День рождения режима

Олег Кашин о том, что Путин в России начался с расстрела Белого дома — 20 лет назад

текст: Олег Кашин
Detailed_picture© Эдди Опп / Коммерсантъ

Известный немецкий сайт «Das Osteuropamagazin» некоторое время назад начал проект «Русский квинтет». В «квинтете» играют русские журналисты Олег Кашин, Елена Костюченко и Дмитрий Ольшанский и двое немецких, работающих в России и с Россией, — Мориц Гатман и Кристиан Эш. Суть проекта: тексты с двух сторон на самые острые темы российской современности. В «Русском квинтете» уже были колонки о государственной гомофобии и Навальном. Новая серия посвящена юбилею расстрела Белого дома и значению этого события для России. С сегодняшнего дня COLTA.RU становится официальным партнером этого проекта и будет публиковать тексты, которые до сих пор были доступны читателям только по-немецки. Первый — текст нашего постоянного автора Олега Кашина.

Проект делается при поддержке фонда «ZEIT-Stiftung Ebelin und Gerd Bucerius».

Что случилось в Москве осенью 1993 года? Не торопитесь с ответом на этот вопрос, просто посмотрите на современную Россию. Вы увидите суды, выносящие приговоры после телефонного звонка с инструкциями из администрации президента, саму администрацию — никем не выбранный и никому не подконтрольный орган, фактически управляющий государством. Администрации подконтрольны и суды, и парламент, и власть регионов, и медиа, и политические партии — все партии, даже те, которые считаются оппозиционными. На вершине этой системы находится президент Путин — это человек, одного слова которого достаточно для того, чтобы возвысить или превратить в ничто любого в стране, от миллиардера Ходорковского до инвалида Михаила Косенко (он уже больше года сидит в тюрьме за участие в антипутинском митинге на Болотной площади). Новости из России 2013 года вызывают в памяти романы Габриэля Гарсии Маркеса о латиноамериканских диктатурах или «Комедиантов» Грэма Грина — Путин наверняка хотел бы быть похожим на просвещенных русских императоров или в крайнем случае на Бисмарка, но получается почему-то только гаитянский папаша Дювалье. Путина, кстати, часто называют «папой».

Автократия Ельцина была направлена против «плохих парней», и поэтому «хороших парней» это устраивало.

Вы хотите знать, как случилось, что демократическая восточноевропейская страна, которой, бесспорно, была Россия в конце 1991 года, превратилась в латиноамериканскую автократию? А вот теперь я снова попрошу вас ответить на вопрос — что случилось в России осенью 1993 года? Это очень просто описать. Борис Ельцин, которого не устраивала смешанная, президентско-парламентская, форма правления, существовавшая тогда в стране, объявил о ликвидации парламента и о новой конституции, устанавливающей суперпрезидентский режим. Парламент, пытавшийся сопротивляться этому перевороту, был расстрелян из танков. По итогам кризиса сформировалась та самая система, которая нам хорошо знакома, — с полностью подконтрольными Кремлю судами, парламентом, партиями, медиа.

Пока президентом был Ельцин, человек с репутацией демократа, это не так бросалось в глаза — в самом деле, даже умные люди могли поверить, что его автократия спасает Россию от коммунистического реванша, от возвращения в советские времена, от нацизма, в конце концов. Сейчас, когда вместо демократа Ельцина в Кремле сидит ветеран КГБ Путин, этих иллюзий уже нет, но в России до сих пор очень немногие готовы сложить два и два и признаться себе, что режим Ельцина и режим Путина — это один и тот же режим.

Просто пока президентом был Ельцин, автократия была направлена против «плохих парней», и поэтому «хороших парней» это устраивало до такой степени, что они готовы были прощать Ельцину и бесконтрольную личную власть, и нечестные выборы, и коррупцию, и вообще все на свете. При Путине персональный список «плохих» и «хороших» изменился — но не более того. Все принципы «ручного управления» и «контролируемой демократии» сложились именно при Ельцине, а если совсем точно, то тем октябрьским утром, когда с Новоарбатского моста прямой наводкой по зданию российского парламента танки Таманской и Кантемировской дивизий расстреливали оставшуюся Борису Ельцину в наследство от Михаила Горбачева российскую демократию.


Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Илья Будрайтскис: «Важным в опыте диссидентов было серьезное отношение к чужим идеям»Вокруг горизонтали
Илья Будрайтскис: «Важным в опыте диссидентов было серьезное отношение к чужим идеям» 

Разговор о полезных уроках советского диссидентства, о конфликте между этикой убеждения и этикой ответственности и о том, почему нельзя относиться к людям, поддерживающим СВО, как к роботам или зомби

14 декабря 202224629
Светлана Барсукова: «Глупость закона часто гасится мудростью практических действий»Вокруг горизонтали
Светлана Барсукова: «Глупость закона часто гасится мудростью практических действий» 

Известный социолог об огромном репертуаре неформальных практик в России (от системы взяток до соседской взаимопомощи), о коллективной реакции на кризисные времена и о том, почему даже в самых этически опасных зонах можно обнаружить здравый смысл и пользу

5 декабря 202223204
Григорий Юдин о прошлом и будущем протеста. Большой разговорВокруг горизонтали
Григорий Юдин о прошлом и будущем протеста. Большой разговор 

Что становится базой для массового протеста? В чем его стартовые условия? Какие предрассудки и ошибки ему угрожают? Нужна ли протесту децентрализация? И как оценивать его успешность?

1 декабря 202239627
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь»Вокруг горизонтали
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь» 

Сможет ли Web 3.0 справиться с освобождением мировой сети из-под власти больших платформ? Что при этом приобретается, что теряется и вообще — так ли уж революционна эта реформа? С известным теоретиком медиа поговорил Митя Лебедев

29 ноября 202223318
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?»Вокруг горизонтали
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?» 

Горизонтальные сообщества в военное время — между разрывами, изоляцией, потерей почвы и обретением почвы. Разговор двух представительниц культурных инициатив — покинувшей Россию Елены Ищенко и оставшейся в России активистки, которая говорит на условиях анонимности

4 ноября 202233069