с сердцем, Василий? Сердцем надо заниматься, а то у нас одна женщина вот так жаловалась-жаловалась, а потом у гастронома прихватило — и привет.

Филипп: А вообще образ любопытный, кинематографический. Собака съела ворону!

Элла: Господи, как будто какой-то символ! Только какой не понимаю…

Алевтина: А вот куда дети смотрят? Пожилой человек один на даче, с собакой и не дай Бог что — и не найдет никто!

Василий: Алевтина, дорогая, жена, Людочка, и дочь, Леночка, умерли.

Алевтина: Земля пухом. Вечная память. Ангелов-хранителей на том свете.

Василий: Прочел в Сообществе Тайны Вселенной, что японцы разработали персональный компьютер, благодаря которому можно разговаривать с умершими.

Алевтина: Не рвите себе душу, они в лучшем из миров — вас дожидаются!

Филипп: Василий, а какова порода собаки?

Василий: Филипп. Моя лохматенция — лайка русско-европейская. Еще щенком была к птицам неравнодушна.

Филипп: Я прогуглил, Василий, она охотничья. У нее инстинкты — вот она на птиц и бросается! Но глистогонное — в любом случае.

Алевтина, Элла, Филипп: Лайк. Лайк. Лайк.

Алевтина: С тех пор, как у меня появился ребенок, ушли все прежние проблемы — карьера, вечная гонка за успехом… Я думала, буду из тех мамаш, которые со слингами носятся по городу, работая и бегая по гостям. А вот и нет — уже неинтересно: вся жизнь моя сосредоточена вокруг маленького тирана — выложить на животик, проверить подгузники. Сегодня случилась авария. Я стала переодевать малышочка в ресторане и тут он выпустил на меня струю желтой, стремительно растекающейся жижи. Стояла в новом кашемировом свитере, вся в какашках. Воды в туалете не оказалось, пришлось покупать бутылку воды. Вот бывает, пытаешься, неслышно шурша пальто и сцедив рвущееся наружу молоко, выскользнуть из дома хотя бы на маникюр! И что вы думаете — тут же кричит. Я достигла таких высот в подбегании к кроватки каждый часок и кормлению по каждому всплакиванию! Сегодня проснулся в шесть утра и плакал, ну и все, и привет!

Василий: Прекрасные оба! Лучи счастья и добра младенчику и его маме!

Элла: Господи, у всех какие-то дети, какие-то подгузники!

Филипп: Милые котятки! Чмоки-чмоки!

Василий: Дорогая моя, не думайте, что этот бессонный период надолго. Они быстро растут, эти младенчики, наслаждайтесь!

Алевтина: Боюсь, Василий, это сейчас он нежно курлыкает и радостно повизгивает, когда я треплю его теплые щечки, а потом будет стесняться своей мамочки, прятать от своих девушек эти милые фоточки.

Василий: Потрепите его за щечки впрок, моя дорогая!

Алевтина (с умилением): Лайк.

Василий: Смайл!

Филипп: Когда у всех московских хипстеров появились дети, да еще по двое — по трое — я понял, лучшие вечеринки позади! Но потом и сам родил сына — и вообще все в жизни понял…

Алевтина: Когда мой малышочек дергает меня за волосы своей пухлой ручонкой, мое сердце превращается в миллион лепесточков!

Элла: Миллион лепесточков! Как точно сформулировано!

Филипп (веско): Текст действительно крутой.

Василий: Дорогая моя, читал на одном дыхании!

Филипп: Здоровый какой! Скоро будет курить под школой! Смайл.

Василий: Начало воскресного дня — чтение вас, Алевтина. Вы стали мощно писать с рождением сына! Собирайте на книгу, не потеряйте ни одного драгоценного словца!

Алевтина (смущенно): Лайк.

Элла, Василий, Филипп: Лайк. Лайк. Лайк

Филипп: Котики и зайки, об очередном пронзительном фильме отечественного производства. Открываю френдленту — вижу, написано: пронзительно! Все пронзились — все как один. Что-то в этом году у нас все пронзительное. В прошлом году все премьеры были потрясающие. Потрясали до глубины души. Теперь фильмы стали пронзать. Так вот, что именно пронзает в новом фильме режиссера Иванова. Красивые девушки, красивые пейзажи, тяга к синему — а синего в фильме много, у режиссера какая-то потребность катастрофически сырую пьесу скрасить пронзительным синим: синее и платье главной героини, синяя и сигарета в руках главного героя. Пронзительно молчат молодые двадцатилетние актеры, вглядываясь в нас, кинокритиков, чтобы мы наделили их экранное существование ну хоть каким-нибудь смыслом. А мы не наделим. Скучно, котики и зайки, пронзительно скучно!

Элла: Господи, невероятно написано! В самую точку! Пронзительно, смайл.

Василий: Крепко написано, дорогой друг, забористо. Стали мощно писать. Как всегда — уровень качества.

Элла: Господи, перечитала — это невероятно. Ты лучший! Всегда зачитываюсь твоими текстами! Ты выразил то, что мне не удавалось сформулировать.

Алевтина: А мне вот фильм понравился. Довольно содержательный и хорошие актерские работы.

Филипп: Алевтина, при всей пронзительности — не Тарантино, не Иньяриту и не Коэны.

Алевтина: Вам лишь бы отечественное кино хаять! А почему все должны быть сразу Коэны? Да и западные фильмы мне далеко не все нравятся. Я считаю, что мы можем гордиться своей страной — у нас полно талантов.

Василий: Я вот что подумал, дорогой. Вам бы книгу издать — чтобы не пропало ни одного драгоценного словца. Мы бы с лохматенцией ее читали долгими зимними вечерами.

Алевтина: Раздражает, что некоторые не очень хорошо относятся к нашей родной стране и благоговеют перед западом.

Элла, Алевтина, Василий: Лайк. Лайк. Лайк.

Элла: Господи, ужасно болит голова. Хочется лечь и умереть. Нужна помощь зала — что делать? Психоаналитик говорит, что я так часто болею, потому что не получаю радости, а как ее получишь, если по статистике человека нужно обнимать 8 раз в день. Мне нужен кто-то, кто будет делать мне имбирный чай и любить мою музыку в айподе. И не будет поедать мясо животных, понимая, что за ним стоят страдания животных. И обнимать меня каждый день 8 раз.

Филипп: От головной боли спазмалгон, котик, но лучше стакан вискаря — и спать.

Элла (многозначительно): Я одна не пью. Смайл.

Василий: Дорогая моя, вы еще так оглушительно молоды, поверьте мне, человеку пожилому. Вы еще встретите своего мужчину!

Алевтина: Дети без мяса обречены на белковое голодание. У нас один ребенок веганский на лестничной клетке шатался без мяса, зеленый! Забежит к нам, тетя Аля, дайте кусочек колбасы, ну а как — жалко его, даешь, а потом соседка мне такое устроила, что я ее ребенка пичкаю токсинами, разругались, ну и привет…

Филипп (тоже со значением): Я давно интуитивно перешел на рыбу. От мяса плохо почему-то.

Элла: Фил! У меня в морозилке есть замороженный фалафель завалялась бутылка вина. Приходи в гости!

Филипп: Как только разгружусь с работой — завалили рецензиями. Тридцать два раза — мысленно — обнимаю. Смайл.

Василий: Дорогая моя! Посылаю лучи добра!

Алевтина (задумчиво): Страшнейшая зараза ходит сейчас: у нас один ребенок во дворе так начинал — боль в глазных яблоках, потом на голову перекинулось, скорую вызвали и привет!

Василий, Алевтина, Филипп: Лайк, лайк, лайк.

Сцена 2. РУЖЬЕ

Василий: Добрый день, мои дорогие друзья. Сегодня собака съела снегиря.

Элла: Господи, как жалко снегиря. Хотя я больше люблю пингвинчиков.

Алевтина: Сегодня снегиря, а завтра за ребенком погонится.

Филипп: Так она же охотничья, пусть ест. Смайл. А вообще любопытный образ. Кинематографический. Собака съела ворону…

Алевтина: Да она уже не только ворону. Она уже снегиря сожрала — а снегири, между прочим, в Красной книге. Так и до лебедей дойдет. Пойдет в зоопарк и на фламинго бросится.

Элла: Только не на пингвинчиков, они такие милые!

Василий: Я не виноват, дорогие мои. Утром проснусь — уже что-то притащила.

Филипп: Охотиться хочет. Дает вам знаки, что, мол, хозяин, пора.

Василий: Так как же я охотиться? Здоровье уж не то…

Филипп: Ружье надо купить простенькое — и на охоту! И будут утки с яблоками на каждый день.

Василий: Да какой из меня стрелок…

Филипп: А вы на дровах потренируйтесь, на тарелках.

Василий: Нет, когда-то я ого-го. У нас тут был писательский клуб, мы ходили на охоту. Тряхнуть стариной? Вспомнить былое и думы!

Филипп: Лайк. Конечно, тряхнуть, раз за городом живете — как не тряхнуть!

Василий: Филипп, тут такая тишина — сосны корабельные, книгу можно написать, приезжайте в гости!

Филипп: Как разгружусь с работой — завалили рецензиями. Вместе поохотимся — я вот с сыном в тир хожу.

Элла (внезапно): Господи, Фил, ты еще и стрелять умеешь. Фил, ты — человек Возрождения!

Филипп: Если что, в свободное время я выжигаю и плету макраме! Смайл.

Элла: Великий! Смайл.

Алевтина (ворча): Вот есть же люди! Заведут собаку и страшно во двор выйти. Особенно когда бультерьер.

Элла, Филипп, Алевтина: Лайк, лайк, лайк.

Василий: Добрый вечер, мои дорогие друзья! Сегодня моя лохматенция зяблика съела…

Элла: Господи, как жалко зяблика — такая красивая птичка… Хотя я больше люблю пингвинчиков.

Алевтина: Надо все-таки держать в наморднике, потому что мало ли что, тридцать атмосфер в челюстях, не заметишь, как они щелкнут — и куда везти ребенка, рука повиснет как тряпочка и привет…

Василий: Дорогая Алевтина, живу за городом, тут людей нет, не то что детей… Зачем же животину неволить намордником?

Алевтина: Как зачем? У нас на детской площадке такая здоровая пришла, полглаза ребенку оттяпала, вшивали новое веко. И привет!

Василий (накаляясь): Алевтина, моя лохматенция — добрая, она ребенка не тронет.

Алевтина: Добрая — не добрая. Это животное и у него инстинкты! Тем более она уже вкусила вкус крови. И ворону сожрала, и зяблика. Сколько таких трагических случаев было — когда и на хозяина бросалась. Я бы на вашем месте ее дома не держала,

Василий: Нет, я, конечно, признателен, что вы беспокоитесь обо мне, но мне виднее, где мне ее держать!

Алевтина: У нас в соседнем доме бультерьер отгрыз хозяину кисть и хоть бы что, вот мстительная тварь, тот его тапком огрел что ли за то, что тот нагадил или что-то в этом роде, в общем, тот затаил месть, и когда тот заснул, а кисть с кровати свисала, он взял ее и отгрыз! Ну и привет!

Элла: Лайк. Господи, какой ужас!

Филипп: Лайк. Кстати! В одном датском артхаусе мужик повел бешеного пса пристрелить на пустыре, тот почуял неладное — и его самого загрыз, потом сидел, выл…

Элла: Господи! Лайк.

Василий (нервно): Дорогие мои друзья, спасибо вам за заботу. Пойду прилягу. Сердце что-то расшалилось…

Алевтина: Или вот еще был случай — ротвейлер взял, и ни за что ни про что вцепился мужчине в икру и не разжимал, а там тридцать атмосфер, и хозяин разжимал, и люди разжимали, и он даже, бедный, сам хотел разжать, а не смог… Ну и привет…

Филипп (азартно): Собака Баскервилей растет у вас, котик. Смайл.

Алевтина и Элла (хором): Лайк!

Филипп: Ружье, котик, ружье. Иначе однажды утром собака съест вас. Смайл.

Алевтина (философски): А ведь может и в горло вцепиться. Сонная артерия и все, и привет. И псина вроде не виновата, а просто природа у нее такая…

Филипп, Элла, Алевтина: Лайк. Лайк. Лайк.

Василий: Доброго времени суток, мои дорогие друзья, спешу сообщить! На днях приобрел ружье Кеттнер! Весом 3,2 килограмма с вертикально спаренными стволами и широкой прицельной планкой, отдача мягкая и перезаряжать не надо. Одно удовольствие! Оказалось, я недурственно стреляю — сегодня подстрелил утку. Собака съела утку!

Элла: Господи, ну наконец-то. Атомную энергию — в мирное русло!

Василий: Лохматенция довольна — и стариковское сердце радуется!

Филипп: Поздравляю! Вот, что бы вы без нас делали?

Василий: Признаться, вынудили старика, молодежь!

Филипп: А я все вспоминаю, как она у вас ворону у вас принесла. Кинематографический образ.

Элла: Господи, как будто какой-то символ, но не понимаю какой…

Василий: Об одном жалею, что жена моя, Людочка, и дочь, Леночка, не дожили. А как они готовили утку, до сих пор снится!

Алевтина: Светлая память! Земля пухом! Ангелов на том свете!

Василий: Прочел в Сообществе Тайны Вселенной, что если снится, что покойник готовит — это к здоровью и у него там все хорошо!

Алевтина: Не рвите себе душу, они в лучшем из миров — вас дожидаются!

Василий: Дорогие мои, я лично собираюсь отведать деликатесов — приготовить утку с яблоками и даже открыть бутылочку винца!

Элла: Завидую белой завистью и виртуально поднимаю бокал!

Василий: Я собираюсь начинить ее яблочками с корицей!

Элла: Господи, как хочется простых и радостных вещей: вкусно есть, что-то с корицей, радоваться жизни и чтобы кто-то тебя обнимал 8 раз в день!

Филипп (весомо): Вот рецепт от шеф-повара ресторана «Имбирная утка». Имбирная утка в цитрусовом соусе с розмарином.

Филипп достает рецепт из кармана, передает Василию.

Элла: Господи, как заманчиво звучит. Имбирная утка. И почему мне никто не готовит имбирную утку…

Алевтина: Хорошо прожаривайте, мясо дикое, могут быть глисты: неизвестно где она в черте города какую заразу ела!

Сцена 3. МАТЕРИНСТВО

Алевтина: Сегодня гуляли с малышочком по заснеженному, обледенелому, заиндевелому и — запорошенному — парку! Гуляли 4 часа — как надо, по правилам — и время пролетело незаметно. И кто бы мог подумать, что я, прежде порхавшая по светским тусовкам, не выпуская бокал и сигарету, самоотверженно гуляю по четыре часа наперекор морозам! Вот сколько теряют женщины, сделав ставки на работу, карьеру, стоит родить и ощущаешь, как это все суетно что ли… Ведь все-таки главное для женщины — это семья, любимый мужчина, вера, ребенок, Родина…

Элла: Господи, эти патриархальные ценности — ребенок, мужчина, Родина! А как же работа, самореализация?

Филипп: А почему вы так долго гуляете, мои котики? Разве это полезно по четыре часа шариться по морозу?

Алевтина: Малышочек не засыпает дома, капризульничает! На воздухе добираем! Но мы думали, что это полезно. Все гуляют!

Василий (покровительственно): Дорогая моя, все побегут с 13-го этажа прыгать и вы побежите?

Элла: Господи, все делают вид, что совершают какой-то материнский подвиг. Меня мама выносила на балкон и диссертацию писала, и все успевала. А тут можно подумать — самоотречение.

Василий: Зря у вас ребенок на морозе спит — лучше бы бодрствовал. Хорошо, когда ребенок спит дома и просыпается с мамой. Поверьте мне, человеку пожилому, вырастившему дочь, не воздух ребенку нужен, а любовь.

Алевтина молчит, даже не знает что и сказать — в подобном ее еще никто не обвинял, ведь она так старалась быть в фейсбуке хорошей матерью.

Филипп: Это все издержки советской системы воспитания. Нас всех морозили и кутали, кутали и морозили…

Элла: Это все какой-то сексизм — заставлять женщину отказываться от карьеры во имя животной деятельности.

Алевтина: Вы приходите ко мне в фейсбук и меня же называете животной деятельностью?

Филипп (Элле): Лайк.

Элла (холодно): Не вас — а в принципе.

Алевтина: Мне кажется, это как минимум невежливо — указывать постороннему человеку, как и какой деятельностью ему заниматься.

Элла: Господи, как ужасно, что люди не способны к элементарной коммуникации! Алевтина, если вы не можете уважать чужое мнение, то я даже как-то отказываюсь дискутировать…

Алевтина: Я пишу в свой фейсбук, чтобы самореализовываться, а не уважать чужое мнение. А приходят посторонние девушки, у которых у самих детей нет и давай учить!

Элла рыдает, ей жаль себя.

Василий (гневно): Мороз в Москве вторую неделю держится на отметке минус двадцать, а вы ребенка морозите! Рекордные заморозки, вон новости сообщают, что две тысячи людей померзло, не помню где, то ли в Митино, то ли в Жулебино…

Элла, Василий, Филипп: Лайк. Лайк. Лайк.

Сцена 4. ВЕЛИКИЙ

Филипп: Друзья, полночь — и я превращаюсь в сорокалетнюю тыкву. Время подводить неутешительные итоги. Мне сорок, у меня есть хорошая работа, айфон, макбук, айпэд, ипотека, жена, сын. На моей визитке написано, что я кинообозреватель. Хотя были планы снять лучший в мире фильм, вместо того, чтобы много лет гнать волну на самые лучшие в мире фильмы, снятые другими. Но даже не знаю, стоит ли начинать в сороковник…

Алевтина: Поздравляю! Многая лета! Шлю лучи добра и света!

Василий: Вы еще оглушительно молоды, у вас все впереди! Здравия богатырского!

Элла: С днем рождения, Филипп! Ты великий! Смайл.

Алевтина: И отставить траурные настроения! Сорок — еще не конец, а только начало! У нас один человек на работе, Серега, в сорок лет пол поменял и привет, теперь — Зинаида!

Василий: Прочел в Сообществе Тайны Вселенной, что сорок лет — время астрального перелома!

Филипп (выждав): Такого шквала поздравлений я не наблюдал уже давно. От количества пожеланий компьютер раскалился. Ваше тепло и любовь держат меня на плаву. Стою под теплым дождем ваших слов. Я счастлив, что такое количество людей помнят. Виртуально поднимаю свой бокал за вас!

Филипп, Алевтина, Элла: Лайк. Лайк. Лайк.

Филипп: Ну что, котики и зайки! Стартовал очередной пронзительный сериал отечественного производства — «Кому на Руси жить хорошо» режиссера Петрова. Что особо пронзает уже в первых сериях. Судя по лицам, крестьянки все с московской пропиской, косят не с той руки. Но до того ли нам, до таких ли мелочей, когда все пронзительно! Главный герой под пронзительную музыку идет со значением по степи — потому что если музыку убрать, всякое значение из сцены, да что из сцены! из фильма тоже автоматически уберется — герой пронзительно идет к русским стогам, под пронзительным русским небом. Хромая то на левую, то на правую ногу — в разных сериях по настроению. А за такие ляпы с волчьим билетом гонят из профессии! А у нас — очередная победа отечественного кинематографа.

Элла: Филипп, ты гений. Как сформулировал — у меня не получилось, а ты за меня взял все и сказал!

Василий: Написано великолепно! Какой точный слог! Тонко, нежно, метафорично.

Алевтина: А мне понравился сериал! Хорошие актерские работы, содержательное кино, а вы все придираетесь!

Филипп: Алевтина, при всем уважении — нам у американцев еще учиться и учиться.

Алевтина: А почему, вот почему все сразу должно быть как у американцев. Вам лишь бы хаять отечественное!

Филипп: Потому что у них школа, опыт, мастерство!

Алевтина: Вот взяли бы и сняли сами.

Элла: Обеими руками за! Сними уже, Филипп, ты такой талант!

Василий: Мы с лохматенцией — четырьмя лапами за!

Элла: Если ты снимешь фильм, это будет великий фильм.

Василий, Элла, Алевтина: Лайк, лайк, лайк.

Филипп: Котики и, конечно же, зайки! Вот какой сюжет у меня, как говорится, мелькнул. «Собака съела ворону». Спасибо фейсбуку и Василию. На подмосковной даче компания креативного класса развлекается как может, ведет пронзительные разговоры и об одном и том же — политика, валить — не валить, курс доллара и евро, фейсбук, фильмы и выставки. Ну и вот собака приносит в разгар вечеринки ворону. Растерзанный кусок черных перьев. Символ их протухшего уютного мирка. Главный герой, типичный представитель поколения, креативный директор чего-то, вполне себе успешный, но не о том мечтавший, закручивает роман с девушкой без амбиций, обожающей его, для него это легкий романчик на фоне жены и детей, для нее — серьезная любовь, но способен ли он на большой жест или только разбить сердце молодой девушки от нечего делать? Ну как вам?

Алевтина: А что, мне нравится! Красиво, современно, поколенческое кино!

Василий: Ура! Мы с лохматенцией прославимся во всех кинотеатрах страны!

Элла: Господи, у меня сердце распалось на миллион лепестков.

Алевтина: А где снимать будете? Я знаю прекрасные места в отечественной глубинке.

Василий: Приезжайте ко мне — у меня такая тишина, сосны корабельные!

Филипп: Спасибо, котятки. Завишу от спонсора — скорее всего, снимать будем в Эльзасе.

Алевтина: Все-таки удивительно, как некоторые люди не очень хорошо относятся к собственной стране. Подмосковье — и снимать в Эльзасе. Ну не привет?

Элла: Я знала, что ворона это какой-то символ … Хотя я больше люблю пингвинчиков.

Филипп: Котаны, сняли! Вот уже и первые рецензии. «Собака съела ворону» штурмует экраны. Побегу за газетой!

Алевтина: Посмотрели всей семьей! Зацепило, долбануло, пронзило, не отпускает.

Василий: Режиссеру — бурные и продолжительные аплодисменты, переходящие в овации. И всем, кто в этом участвовал. Ребята, вы потрясные.

Элла: Случилась история, высказывание. Ворона — это какой-то символ нашего времени. Хотя я больше люблю пингвинчиков. Кратко, емко, хорошо! Спасибо за порцию надежды!

Филипп после того, как волнение от премьеры улеглось, решил порефлексировать.

Филипп: И вот ночь, проведя десять лет за раздачей издевательских щелчков по носу отечественному кино, нужно иметь смелость взглянуть в холодные очи собственного произведения. Что сказать, я снял кино, полное штампов, с которыми же и боролся. Вот плывут облака, на что-то похожие. Пытаюсь передать страсть — а люди все время в одежде, целуются без языка. Для кого я снимал — если не вижу своего зрителя и боюсь его. Зачем? Что я открыл? Мешала мне вырыпаевская рожь и синева Звягинцева, вот и наступил на те же грабли. Синее, пронзительно синее море. Желтая, пронзительно желтая рожь. И все рецензии — да это неплохо, но не Коэны, это мило, но далеко до Иньяриту. Это талантливо, но хуже Тарантино. Это провал, котятки, провал.

Все заснули что ли и только одна Элла готова горячо убеждать Филиппа, что это не так.

Элла: Господи, я отказываюсь даже дискутировать с тобой. Это просто головокружение от успехов.

Филипп (с горечью): Да какие там успехи…

Элла: Это же счастье — снимать, обдумывать собственное творение, слышать свои собственные слова с экрана и понимать, что тысячи людей их слышат, нет счастья лучше. Тут работаешь на нелюбимой работе и обслуживаешь тех, кто бездарнее тебя. И пижаму за тобой в шкаф никто не уберет. А тут успех, сотни актеров хотят сниматься у тебя, у тебя берут интервью — счастье! Это интересная жизнь, полная самореализации!

Филипп (грустно): Лайк.

Сцена 5. ЛЮБОВЬ

Элла: Господи, ужасно болит нога. Хочется лечь и умереть. Нужен совет если не врача, то хотя бы каких-то спортивных людей, кто часто имеет дело с травмами. Потянула что-то и теперь что-то болит. Идти к врачу или попробовать сначала чем-то помазать?

Василий: В каком месте болит нога, дорогая моя?

Элла: Ступня. Хотя, возможно, и лодыжка.

Василий (озабоченно): А отдает в коленный сустав?

Элла: Вы знаете, отдает и туда.

Василий: Есть ли судороги?

Элла: Нет, судорог пока нет. Хотя вообще что-то дергает.

Василий: Дорогая, пощипайте ее хорошенько, ногу. Возможно, не хватает магния.

Элла: Мне кажется, мне не хватает какой-то радости…

Алевтина: Если это варрикоз, нужно к флебологу. А то оторвется, не дай бог, тромб: у нас молодая, казалось бы, женщина, ходила-ходила, а потом посинела на глазах, ну и привет…

Филипп: Немедленно к врачу, даже не пытаться самостоятельно лечить, котик.

Элла: А к какому — травматологу или хирургу?

Алевтина: Хирург сразу режет, отчекрыжит полноги и привет, у нас прекрасный ортопед в Лефортово, бывший военный врач, приятнейший мужчина.

Василий: Как меньше нагрузки на больную ногу и ледяные компрессы.

Алевтина: При одних травмах нужны ледяные, а при других наоборот горячие, что вы такое советуете!

Филипп: Антибиотик для снятия воспаления!

Алевтина: Антибиотик — тяжелейшая нагрузка на весь организм, что вы такое советуете!

Элла: Друзья, спасибо, сходила к врачу, вывих лодыжки. Из всего, что выписали, решила лечиться соляными ваннами.

Василий: Здравия! Пусть все заживет как на собаке.

Алевтина: А вот яблочный компот не помешает — для снятия отека с ноги. А то потом распухнет и в сапог ногу не впихнешь.

Элла: Спасибо. Но я не ем яблок.

Филипп: Котик, отлично! А теперь пойди в бар и выпей.

Элла: Так не с кем!

Все молчат. Посматривают на Филиппа. Филипп молчит.

Элла (в сердцах): Вот так всегда! Останусь умирать со своей лодыжкой. И никто сапоги даже в ремонт не отнесет. А если я их сейчас расстегну — то завтра уже перед работой не застегну!

Филипп: Элла, а ты спи в сапогах.

Элла: Да ну тебя.

Медицинский консилиум вроде как исчерпан, все молчат. Элла продолжает развивать тему о своих страданиях.

Элла: Господи, какая тоска!

Все молчат.

Элла (еще громче): Господи, хоть возьми и застрелись, такое одиночество, такая тоска!

Все молчат.

Элла: Господи, такая тоска, такое одиночество, что хочется лечь и умереть! Или застрелиться. Что за жизнь беспросветная — два года отношений не было, работаешь на нелюбимой работе и обслуживаешь тех, кто еще бездарнее тебя — и никто за тобой даже пижаму в шкаф не уберет, никто сапоги не снимет, когда у тебя нога болит.

Филипп (смеется): Элла, а ты спи без пижамы! Это эротично. Смайл.

Элла (сердито): Да ну тебя! Смайл.

Все молчат, ждут от Филиппа какого-то решения. Набравшись смелости, он наконец, наконец произносит что-то вполне, как ему кажется, подобающее.

Филипп: Ну хочешь пойдем на мировую премьеру норвежского арт-хауса?

Элла (с неконтролируемой радостью): Конечно же я хочу на мировую премьеру норвежского арт-хауса! Сидишь тут и гниешь и никто даже на норвежский арт-хаус никто не позовет. Где встречаемся?

Филипп: Напишу в личку.

Элла (нетерпеливо): Жду!

Что-то произошло, после чего Элла не в силах молчать и непременно должна сообщить мирозданию о своих чувствах.

Элла: Господи, но почему все прекрасные мужчины уже женаты? Нет, у меня вопрос к мирозданию — почему, если встречаешь человека умного, красивого, талантливого, он уже обязательно женат, у него обязательно есть какие-то дети? У всех есть какие-то мужья и кто-то их встречает у метро. А у меня сапог порвался и никто его в ремонт не отнесет.

Василий: Дорогая моя, вы еще так оглушительно молоды, поверьте мне, человеку пожилому. Вы еще встретите своего мужчину!

Алевтина: А сапоги эти надо выбросить, лодыжку вывихнули наверняка из-за плохих супинаторов, у нас одна женщина так ходила-ходила — и артроз третьей степени.

Филипп молчит.

Элла (не выдерживая): Филипп! Смайл. Спасибо за вчерашний арт-хаус.

Филипп (не сразу): Всегда пожалуйста!

Элла: Только голова ужасно болит. Дали мы вчера, да? Смайл.

Филипп (не сразу): Немного дали! Смайл. Было весело!

Элла: Было весело, а теперь так грустно, что хочется лечь и умереть.

Филипп молчит. Да и все молчат. Элла продолжает сообщать мирозданию о своих страданиях.

Элла: Сломался ноготь, да еще так подло — посередине! За что же мне это, Господи! Теперь не могу решить — спилить его совсем или просто заклеить?

Алевтина: Я бы срезала. Наискосок. А потом бы и спилила. Но лучше сходить на маникюр — потому что не дай Бог заражение и распухнет все — и привет!

Василий: Дорогая моя, шлю вам лучи счастья. Вы самая хорошая и все у вас будет хорошо!

Все смотрят на Филиппа, как будто он должен что-то сделать, общественные ожидания велики, да и Элла ждет преданно, как собака. Филиппу надо что-то сказать, не совсем же он уже скотина.

Филипп: Надень перчатки и пойдем на искрометный ромком. Или на героический вестерн. Или на бодрящую антиутопию. Выбирай.

Элла (нетерпеливо): Господи! Да все равно, лишь бы не сидеть в своем склепе! Где встречаемся? Напиши в личку.

И снова что-то происходит и Элла опять не в силах молчать.

Элла: Господи, это так ужасно — я влюбилась. Хочется лечь и умереть. Нет человека лучше, талантливее, красивее, чем он. Я смотрю на него — и это так приятно: просто смотреть на него, на его волосы, глаза, на то, как он двигается, ест, курит, как сидит на нем рубашка. Всю ночь слушали пластинки, болтали, пили вино. Он сделал мне имбирный чай! А утром он уехал по каким-то делам и мне совсем нечего делать. А я бы пошла за ним куда угодно. Чувствую себя собакой, которую оставил хозяин.

Василий: Господи, да это прекрасно же! Это любовь, моя дорогая.

Алевтина: Ми-ми-ми!

Василий: Мои искренние поздравления.

Алевтина: А там и до малышочка недалеко!

Элла: Ох, но все так ужасно сложно…

Василий: А на то любовь и дается, чтобы вы преодолели сложности, моя дорогая!

Филипп, уже не стесняясь, предлагает.

Филипп: Элла! Вечером идем на леденящий триллер?

Элла: Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл. Смайл.

Внезапно Филипп говорит вроде бы как свое высказывание, никак не связанное с контекстом, просто свое высказывание, наболевшее, о том, что его вообще очень волнует.

Филипп: Я вот иногда думаю, а может рвануть, может круто изменить жизнь? Может рвануть и бомбануть? Ведь второй жизни не будет?

Элла (со значением): Лайк.

Василий: Рвануть и бомбануть, дорогой! Одобряем всеми четырьмя лапами! Ведь вы еще так оглушительно молоды!

Алевтина: Смотря куда рвать. А то вот так один рванул с одним чемоданом из дому посреди ночи, тоже кризис среднего возраста, погулял-погулял неделю бог знает где и вернулся домой с простатитом.

Филипп думает.

Элла: А если мужчина думает, что можно не звонить и не писать три дня подряд, что это игра, кто первый не выдержит, что кто-то сидит и ждет от него весточки, то он сильно ошибается! Сегодня сварила чечевичный суп, выпила имбирный чай и посмотрела 8 серий любимого сериала! Чувствую себя прекрасно!

Филипп молчит. Не происходит ничего, после чего, этого ничего, Элла очень расстраивается.

Элла: Господи, как мне плохо… Хоть бы пристрелил меня кто-то. Вот есть же у людей жизнь, счастье, какие-то дети, какие-то собаки. А тут влюбился и стал самым несчастным человеком.

Василий: Дорогая моя, вы должны радоваться! Любовь — это чудо! Прочел в Сообществе Тайны Вселенной, что шестая чакра любящего человека полна фиолетового цвета и несет божественный свет!

Элла (рыдая): Так он женат, что ж чакра…

Василий: Ну женат. Ну и что, что женат, я бы к такой умнице-красавице ушел от жены не раздумывая.

Элла (сквозь слезы): Смайл. Да пошел он!

Василий: В сообществе Тайны Вселенной говорится, что астральное тело обладает энергоинформационной структурой. Вот вы говорите «пошел он», а ведь слово материально!

Алевтина (внезапно): Главное, не заводить с ним вторую семью. У нас была одна женщина на работе, которая растила-растила троих детей, а потом выяснилось, да так еще некрасиво, на какие-то кружки они детей повели, и выяснилось там, на кружках, что у мужа еще одна семья на стороне и там тоже дети, правда, двое, и тоже пошли на эти кружки, ну и все, и привет…

Филипп молчит. Элла молчит.

Василий (Алевтине): Подлости человеческой не бывает предела! Думал ли он, на что обрекает жену и ту, другую женщину!

Алевтина: А они об этом не думают. Как кобель пошел то к одной, то к другой!

Филипп молчит. Элла молчит.

Алевтина: Или вот еще был случай. Подруга у меня на работе звонит на номер мужа. А там подходит какая-то баба и говорит, а вы кто, а подруга и говорит, я-то понятно кто, а вы собственно кто? И выяснилось, что и та жена тоже, и мало того — той другой жене он даже пятиэтажный дом в Новопеределкино строил, с плазмой в каждой комнате, ну и все, и привет. А у подруги только двухкомнатная квартира в Митино и то — до конца кредит не выплатили.

Василий: Я сорок лет был женат и никогда, никогда своей Людочке не изменял.

Алевтина: И потом посадили за кражу — на пятиэтажный дом где-то средства надо было брать, ну он потихоньку-потихоньку тянул, сам девелопер в строительстве, и вскрылось все, ну и привет, баба та ушла мгновенно, а подруга еще кредит взяла, за адвокатов платить, теперь сидит-ждет его из тюрьмы.

Филипп молчит.

Василий: Лайк. Поразительной дидактики история! Сколько веревочке ни виться, а все равно придет конец.

Алевтина: Лайк. Да о чем вы говорите, Василий! Мужики думают, что шито-крыто, а оно потом как бабахнет.

Филипп молчит.

Элла: Пойду лягу и умру.

Филипп молчит, потом как ни в чем не бывало заявляет.

Филипп: Котики, это пронзительно, но я покидаю исторический центр и переезжаю в новую квартиру в спальный район. Никто не посоветует машину для перевозки многочисленного количества барахла?

Элла (тревожно): А что случилось?

Филипп молчит.

Алевтина: Уже свершилось? Можно поздравлять?

Филипп (уклончиво): Взяли с женой ипотеку, квартиру побольше.

Алевтина: Еще месяц видела вашу супругу в женской консультации, уже на сносях. С прибавлением в семействе! Мамочке здоровья и малышу ангелов в дорогу!

Элла подавленно молчит. Василий не понимает смысла сказанного, а потом понимает.

Василий: Здравия новорожденному! Шлю лучи добра!

Элла (сдавленно): Поздравляю.

Филипп (испуганно): Лайк.

Элла рыдает.

Сцена 6. КОТИКИ ТАКИЕ КОТИКИ

Филипп: Котики и зайки! Доллар 100, а евро 120. О западных фестивалях можно забыть, погуляли! А также о Лазурном берегу, Барселоне, Гоа, Эльзасе, Тае и Бали.

Алевтина: А зачем вам этот запад? Полно отечественных курортов, и Кисловодск, и Краснодар, и не хуже. И нечего свое хаять. Мы свекровь с ишемической болезнью там на ноги поставили, санаторий «Целебный нарзан»…

Филипп: Ой нет, только не это! В прошлом году тестя засовывали в такой вот целебный нарзан. Старая мебель, узкие скрипучие кровати, по вечерам бабули танцуют под баян. Меню совковое, в общем, богадельня.

Василий: Вот надо же, мои дорогие друзья, на старости лет мне, человеку с больным сердцем, даже невозможно никуда поехать на эту пенсию.

Элла: Хочется лечь и умереть. Мне 32 года, а у меня ничего нет — ни мужа, ни дома, ни каких-то детей, да и долларов, которые по сто, тоже нет..

Василий: Мои дорогие друзья, когда я читаю о войне, которую ведет моя страна непонятно почему и непонятно где, то вспоминаю, думал ли я, послевоенный ребенок, что доживу еще до одной войны…

Элла: Ну что же — хочется лечь и умереть. Или куда-то эмигрировать. Хочу жить в стране, которая не развязывает какие-то войны и уважает хоть какие-то права.

Филипп: Ну что, котики и зайки, догулялись, попили смузи, поели стейков, поносили свитшоты, набрали кредитов, теперь полная изоляция, железный занавес — и вообще занавес!

Алевтина: Знаете, наши деды нашу страну защищали не для того, чтобы вы тосковали, что в отпуск не можете поехать или свитшот купить.

Филипп: Котики, ну и зайки, разумеется! Приняли очередной идиотский закон. Доигрались — этот закон поставит вас в такие условия, что наши милые креативные кластеры, наши стрелки, мастерские, жан-жаки, 32.05 и Дома 12, уже не станут нам убежищем. Больше ада! Вы еще попомните этот день, когда был принят этот закон. Если не сейчас протестовать, то я даже не знаю, когда. Уже и никогда.

Василий: Прочел в Сообществе Тайны Вселенной, что наша страна стоит на пороге духовного возрождения, а эти законы энергетическая накипь!

Элла: От таких законов хочется встать и бежать. Или лечь и умереть. Нет, все же бежать. Бежать от этих людей, которые принимают такие идиотские законы. Господи, как же хочется жить там, где нет этих законов. И желательно с каким-то хорошим человеком (уже даже думаю об иностранце).

Алевтина: Я лично поддерживаю такие законы — в вашей Европе и в вашей Америке еще и не такие законы есть!

Алевтина: Упал самолет, какое горе! Помним, скорбим, ангелов-хранителей на том свете!

Филипп: Зайки и котики, ясно как божий день — теракт!

Алевтина: Причина была в неисправности!

Василий: А я думаю, дорогие мои, причина в неисправности нашей страны!

Филипп: Хвостовая часть, ясно, как божий день, котики, отвалилась из-за бомбы!

Алевтина: А я думаю, что это все запугивают нас! А вот если бы обязали эти компании проверять все перед вылетом, а то понабирают списанную рухлядь вместо лайнеров и богатеют, а люди погибают.

Филипп: Да все понятно и по состоянию фюзеляжа, и по пробоине, и по краям, там все указывает на взрывчатку высокой бризантности, изготовленную на заводе!

Алевтина: Да какая бризантность! Не было там бризантности!

Филипп: Котики, слепому видно — была бризантность, как хвостовую часть оторвало!

Элла: Боже, как все ужасно, что хочется лечь и умереть….

Василий: Не думал я, что доживу до старости, чтобы жить во всем этом!

Элла: Сегодня умер великий музыкант. Ушёл. Никто и Никогда не сможет занять Его место. Спасибо тебе, Великий, Гениальный, Единственный.

Василий: Колоссальнейшая потеря, дорогие мои.

Филипп: Мощнейшая утрата. Культурное поле выкошено. Осталась зияющая воронка.

Василий: Уходят монстры. Уходит эпоха.

Элла: Мир уже не будет прежним.

Алевтина: Его песни, попадая в меня, распускались внутри цветами с миллионом лепесточков.

Василий: Покойся с миром, дорогой.

Филипп: Его песни не были для меня очевидными хитами, но я всегда заслушивал до дыр его альбомы.

Элла: Он своими песнями попадал в какие-то места души, в которые не попадал никто ни до ни после.

Алевтина: Светлая память. Земля пухом. Ангела-хранителя в дорогу.

Элла: Как жаль — был человек и нет человека…

Сцена 7. ∗∗∗НЫЙ ПИНГВИНЧИК

Элла: Тоска. Не могу ни есть, ни пить, ни жить, ни писать в фейсбук. Хочется умереть. Единственное, что примиряет меня с жизнью — это вот этот пингвинчик. (Элла достает и показывает фото.) В Бразилии маленький пингвинчик по кличке Диндим приплывает к своему другу. 70-летний рыбак Жоао Перейра де Соуза нашел на берегу умирающего пингвина, забрал его к себе домой, вылечил и назвал Диндим. Спустя некоторое время пингвинчик уплыл, но на следующий год он снова его увидел. Теперь Диндим навещает своего спасителя каждый год. Чтобы увидеться, пингвинчик каждый год проплывает около 8000 км.

Василий: Поразительная история любви… И ведет какая-то сила эту малую птаху к старику.

Элла (глядя на Филиппа): Животные подчас больше чувствуют чем люди.

Василий: И пингвинчик ужасно симпатичной наружности, действительно похож на ребеночка.

Элла: Жалко, что у нас нельзя держать пингвинчиков, я бы обязательно завела. Чтобы было ради кого жить…

Алевтина (агрессивно): Его прививать надо, пингвинчика из Бразилии, а то у нас одна женщина — на лестничной клетке — подобрала летучую мышь выхаживать, а та ее цапнула за палец. Ну и все, и привет! 50 уколов вытяжки из африканского барсука — от бешенства. И неизвестно еще вылечили или нет! А если вам взбредет на ум вомбата завести или утконоса, или любое другое дикое иностранное животное выгуливать на детской площадке, так заранее озаботьтесь проблемой!

Элла: Вот почему, почему вы во всем видите зло?

Алевтина (изумленно): Я?

Элла: Господи, вы! Я, кажется, не просила вас давать мне советы в моем собственном личном дневнике!

Алевтина (внезапно): Да чтоб вы сгорели со своим пингвинчиком!

Элла: Но по какому праву…

Алевтина: Чтобы вы сгорели со своим пингвинчиком в аду!

Филипп: Элла, не обращай внимания! Тут полно сумасшедших!

Алевтина: Чтобы вы сгорели со своим пингвинчиком в аду!

Элла: Господи, это был мой частный маленький дневник! И здесь, и здесь меня преследует, господи!

Алевтина: Чтобы вы сгорели со своим пингвинчиком в аду, в полном аду!

Василий: Любезная, а вам не кажется несколько грубоватым подобное обращение?

Алевтина: Бл∗∗∗ меня за∗бали ваши пингвинчики! Как же меня за∗бали ваши пингвинчики!

Василий: Алевтина, держите себя в руках. Это публичное пространство! Это личный дневник Эллы!

Элла (рыдая): Господи, почему именно я? Люди бесконечно заваливают ленту своими котиками, собачками, малышочками, а тут один раз выложишь пингвинчика — и все тебя ненавидят.

Алевтина: Пошли вы на ∗∗∗ со своим пингвинчиком! В ад, в полный ад пошли бы вы со своим пингвинчиком

Филипп (заметив): Ого! Кормящая мать пошла вразнос!

Алевтина: Засуньте этого пингвинчика себе в жопу!

Василий: Алевтина, это выходит за все рамки приличия!

Элла (рыдая): Я не понимаю, за что со мной так… Я только запостила пингвинчика…

Алевтина: ∗∗∗ные пингвинчики, вы бл∗∗∗ все завалили своими ∗∗∗ными пингвинчиками…

Василий: Дорогая, не обращайте внимания!

Филипп: Забань ее на фиг, что ты слушаешь сумасшедших.

Элла: Господи, у меня руки дрожат, я не знаю, как это сделать…

Филипп: Жми, жми на пользователя!

Василий: Выберите пункт назойливое общение!

Алевтина: Идите на ∗∗∗ со своим ∗∗∗ным пингвинчиком.

Элла: Господи, где выбрать пункт назойливое общение?

Алевтина (рыча): Идите на ∗∗∗ со своим ∗∗∗ным пингвинчиком в ад!

Василий: Дорогая, введите имя человека и нажмите заблокировать!

Алевтина: Идите на ∗∗∗ со своим ∗∗∗ным пингвинчиком в ад, в полный ад.

Филипп: Нажми на профиль этой дуры и забань!

Алевтина: Засуньте его себе в жопу вашего пингвинчика и идите в ад, в полный ад, и горите в аду с пингвинчиком в жопе!

Элла: Господи, нашла, как же ее отключить?

Филипп: Заблокировать на ее профиле!

Алевтина: Засуньте его себе в жопу вашего пингвинчика и идите в ад!

Василий: Это просто выходит за все грани понимания!

Алевтина (страшно): Знаете что… Засуньте каждый себе по пингвинчику в жопу и идите с ним в ад! В ∗∗∗ный ад с ∗∗∗ным пингвинчиком! Каждый пусть идет со своим ∗∗∗ным пингвинчиком в ∗∗∗ный ад!

Алевтина страшно рычит и кричит. Вдруг голос у Алевтины меняется и исчезает вовсе, некоторое время она шатается как поломанный робот, потом отключается. Возможно, ей нужно принести воды, либо прилечь отдохнуть. Все переглядываются — какие дела творятся, вот уж поистине. Через некоторое время Алевтина приходит в себя, смотрит по сторонам будто бы ничего не помня и говорит.

Алевтина: Друзья, я приношу свои извинения. Мой фейсбук взломан и от меня вам может приходить разная гадость, не открывайте сообщения. Еще раз приношу свои извинения.

Элла: Господи, Алевтина, бедная…

Василий: То-то я смотрю, какая-то несуразица…

Филипп: Поменяйте пароль, мой вам совет. А то ставят пароли «котик» и год рождения — такой взломать три минуты. Может, открывали какой-то сайт левый, что-то скачивали, плагин меняли и поймали вирус?

Алевтина сидит подавленно.

Алевтина: Нет, ничего такого я не делала. Я примерный пользователь фейсбука.

Элла, Василий, Филипп: Лайк. Лайк. Лайк.

Сцена 8. ФЕЙСБУК И ФСБ

Филипп: Друзья, я ухожу из фейсбука и вот почему. Известный хакер Ричард Столман опубликовал семь причин, по которым нельзя пользоваться фейсбуком. Во-первых, фейсбук использует ваши настоящие имена и любая компания или государство может идентифицировать вашу личность по аккаунту. Фейсбук является идеальной базой для спецслужб, ЦРУ ФБР, АНБ и ФСБ — им и не нужно запрашивать никакую информацию. Среди нас ищут ежесекундно — по лексике, по поступкам, по связям: кто покупал автомат Калашникова, кто призывал к джихаду, свержению правительства, кто организовывал митинги, кто либерал, а кто патриот и т.д. Эти вещи не кажутся такими страшными, пока вам лично не нужно будет что-либо вменить. Высказывайтесь аккуратнее — за нами следят.

Все озираются.

Элла: Господи, как ужасно. Хочется лечь и умереть, зная, что в любой момент тебя могут посадить…

Алевтина: И правильно, потому что наша страна должна постоять за себя.

Филипп: Не думаю, котятки, что именно мы кому-то нужны, но все-таки…

Все опять озираются.

Элла: Господи, что же делать, что же делать! Нас всех могут в любой момент осудить…

Алевтина: И правильно, потому что наша страна должна бороться с этими протестными настроениями. Иначе страна превратится в хаос и ее зальет кровью.

Василий: Дорогие мои, спецслужбы испокон веков орудовали среди нашей братии, интеллигенции, — помню, и у меня дома КГБ обыск учиняло, все разбросали, перерыли и, не извинившись, ушли.

Филипп: Facebook практикует серьёзную цензуру, он заблокировал аккаунт протестной акции в России по требованию правительства, а также цензурирует фото из ханжеских мотивов.

Элла: Господи, как ужасно, что это происходит здесь и сейчас, а не в каком-то 37 году…

Василий: Думал ли я, человек пожилой, что доживу до новых репрессий!

Алевтина: И правильно цензурируют, потому что иначе будем видеть одни сиськи-письки и читать мат-перемат.

Филипп (горячо): Вы подумайте, подумайте, наша приватность нарушена! Мы отсылаем личную информацию о себе куда-то, не зная куда, на сервера фейсбука и даже не знаем, что в любой момент она может быть использована против нас. Даже если мы набираем текст в чате и не отсылаем его, фейсбук все равно знает его содержание и пересылает кому надо. (Все озираются.) Наши мысли, все наши копания-метания уже давно известны ФСБ. ФСБ знает ваши поисковые запросы, телефоны. А зачем в фейсбуке автоматическое распознавание лиц? Запрещенное, между прочим, в отдельных странах. Фейсбук рассылает политические сообщения от имени тех, кто просто нажал под ними лайк.

Элла, Алевтина, Василий: Лайк. Лайк. Лайк.

Элла (вздыхает): Господи, как ужасно, а ведь столько всего писала на политические темы…

Филипп: И не ты одна, котик…

Василий: Да мы все у них как на ладони…

Алевтина: И правильно, что на ладони!

Все озираются, им становится не по себе.

Филипп: И о чем говорить, если Эдвард Сноуден, пожертвовав своей безопасностью и карьерой, доказал, что Агенство национальной безопасности США отслеживает действия одного миллиарда пользователей — на уровне любого роутера, любой розетки — о чем мы еще можем говорить! Если у вас включен айфон, аймак, айпад — вся ваша личная переписка, все ваши тайные мыслишки известны ФСБ. Это крах, котятки, нам в любой момент можно впаять, что угодно!

Все смотрят вокруг — нет ли розетки, гаджетов и иных подслушивающих устройств. Говорят куда-то наверх.

Элла: А ведь я говорила, что хочу куда-то эмигрировать… Но это я так, от тоски. Моя родина тут!

Филипп: И законы, может, и не такие идиотские… В рамках государственного мышления…

Василий (хватаясь за сердце): Дорогие мои, ну неужели они арестуют пожилого человека с больным сердцем…

Алевтина (торжествующе): Вот! А я всегда призывала хорошо относиться к своей стране и не гадить там, где живешь!

Филипп (переводит тему): А еще, котики и зайки, кроме того, Facebook как истинно американский ресурс, привязанный к вашей кредитной карте, стимулирует вас к большим тратам, фактически впаривает не нужные вам товары.

Все облегченно вздыхают.

Элла (нервно смеясь): Господи, то-то я смотрю, что мне все время в ленте какие-то свитшоты попадаются, а я как дура все время их покупаю. Кругом какой-то обман, хотя свитшоты очень хорошие!

Алевтина: А я через фейсбук ничего не покупаю, потому что кругом шарлатаны и деньги вымораживают.

Василий: Как человек старой закалки, я все покупаю на рынке — у нас рынок деревенский, загляденье, и творог свежий, и мясо парное, и яйца от хозяюшки.

Филипп: И вот еще одна причина отказаться от фейсбука тем, у кого есть дети. Тинейджеры соревнуются за лайки всеми возможными способами. Это соревнование внушает им, что не существует ничего искреннего, а единственной ценностью является успех. Индивиды меряются в нарциссизме, подсчитывая количество друзей. Одиноким людям социальные люди лишь ещё нагляднее показывают, насколько они одиноки.

Элла: Господи, то-то я смотрю, почему я чувствую себя такой одинокой. И прямо иногда такой невроз, сидишь целыми днями ждешь, ждешь, когда кто-нибудь лайкнет. И чувствуешь себя таким ничтожеством, такой бездарностью, когда ни одного лайка…

Василий, Филипп, Алевтина: Лайк. Лайк. Лайк.

Алевтина: А современные дети, они же все живут в этих гаджетах. И ни уроков, ни черта не добьешься! Одно на уме — сколько лайков.

Василий, Филипп, Элла: Лайк. Лайк. Лайк.

Василий: Дорогие мои, в мое время в чести была дружба. Говорили, не имей сто рублей, а имей сто друзей, а не сто лайков.

Элла, Филипп, Алевтина: Лайк. Лайк. Лайк.

Филипп: Котятки, мы все тщеславны, мы все хотим подтверждения собственной гениальности, нужности, прекрасности, так не честнее ли просто сказать: хочу лайков.

Алевтина, Элла, Василий: Лайк. Лайк. Лайк.

Филипп: Лично я собираюсь сейчас же удалить аккаунт или уйти в ретрит на пару месяцев. Надоел информационный пузырь, много времени пожирает. Допишу сценарий, приведу в порядок собственные мысли, необходимо время для внутренней работы. Пишите-звоните, здесь появляться не буду.

Элла: Господи, Филипп, это гениально. Я тоже ухожу из фейсбука! Хочется как-то ходить в кафе, сидеть на верандах, видеть живых людей. А не одни эти бездушные лайки.

Филипп, Алевтина, Василий: Лайк. Лайк. Лайк.

Алевтина: Друзья! Испытываю необходимость отключиться от суетливой жизни, побыть наедине с малышочком в материнской гармонии.

Василий, Филипп, Алевтина: Лайк. Лайк. Лайк.

Василий: Дорогие мои! В жизни каждого человека назревает необходимость побыть наедине с собой. Отключаюсь от фейсбука на время — только прогулки с лохматенцией, тишина, сосны корабельные…

Василий, Филипп, Алевтина: Лайк. Лайк. Лайк.

Некоторое время сидят, не зная, чем заняться. Действительно, заняться в общем-то нечем, но и возвращаться, дав слово уйти, тоже как-то неудобно. Ждут, наконец Василий не выдерживает.

Василий: Дорогие мои, никогда бы вас не потревожил, да и все это время не испытывал потребности в фейсбуке. Но сегодня произошло невероятное. Собака съела поползня…

Все с облегчением выдыхают.

Элла: Господи, поползень такая красивая птичка! Хотя я больше люблю пингвинчиков! Смайл.

Филипп: Котятки! Обыкновенный по́ползень — серая мелочь из семейства воробьинообразных. Не жалко! Смайл.

Алевтина: Так она всю Красную книгу у вас сожрет и на детей бросится! Смайл.

Алевтина, Элла, Филипп: Лайк. Лайк. Лайк.

Дальше дело идет уже по накатанной.

Алевтина: Малышоночек по ночам держит меня за ночную рубашку и упирается теплыми пяточками, чтобы знать — мама рядом.

Элла: Господи, какой прекрасный!

Василий: Лучи добра младенчику и маме!

Филипп: Здоровяк! Скоро будет под школой курить.

Элла, Филипп, Василий: Лайк. Лайк. Лайк.

Филипп: Новый фильм отечественного производства — очередная пронзительная шняга. Еще один провал отечественного кино.

Алевтина: Вам бы лишь бы отечественное хаять! А мне фильм понравился!

Василий: Мы с лохматенцией всегда с удовольствием вас читаем и машем хвостиком!

Элла: Прекрасный текст! Ты выразил то, что не удавалось!

Алевтина, Элла, Василий: Лайк. Лайк. Лайк.

Элла: Господи, как болит зуб! Какая тоска! Хочется лечь и умереть!

Алевтина: Немедленно к врачу, а то распухнет и всю щеку будут резать!

Василий: Посылаю лучи добра и счастья, дорогая моя!

Филипп: Стакан вискаря — и все пройдет, котик!

Алевтина, Филипп, Василий: Лайк. Лайк. Лайк.

Василий: Дорогие мои. Доброе время суток. Собака съела трясогузку.

Филипп: Пронзительный фильм года. Котятки и котаны. Еще один норвежский арт-хаус.

Алевтина: Малышочек мучается коликами. На работе один вот так умер и привет. Подгузник только собралась поменять…

Элла: Господи. Как это ужасно. Хочется лечь и умереть.

Лайк. Лайк. Лайк.

Все говорят одновременно, нелогично, невпопад, но говорят, образуя один непрерывный гул языка — распадаясь на слова, которые уже ничего не значат.

Господи. Ужасно. Умереть. Дорогие. Доброе. Лохматенция.

Пронзительно. Котятки. Арт-хаус. Малышочек. Привет. Подгузник.

Сосны. Триллер. Бездарно. Доброе. Тоска. Ипотека. Котаны. Пингвинчики. Пронзительно. Пожилой. Оглушительно. Рецензии. Лапами. Лучи. Добра. Прекрасный. Текст. В точку. Великий. Рвануть. Пижама. Сапоги. Молочко. Сформулировал. Ужасно. Собака. Ворона. Гуляем. Глистогонное. Мороз. Солнце. Застрелиться. Лайк. Лайк. Лайк.

Сцена 9. САНСАРА

Василий: Доброе утро, мои дорогие друзья. Прочел в Сообществе Тайны Вселенной о Колесе Сансары. Возможно, я старый дурак и сейчас расскажу вещи очевидные, но тем не менее. Сансара переводится как обусловленное существование, круговорот вынужденных рождений и смертей в обусловленных мирах. Но что это за обусловленные миры? (Василий показывает картинку.) Сансара изображается в виде колеса, между спицами шесть сфер — состояние паранойи, голодных духов. Животных, людей, полубогов и богов и только Будда стоит в стороне. Так вот, достичь просветления можно, совершенствуя карму, то есть если в течение множества жизней накопить множество добрых дел и делать выбор не в пользу себя, а в пользу других живых существ. Три главных корня обусловленного существования — неведение, гнев и привязанность. Все мы в чем-то глупы, раздражительны и страстно кого-то любим. А это только усугубляет Сансару. Природа Сансары — пустота, ее проявление — иллюзия и ее свойство — страдание. Все, кто внутри Сансары, раздувают пустоту, живут иллюзиями и страдают… Никакой идеи духовной эволюции в Сансаре нет. Но только человек среди прочих существ способен к обретению освобождения от сансары — нирваны.

Элла: О господи, а как я страдаю! И, господи, какая кругом пустота.

Алевтина: Как человек глубоко православный, скажу, что все эти бесовские вещи только запутывают. Человек живет единожды и должен прожить эту жизнь достойно…

Филипп: Вот вам русская сансара — и вроде живешь достойно, а все равно мучительно больно.

Василий: Дорогие мои, нужно преодолеть Сансару.

Филипп, Элла: Лайк. Лайк.

Алевтина: А чем вас одна жизнь не устраивает?

Элла: Может в следующей жизни я не буду ходить на нелюбимую работу и заниматься творчеством? И не будет так ужасно болеть нога?

Василий: А вот моя лохматенция, доложу я вам, наверное, в прошлой жизни была французом. Сегодня съела голубя. А французы любят лакомиться голубями.

Филипп: Немедленно глистогонное!

Алевтина: Ну вот чем вам эта сансара в жизни поможет?

Элла: А может я была птицей? Летала и не думала о своей бездарной жизни?

Филипп: А я был собакой и съел бы тебя.

Элла: А я бы снова родилась птицей.

Филипп: А я бы снова собакой — и съел бы тебя.

Элла: Я бы стала вороной — и то лучше, чем теперь.

Филипп: А я бы съел ворону.

Элла: Я бы стала зябликом — и то лучше, чем теперь.

Филипп: А я бы съел зяблика.

Элла: Я бы стала снегирем — и то лучше, чем теперь.

Филипп: Я бы съел снегиря.

Элла: Я бы стала пингвинчиком — ведь я больше всего люблю пингвинчиков.

Все молчат и смотрят на Алевтину.

Алевтина (тяжело): Если цель жизни — стать пингвинчиком, то пожалуйста! Если цель жизни воскреснуть в пингвинчике, вороне, снегире, зяблике или поползне, то пожалуйста! И если вот таким туда-сюда колобродить круговоротом существ в природе, как наше отопление в доме — булькает бессмысленно по трубам, а ни черта не греет — то какую мораль из этого можно установить — что ни Страшного суда не будет, ни воскресения, ни грехов, ни искупления, ни черта! Прожил жизнь — и привет, добро пожаловать во вторую?

Элла (зло): Господи, да, я хочу во вторую жизнь! Может быть та, вторая, будет не такая бездарная, как первая? А что цель жизни — размножаться? И какие же счастливые люди — пишут о какашках и подгузниках и ничего их больше в жизни не тревожит. Ни тайны Вселенной, ни собственное предназначение. Вот ведь удивительно — сами-то мы тоже родились, какали-писали, кто-то из-за нас не спал ночами. А что выросло? Дети, похожие на нас. А зачем Вселенной кто-то похожий на нас? Для тщеславия так посмотрите свои собственные детские фото: такой же носик, такой же ротик! Стоило так мучаться, рожать, воспитывать, чтобы Вселенной обрести еще одного вас! Почему мы подменяем смысл собственной жизни воспитанием детей? Сливаем свою жизнь, свою молодость, свои таланты? Сделайте с собой что-то для начала! Подумайте, чего достигли вы, чтобы рассчитывать, что дети достигнут большего? Вы только едите, пьете, спите, пишете в фейсбук! И ваши дети будут есть, пить, спать, писать в фейсбук. Поколения одинаковых людей, похожих друг на друга, которые едят, пьют, спят, пишут в фейсбук! Мне тридцать три года! И я ничего в этой жизни не сделала! Я живу в съемной квартире, работаю на нелюбимой работе и обслуживаю тех, кто еще бездарней меня. У меня отношений два года не было! Может в другой жизни я буду жить в другой солнечной стране, а не полгода зима, где уважаются права, есть хорошая вегетарианская еда, приятно гулять и тебя обнимают 8 раз в день? И вот что бесит: мы все время говорим, говорим, все о себе проговариваем, с умным видом говорим глупости, а ничего правдивого не слетает с наших уст. И никто не напишет в итогах года: прожитый год был совершенно бездарным и новый будет таким же.

Все молчат. Потом начинают говорить наперебой.

Василий: Браво, Элла! Браво, дорогая!

Филипп: В самую точку, Элла, в самую точку.

Василий: Прекрасный текст, моя дорогая.

Филипп: Грустная правда про всех нас.

Василий (спохватившись): Необходимо собрать все это в книгу, не упустив ни одного драгоценного словца.

Алевтина (задумчиво): Одни дети похожи, а другие наоборот не похожи, у женщины на работе, очень худой, ребенок родился крупный, щекастый, как две капли воды — свекровь, так она его так и зовет: баба Лена.

Филипп (вдруг взрываясь): Зачем мне вторая жизнь? А если ТАМ — только тлен, прах и ничего человеческого? Может быть похоронят меня на Миусском кладбище посреди Третьего транспортного кольца и грустно будут объезжать меня троллейбусы, но вот свежие цветы завянут, искусственные потускнеют, проржавеет имя мое, покосится ограда, треснет бордюр и начнут наползать на меня холмиками могильными соседи мои с выцветшими портретами, и кто предотвратит расползание, кто замедлит слияние мое с земным ландшафтом? Скамейка, скажете вы, на кладбище есть скамейка. Так вот — пустой и облезлой от дождей и туманов будет та скамейка, потому что никому в этой жизни я особо не сдался — ни жене, ни детям, бежал, спешил, суетился, по ночам писал в фейсбук, потрясая кулаками: не отвлекайте меня, я пишу великое, я пишу… И по итогам — ничего великого. И кто видел от меня хоть сколько-нибудь тепла? Обогрел ли я собой съемочную группу, помрежа и осветителей? Помянет меня ли кто на общественных поминках не приличия ради, а и с непреодолимым комом в горле? Поплачут ли обо мне сыновья? Жена? Женщины, которых я любил, не имея возможности жить с ними на одной жилплощади? (Элла всхлипывает.) А вдруг сыновей ждут не высшие учебные заведения разных континентов, а бытовки, наркопритоны, теплоцентрали? И тут уж встанет вопрос ребром — а какое бессмертие, дорогой Фил, о каком бессмертии идет речь, когда и размножился ты неудачно, а к искусству и вовсе не был причастен, хотя и ходил на вечеринки, и не жег ты глаголом сердца людей, потому что неправильно употреблял глаголы эти. И не рванул ты и не бомбанул… И тут меня греет мысль о перерождении. А что если там, в другой жизни я буду лучшим человеком — буду думать только о других, и никогда о себе? И в другой жизни не придется мне сожалеть ни о чем: не будет тогда ни ипотеки, ни долгов, ни похмелья, ни разгромных рецензий… И вылечу я из Колеса Сансары как лишняя бессмысленная спица и растворюсь в нирване, где не нужно достигать, казаться, соответствовать, платить по счетам и чувствовать себя неудачником.

Элла (плача): Браво, Филипп! Плачу! Прекрасный текст.

Василий: Невероятной силы высказывание! На одном дыхании!

Алевтина: Поэтично, мощно, глубоко!

Элла, Василий, Алевтина: Лайк. Лайк. Лайк.

Алевтина: Как человек глубоко православный, могу сказать, что, по моему глубокому убеждению, живем один раз и надо постараться жить нравственно, чисто, по совести. Я гуляю по парку с малышочком и хочу сказать, что никогда не была я так близка к русской природе и благодарна материнству за то, что мне удалось узнать каждую веточку, каждую травинку. Раньше летишь, летишь куда-то, живешь второпях, а глубокого, сокровенного, истинного и не видишь. Не понимаешь значения слов «женщина», «жена», «мать» — не видишь служения мужу, семье. И также далеки слова: вера, любовь, Родина. Но с рождением малышочка все для меня изменилось. Я в лицо узнаю всех птиц в нашем парке! Люблю ворон, зябликов, снегирей, трясогузок! Поползней люблю! Может это и смешно звучит. И буду стараться любить свою страну и стараться привить эту любовь своему сыну. Да, любовь к березкам — ведь какие они здесь, березки, какие-то особенно белые, пронзительные. Пусть некоторые и не очень любят нашу страну, но без нас не было бы Достоевского, Пушкина, Толстого, Чехова, Булгакова, Шолохова, этого простора, этой ширины и духовной силы! Да, мне тоже страшно — но если уехать, отсюда, то что дальше кто нас где-то ждет? Страшно, что никому мы не будем не нужны. Тут хоть как-то, хоть на родном языке тычемся друг в друга. А кем мы будем там, где хорошо и лучше? Что мы будем там делать? Просто жить? А как же быть собой, быть русским? Быть русским сложно, тяжело, но ведь красиво, даже ослепительно. Пусть после нас все будет как было сотни лет. И пусть мы живем один раз, тем ярче, ослепительнее она, наша жизнь.

Филипп: Сильно сказано, в точку. Согласен с каждым словом.

Василий: Спасибо за урок нравственной чистоты, Алевтина.

Элла: Прекрасный текст. Спасибо, что сформулировали.

Элла, Василий, Филипп: Лайк. Лайк. Лайк.

Все молчат.

Василий (ошеломленно): А может и мои девочки, так рано покинувшие меня, переродились в других существ? Возможно, они где-то живут. Людочка, жена, умерла 10 лет назад от болезни, а Леночка, дочь, пять лет назад, погибла в автокатастрофе. И вот я думаю, что может быть они переродились в хороших мальчиков — живут где-то два незнакомых между собой мальчика, десяти и пяти лет.

Элла: Не терзайте себя, Василий Дмитриевич, их не вернешь.

Алевтина: Земля пухом. Вечная память. Ангела-хранителя на том свете.

Василий (не обращая внимания): А может быть один мальчик, Людочка, уже играет в футбол, а другой, Леночка, ездит на трехколесном велосипеде? Только вот одно интересно: в каких районах живут…

Алевтина (мечтательно): Если в неблагополучных районах, как Жулебино или Митино, то там одна преступность и наркоманИя…

Элла: А почему вы сразу везде видите зло? Может, они на Арбате живут?

Василий: Хорошо, если на Никитских воротах, мы там с Людочкой жили в молодости…

Элла: Лайк.

Филипп: Старший уже, может, уже курит под школой, я так курил в десять лет…

Василий (с горечью): Смайл. Людочка никогда в жизни не курила, а тут уже курит под школой… Надо же!

Филипп (испуганно): Ну может и не курит? Может, вредные привычки из прошлых жизней не передаются.

Василий (со слезами): Пусть, пусть курит! Людочка так мало в жизни счастья видела!

Элла: А может их как-то разыскать? Бросить клич по сообществам? Перепост?

Все молчат. Такая мысль не приходила им в голову.

Алевтина: Да как разыскать? Уже фамилия после перерождения новая! В паспортном столе знаете что скажут — до свидания и привет!

Филипп: Да, в наших паспортных столах только матом…

Элла: Ну может в фейсбуке расшарить? Повесить фото? Вдруг кто-то из детей похож?

Василий (безнадежно): Спасибо, мои дорогие.

Филипп: В фильме Бертолуччи «Маленький Будда» один Далай-лама превратился одновременно в двух мальчиков и одну девочку.

Элла (с испугом): Господи! Так может, если у Бертолуччи трое, так может быть у Василия Дмитриевича четыре или даже пять…

Алевтина: И что эти два мальчика и одна девочка?

Филипп (веско): Всех нашли.

Все думают, молчат.

Элла: Я придумала. Найдите фотографии Людмилы и Елены, а мы сделаем перепосты.

Элла смотрит на всех.

Филипп, Алевтина: Лайк. Лайк.

Василий смотрит на них со слезами и достает фото близких. Алевтина, Филипп и Элла берут их у Василия и раздают зрителям.

Элла (показывая фото): Возможно, кто-то замечал, что его сын десяти лет похож вот на эту женщину или его сын пяти лет похож на эту женщину? Просим вас при совпадении этих признаков связаться с Василием Дмитриевичем. Максимальный перепост!

Раздают портреты в зал, никакого эффекта, никто в зале не воспитывает перерожденных Людочку и Леночку. Нет надежды для Василия.

Элла (опустошенно): А что если мы уже были? Все эти страдания, пустота, иллюзии, чувства? Что, если ЭТО все мы уже говорили? Если МЫ уже были вместе? И вот также сидели вместе, пили чай и говорили, надеялись на лучшую жизнь — а она не пришла, лучшая жизнь? Что если мы уже живем эту свою, вторую жизнь? И опять живем совершенно бездарно, бессмысленно, ленимся, рожаем себе подобных, кричим, машем руками, едим, пьем, пишем в фейсбук? Что если мы будем рождаться вновь и вновь, и конца и краю этого не будет? Будут вечно подгузники, болеть нога, нелюбимая работа, ипотека, какое-то плохое кино и собака будет есть ворону? Вечно будет есть ворону — а мы будем вечно говорить, говорить, жаловаться, ссориться —и ничего не делать. Господи, как ужасно. Хочется лечь и умереть — да и это не поможет. Русская сансара…

Василий, Алевтина, Филипп: Лайк. Лайк. Лайк.

Сцена 10. РУССКАЯ САНСАРА

Василий: Доброй ночи, дорогие мои! Я вот что прочел в Сообществе Тайны Вселенной. Если искать спасения от сансары и выход в нирвану, все сведется к уму. Есть обычный ум человека и чистое сознание. Чистый ум ясного света Ригпа. Чтобы выявить изначальный ум ясного света РИГПА, нужно обуздать грубый уровень обычного ума, вовлеченный в круговорот мыслей и страдания, тогда наслоения понятий и суждений будут проникнуты чистым сознанием и не нужно будет оставаться в рамках обычных представлений. Собака съела ворону, выпал снег, упал самолет… Как отличить обычный ум от Ригпа? Любое состояние сознание изначально пронизано Ригпа, но мы его не видим, не замечаем, а РИГПА есть в нас подобно тому, как твердому льду присуща природа воды. Обычный ум омрачен неведением и страданием, а Ригпа никогда не заблуждается и безмятежно. Как только вы попадаете на крючок восприятия отдельных людей, случаев и мыслей, вы принимаете одни вещи и отторгаете других. Одни вещи любите, другие не принимаете. Ригпа же невозмутимо спокойно перед лицом принятия и осуждения, надежды и страха, привязанности и неведения, страсти и глупости. Но почему? Потому что в нем нет деления на я и другие. Все сущее во Вселенной составное, но складывается воедино в едином луче света Ригпа. И его можно увидеть — Ригпа… Но как? Просветленный ум Будды не делит себя на я и других. Разделение на я и другие — вот отчего мы чувствуем страдания. На самом деле — я и другие единое целое. Пока существует эта разделительная линия я и другие — существуют страдания. Мы будем страдать и перерождаться, есть, пить, спать и писать в фейсбук, негодовать и ссориться. Если этой линии нет, то между сансарой и нирваной нет границы. Между сансарой и нирваной нет границы, вы понимаете! Чтобы это понять, индийские йоги тысячи лет практиковали сложные вещи, мои дорогие. А я это понял прямо сейчас. Я и есть РИГПА, чистый ум ясного света. Я сейчас — чистый ум ясного света. Индийские йоги практиковали тысячи лет сложные вещи, а я это понял прямо сейчас! Ведь сказано, тот, кто способен удалиться в уединенное место, отложив мирские заботы, с легкостью обретет просветление. А у меня здесь тишина, сосны корабельные, ничто не связывает, ничего не держит, нет Людочки, нет Леночки. Чтобы освободиться, нельзя думать Я действую, я привязан, я страдаю, я люблю, я ненавижу, нужно думать, оно действует. ОНО действует через меня! Неделимый чистый ум ясного света! Ведь давайте представим, человек живет, совершенствуется и пусть даже меняет карму к лучшему, все равно ест, пьет, пишет в фейсбук и вновь, и вновь перерождается. Сансара бесконечна. Но ведь есть и другой путь и я его понял! Будда достиг просветления в один момент. Он понял — что мы все одно. Мы все — одно! В одно мгновение УМА ЯСНОГО СВЕТА РИГПА. Если ты понимаешь это, за ним следует освобождение. Все явления совершенны в непрерывном потоке Ригпа, это путь сердечной сущности, где знание ОДНОГО человека освобождает всех. Понимаете, знание одного освобождает всех? Вас всех! Впереди у нас безбрежная ширь, бесконечная протяженность, безмятежность и освобождение, в котором все появляется и все растворяется и ослепительно совершенно как алмаз. Нет никакого я и ты, нет никакого я и ОНО. Есть СОБАКА ВОРОНА ЗЯБЛИК СНЕГИРЬ ГОЛУБЬ ЛЮДОЧКА ЛЕНОЧКА МАЛЫШОЧЕК ЭЛЛА АЛЕВТИНА ФИЛИПП ВАСИЛИЙ. И мы все одно. Мы все одно, понимаете? СОБАКА ВОРОНА ЗЯБЛИК СНЕГИРЬ ГОЛУБЬ ЛЮДОЧКА ЛЕНОЧКА МАЛЫШОЧЕК ЭЛЛА АЛЕВТИНА ФИЛИПП ВАСИЛИЙ ВАСИЛИЙ…

Устанавливается тишина. Никто не говорит ничего.

Василий: Выйти из Сансары очень просто, дорогие мои! Доброй ночи, дорогие мои! Выйти из Сансары очень просто!

Василий выходит из комнаты.

Все переглядываются. Элла плачет.

Элла: Василий Дмитриевич застрелился.

Филипп: Как??? Тысячу раз как???

Элла: Нашли вчера. Собака выла, сосед по участку вскрыл дом. Василий Дмитриевич был удивительный человек… А мы к нему так и не съездили…

Алевтина: Светлая память. Земля пухом. Ангела-хранителя в дорогу.

Филипп: Он неверно понял учение о Сансаре. Как-то близко к сердцу, слишком по-русски…

Элла: Он, наверное, очень любил своих близких и страдал. А мы были рядом и не поняли…

Алевтина: У нас тоже на работе был вдовец, работал-работал и даже улыбался, а потом раз и привет.

Элла: Господи, как все это ужасно. Был рядом человек и нет…

Элла, Филипп, Алевтина: Лайк. Лайк. Лайк.

Внезапно входит другой, чем-то похожий на Василия человек. Все смотрят на него настороженно.

Человек, похожий на Василия: Доброе утро, мои дорогие друзья.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ

Комментарии
Сегодня на сайте
Прощай, язык!Кино
Прощай, язык! 

«Синонимы» Надава Лапида лидируют в фестивальном рейтинге критиков

15 февраля 201914740
Genius lociТеатр
Genius loci 

«Пермские боги» Дмитрия Волкострелова в «Театре-Театре»

15 февраля 20199480