15 августа 2014Общество
36418

«“Русский” стало по умолчанию означать “крымнаш”»

Антон Широких поговорил с русскими за рубежом о том, как изменилось отношение к ним и к России

текст: Антон Широких
Detailed_picture© Topical Press Agency
Евгений Матусевич, 26 лет, Голландия

Младший научный сотрудник в Тилбургском университете

После всего, что произошло за это время, я ощущаю бессилие и негодование. Причем несколько месяцев назад по поводу российской стороны, а теперь и по поводу украинской. В детстве я жил в Донбассе, мои родители до недавнего времени оставались там (сейчас переехали в Россию, к родственникам), там много друзей, поэтому страшно смотреть на то, во что превращается регион.

Конфликт на Донбассе возник потому, что его население никогда не ощущало себя частью Украины, я и сам был таким. Украинский язык я считал недоязыком примерно лет до 20. Украинской речи в Донбассе днем с огнем не сыщешь, все старшее поколение считает своей столицей Москву. Правда, мое поколение все-таки выросло на Украине, я ездил в украинскую Ялту, украинский Львов, украинский Киев.

Но украинская сторона разочаровывает, потому что там сейчас такой же ура-патриотизм, как и в России. К тому же украинская армия наравне с ополчением бомбит города, где я вырос, убивает жителей, гонит их с родных земель. Я понимаю, что, возможно, война — единственный способ остановить сепаратизм, но мы ведь живем не в колониальную эпоху. Наверное, имеет смысл воевать не за клочки земель, а за сознание людей. А его войной точно не завоевать.

Раньше, когда меня спрашивали о национальности, я отвечал: «Русский» — а сейчас дипломатично говорю: «Я из Украины».

Я практически не читаю европейских газет и не смотрю голландское ТВ. Но люди, конечно, в целом винят Россию, хотя понимают, что всей правды не знают. Ну то есть в разговорах — по крайней мере, со мной — они как-то осторожны, скорее спрашивают, чем говорят сами. По поводу «Боинга», правда, разногласий не было. Сказать, что люди были шокированы, — не сказать ничего. Погибла семья из нашего университета (известный профессор и его дети-студенты).

Сам я считал себя русским до декабря 2013 года, но с тех пор, как все это началось, я не могу и не хочу ощущать себя частью русского мира. Раньше, когда меня спрашивали в Европе о национальности, я обычно отвечал: «Русский» — а сейчас дипломатично говорю: «Я из Украины». Просто с определенного момента «русский» стало по умолчанию означать «крымнаш». А говорить: «Я русский, но меня тошнит от Путина» — слишком долго. Уж лучше быть украинцем. Все-таки для меня Украина — государство, в котором я вырос. Я до сих пор поддерживаю идеи «революции достоинства». Просто она превращается в низменный антипутинизм, но хочется надеяться, что после войны это отойдет на второй план.

Раньше я думал: когда Путина не будет в Кремле, можно жить и в России. Сейчас вряд ли. Учитывая уровень «патриотизма», Путин сидит как минимум в 80 процентах граждан России. Мне было бы страшно высказывать здесь свое мнение, так что пока вряд ли я вернусь в Россию. Наверное, должно как минимум уйти одно поколение, чтобы люди начали выздоравливать. Да и вообще непонятно, что будет с Россией. В этом отношении я, увы, пессимист, так что не вернулся бы сюда даже из чисто практических соображений.

Екатерина, 34 года, Лондон

Журналист

Я с русскими в Англии не общаюсь и к русскому сообществу не имею отношения. Сейчас я работаю в британском научном журнале. По национальности я вообще канадка, хоть и родилась в России.

Поэтому, когда меня спрашивают, откуда я, говорю, что из Канады, я так уже 20 лет говорю, независимо от нынешних событий. А если узнают, где я родилась, и я вижу, что человек начинает напрягаться, говорю, что уехала из России ребенком и отношения к этой стране никакого не имею, а поведение Путина совершенно не оправдываю. Отношение у меня к украинскому кризису точно такое же, как и у большинства западных коллег-журналистов. Путин не имел никакого права вторгаться на территорию чужого государства.

А люди напрягаются потому, что Россию особо никто не любит на Западе. Кто ж будет любить страну, которая вдруг раз — и вводит войска в другое государство?

Лиза Журавель, 25 лет, Брадфорд

Менеджер по продаже недвижимости

У меня родственники сейчас в центре Донецка живут. В центре не так плохо (пока), но все равно страшно. Эвакуироваться у них нет возможности. Я с ними связываюсь по скайпу. Говорят, что каждую ночь бомбят, идут бои. Вокзал и аэропорт разрушены, уехать из города сложно, да и не особо есть куда. Продукты начинают пропадать, людей отправляют в отпуска за их счет. Обещали, что может начаться обязательный призыв в армию.

Я перестала смотреть местные новости, потому что все описывается так, будто повстанцы — натуральные террористы и за всем стоит Россия. Это раздражает. Про то, что мирных людей убивают сотнями, никто вообще не говорит. В Фейсбуке есть группы, где пишут правду, так и узнаем.

Раньше брала информацию из Sky News и BBC. Очень раздражало, что повстанцев просто окрестили pro-russian rebels, а причины, по которым они взяли оружие в руки, толком не раскрыли. Я 100% выступаю за Донбасс. Россия тут вообще ни при чем, на мой взгляд. Я прекрасно понимаю причины, по которым люди не хотели бы быть частью теперешней Украины, потому что со стороны Западной Украины идет жесткий национализм. Людей воспитывают в ненависти к России и русским людям. А Западной Украине всей этой жести о погибших мирных жителях не рассказывают, не рассказывают, что они своих же бомбят. Просто говорят, что Россия напала, террористы буйствуют. Нам даже родственники не верили, что это не так.

А перестала я читать английские газеты после того, как в одном местном издании написали, что в Одессе люди сами себя подожгли.

Павел Мельников, 25 лет, Ньюкасл-апон-Тайн

Аналитик, работает в сфере ИТ-консалтинга

В прессе изначально кипеж был знатный — эффект дрожжей в школьном туалете. Заголовки, санкции, «ракеты Путина», все дела. Сейчас вроде как поутихли, в заголовках уже не пишут. На мой взгляд, потому что фактов немного, а умозаключений — до фига. Параллельно еще начали раздувать тему про спонсирование местных партий русскими олигархами.

С местными на эту тему детально общаться не приходилось, но, судя по тому, что никто не спешит яростно общаться, все более или менее спокойно. Ну или круг общения хороший.

Парадоксально, но многие в русской диаспоре за рубежом начинают любить родину сильнее.

Лично я уже давно готов читать только официальные отчеты военных и криминалистов. Интерпретации и умозаключения откровенно надоели. Мне бы какой-нибудь скучный отчет — вот снимки с разных спутников посекундно, вот показания местных жителей, вот заключения криминалистов, вот их подписи под документом. Раньше, чем через несколько месяцев, этого ждать не стоит. А скорее всего — никогда, ибо политической истерики вокруг слишком много. Но добывать информацию приходится. И тут, пожалуй, подходит все подряд… BBC, CNN, Telegraph, Guardian, Independent, Times и даже мегажелтая Daily Mail. Ну и русские, конечно: RT, «Лента» и т.д. Сказать, что узнаю для себя кучу нового и полезного, не могу, читаю скорее из энтомологического интереса.

Честно говоря, не скажу, чтобы что-то поменялось в отношениях с русскими на бытовом уровне после всех этих заголовков в британских газетах. Вот разве что дядечка, который проверял в квартире газ (я только сейчас ощутил иронию), поделился умозаключением, что теперь люди будут опасаться летать самолетами, эвон сколько их падает в последнее время. Не знаю, имел ли он в виду что-нибудь политическое… Но обогреватель мне так и не починил (смеется). Ну, а на политическом уровне — никаких иллюзий и до этого не было: злые русские с балалайками и медведями пьют водку, стреляют из калашей и ненавидят геев.

Парадоксально, но многие в русской диаспоре за рубежом начинают любить родину сильнее. Недавно увидел в Фейсбуке фотографии знакомых, которые праздновали 9 Мая в Лондоне.

Константин Митькин, 28 лет, Лондон

Оператор-инженер в типографии

У меня вызывает крайнее возмущение то, как преподносят «правду» по радио, пока езжу по делам (телевизор из принципа не смотрю лет семь), а точнее, какие триггеры дикторы используют. И меня радует реакция трезвомыслящих англичан, моих коллег, которые, наблюдая за всем этим, часто имеют отличную от новостей точку зрения. Одни считают, что политика Путина неправомерная, другие замечают подтасовку фактов в местных СМИ и двойные стандарты, третьи вообще не понимают, зачем западному миру эта заварушка с Украиной. Мол, это не наше дело, русские тут такие классные ребята, активно покупают у нас недвижимость, вливая при этом кучу бабла в экономику страны. И тут еще с ними зачем-то ссориться. Но в одном все сходятся — никто не хочет войны с Россией. Да и вправду, зачем? Тут все работают, лениво шатаются по магазинам, берут кредиты, растят детей, а тут эти страшные русские...

Ольга, 25 лет, Лондон

Менеджер по продажам в автомобильной компании

Мои родители из России. Они за Россию всем сердцем и душой, они поддерживают Путина и его правление, и многое в моих взглядах идет от них. Некоторые из моих знакомых на стороне Украины из-за того, что они не обладают полной картиной происходящего. Моя сестра, например, работает с англичанами, которые живут в маленьких городках и редко общаются с иностранцами. И у нее с ними стычки, они полностью против русских и России — не против моей сестры, а вообще против нации. Конечно, ребята из Украины, с кем я училась или просто тут познакомилась, тоже обвиняют Россию во всех грехах. Но кто более разборчив, тот, конечно, видит, что Америка крутит всем. А Англия — главная союзница Америки.

На Даунинг-стрит, где находится офис премьер-министра, всегда стоят украинцы, пикетируют, просят помощи, держат в руках разные плакаты, на которых написано, какие же русские плохие. Очень задел плакат, где было написано, что за годы после распада Советского Союза у Украины не было ни одной войны, а вот русские и с Чечней воевали, и с грузинами, и вот с украинцами…

Елена, 29 лет, Лондон

Журналист, PR-менеджер

Я не могу сказать, что моя жизнь резко поменялась, что я боюсь получить по лицу, если заговорю по-русски на улице, что на меня косо смотрят. Ничего подобного, но некое ощущение дискомфорта есть, постоянного «белого шума». Я почти каждый день слышу от знакомых истории о спорах вокруг нынешней ситуации вплоть до ругани, хлопанья дверьми, британцы разного совершенно социального положения начинают дискуссии, требуют от русскоязычных ответа. К кому-то в пабе подходят с вопросами: «Ну как же вы так?» У меня тут друзья очень хорошие из Украины приезжали, со мной по непонятным мне причинам встречаться не стали. Но должна сказать, что и агрессивных патриотов российской политики тоже хватает.

Каждый день — обсуждение новостей, новых санкций. Это уже как ритуал: а ты что думаешь, как это аукнется, как там родители, братья, сестры?

Но в целом для меня самое тяжелое сейчас (как и для многих моих российских друзей в Британии) — это какая-то потеря ориентации. Мы не понимаем сейчас, в какую сторону смотреть. Никто не хочет войны, никто не хочет видеть, как растет цена строительства коммунизма в отдельно взятой деревне, но когда смотришь на то, что творится на Западе, тоже легче не становится. Когда открываешь Financial Times и видишь там известного колумниста, который на полном серьезе призывает все мировые отели разом аннулировать все брони россиян и хвастается, как нашел в офисе стаканы российского дизайна и демонстративно отправил их обратно, не понимаешь, где же в этом мире остались адекватные люди.

Александр Смотров, 33 года, Лондон

Журналист, аналитик

Я бы не сказал, что рядовые британцы стали как-то по-другому относиться к рядовым россиянам или русским. Было удивительно прочитать в каком-то из российских сетевых СМИ о том, как якобы официантка в Оксфорде отказалась обслужить русскую туристку и велела ей покинуть помещение. Как говорится, свечку не держал, конечно, но трудно поверить — этого не позволили бы ни национальный характер британцев, ни правила работы общественных заведений.

Я живу недалеко от украинского посольства. С зимы там развернута временная экспозиция с портретами погибших на Майдане. Они привлекают внимание прохожих и служат наглядным источником информации. Но вообще украинский кризис остается для информационного поля Британии на периферии. Мне на глаза недавно попался опрос YouGov: 27% британцев считают, что Украина уже является членом Евросоюза. Это больше, чем каждый четвертый! Это говорит лишь о том, что многие не понимают сути конфликта.

Ясно, что сейчас со всех сторон идет самая настоящая информационная война, которую мы когда-то изучали, а вот теперь «повезло» проверить на практике... В целом же могу сказать, что нам всем не хватает просто здорового скептицизма и взвешенного подхода к ситуации. Люди слишком легко принимают на веру то, что им транслируют.

Илья Гончаров, 31 год, Лондон

Главный редактор русскоязычной газеты «Англия»

В начале 2014 года, еще в дни Евромайдана, я просто не мог поверить своим глазам и ушам: добрая половина живущих в Англии русских или русскоязычных людей, оказалось, была резко против происходящего. Эти же люди потом в той или иной степени поддерживали Новороссию, ДНР, ЛНР. В общем, до сих пор значительная часть русскоязычных людей придерживается прокремлевского взгляда на происходящее. На мой взгляд — где-то половина. Я знаю, что среди русских из Прибалтики пророссийские настроения распространены больше, чем среди русских, которые приехали в Лондон, например, из Москвы. Надо сказать, что многие живут тут, но ментально остались где-то там. Человек может работать с англичанами, хорошо говорить по-английски, но при этом дружить только со своими, смотреть российское ТВ по спутнику, читать русскоязычные СМИ в интернете. Он душой где-то в СССР.

Но люди, поддерживающие Кремль, — это такая диванная армия. К примеру, возьмем акции протеста: самая крупная демонстрация по украинскому поводу была организована в Лондоне 16 марта — против действий России в Крыму, в ней приняло участие, по разным оценкам, от 3000 до 7000 человек. Самый большой митинг в защиту Донбасса от «фашизма» собрал человек 40—50. Из них чуть ли не половина — английские леваки, которые за всех, кто против Запада. Украинцы по сравнению с ними гораздо активнее: концерты какие-то проводят, митинги, круглосуточные пикеты. Люди с кремлевской позицией в офлайне пока провели только пару маленьких митингов и сейчас выставку фотографий фотокоров РИА Новости где-то организуют. При этом украинцев поддерживают их организации (Ассоциация украинцев Британии, посольство), а российское посольство, Россотрудничество, Координационный совет соотечественников другую сторону не поддерживает (имеется в виду тех, кто за Новороссию). Для сравнения: митинг в защиту Газы в эти выходные собрал, по сообщениям организаторов, до 150 000 человек (некоторые СМИ называли меньшую цифру, но все равно счет был на десятки тысяч).

Анна Зоря, 26 лет, Лондон

PR-менеджер в компании Monitise Plc

У меня украинские и русские корни. Для меня этот народ всегда казался единым. А теперь кажется, что мы очень отдалились. И я даже иногда думаю: вот поеду я на Украину, буду ли я там представляться русской? На уроках литературы мы читали русских и украинских писателей, не разделяя на своих и иностранных. У нас одни и те же традиции, вера, язык похож, природа. Поэтому когда я услышала о конфликте, то была уверена, что он долго не протянется — помирятся…

Мои друзья-иностранцы видят конфликт совсем по-другому. Для них это два соседних государства, которые воюют за территорию. Могу процитировать моего друга Эда: «The idea that Putin wants to return Russia to its' jingoistic glory days».

Да, стоит сказать, что украинцев никто здесь не ждет. Это точно. Слышали о такой партии UKIP ? Это правая политическая партия. В общем, они против любой иммиграции и выступают за выход из Евросоюза. Мэр Лондона тоже за. А сама партия получила места в Европейском парламенте. Поэтому я сейчас получаю британский паспорт, потому что думаю: не то что украинцев не ждут здесь, но и меня могут выкинуть отсюда в два счета. Уже вышел закон об ограничении пособия иммигрантам. А Дэвид Кэмерон недавно выступил с речью о том, что скоро войдет в силу закон о приоритете английских граждан при приеме на работу.

Софья Бакина, 26 лет, Манчестер

Генеральный менеджер в ресторане Harvey Nichols

Кого волнует, что СМИ говорят? Лично я верю только четверти того, что читаю. Если честно, вообще ничему не верю. Читаю только для поддержания разговора. Я работаю генеральным менеджером в ресторане, мне нужно это по работе. Делаю это только для мужчин. Мы, женщины, не нуждаемся в разговорах о политике, если мы не работаем с мужиками, а вам, мужикам, об этом нужно поговорить, это у вас в крови — территорию занимать и отбирать, начинать войну. Мы только истерим от нехватки внимания, а все оттого, что вы слишком заняты войной.

Где же я, где же мир и что вообще происходит?

Русской я себя не считаю. Мы очень отличаемся от вас. Куда ни ткни, везде грубость. Вот вы думаете, что англичане слишком вежливы, я же считаю, что вы, русские, слишком грубы и злы. Зачем война?!

Для меня все началось с Майдана. Англия совсем этого не освещала, а я очень следила, за невинный народ переживала. Потом началось… BBC говорит одно, газеты другое, мамина «лента» третье: у нее одноклассники, одногруппники и друзья — кто из Украины, кто из России. И я устала. Где же я, где же мир и что вообще происходит? Поэтому я отдала предпочтение медитации и йоге. Силы, вложенные в это, гораздо продуктивнее.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
Никос Панайоту: «Журналистика нуждается в производстве смыслов, а не только в описании событий»Мосты
Никос Панайоту: «Журналистика нуждается в производстве смыслов, а не только в описании событий» 

Чему должен учиться журналист сегодняшнего дня, рассказывает основатель Международной медиашколы в Салониках — и приглашает молодых спецов на занятия онлайн-академии

11 сентября 20203847