18 октября 2021Общество
9323

Николай Толстой-Милославский о себе и своей работе историка

Видеоинтервью Сергея Качкина с Николаем Толстым, британским историком, потомком русского аристократического рода, который расследует насильственную репатриацию эмигрантов после Второй мировой

текст: Сергей Качкин
Detailed_picture© Сергей Качкин

Николай Толстой-Милославский, британский историк, потомок старого дворянского рода Толстых, родился в эмиграции в русской семье. Убежденный монархист, специалист по кельтской культуре, Толстой стал автором нескольких книг, расследовавших насильственную выдачу Советскому Союзу после войны русских эмигрантов с белогвардейским прошлым, в том числе казаков, к которой были причастны союзники и, в частности, Британия. В этой связи Толстой столкнулся на родине с серьезными юридическими проблемами. Недавно появилась новая книга Николая Толстого «Месть Сталина», посвященная тому же вопросу.

Большое видеоинтервью с Толстым сделал известный документалист, автор фильма «Пермь-36. Отражение» Сергей Качкин. Короткое вступление к этому видео написал писатель и публицист Андрей Новиков-Ланской.

Андрей Новиков-Ланской

Есть несколько причин, почему к большому интервью с Николаем Толстым имеет смысл отнестись с особым вниманием. Конечно, прежде всего, этот известный английский писатель, историк и политический деятель — сам по себе крайне интересный человек с удивительной биографией и серьезными убеждениями. Но, кроме того, это возможность лично узнать, как выглядит современный русский аристократ — подлинный, не придуманный пиарщиками, не раскрученный в теленовостях за сомнительные бюджеты. В образе такого аристократа, русского по происхождению и при этом полноценно интегрированного в европейскую элиту, не будет мишурной позолоты, длинных шелковых шлейфов и фонтанов с шампанским. Зато будут большая библиотека, коллекция живописи, фамильная утварь, сдержанность в облике и деликатность в манерах. И главное, разговор будет не о своих заслугах, а об истории своих семьи и земли.

Когда спрашиваешь настоящих аристократов, чем сознание их сословия принципиально отличается от прочих, ответ обычно один: чувством ответственности перед предками, перед именем рода. Много общаясь с потомками самых знатных русских фамилий в изгнании, невольно ловишь себя на мысли, что есть еще одна Россия, еще один русский типаж, о существовании которого большинство и не подозревает. Вроде бы это и русские люди, похожие на нас, но какие-то все же другие. Как Андрей Болконский и Пьер Безухов — как будто свои, родные, но ведь в своем окружении мы таких, в общем-то, совсем не наблюдаем.

Помимо этого, глава семьи Толстых — еще и эталонный представитель английского высшего класса, настоящий джентльмен с соответствующими речью, интонированием, способом ведения беседы. Далеко не все осознают, что в британском английском языке существуют строгие границы между сословными диалектами. Каждый англичанин безошибочно маркирован социально, как только слышна его речь. Собственно, об этом знаменитая пьеса Бернарда Шоу «Пигмалион» и киномюзикл «Моя прекрасная леди». В нашу демократичную эпоху торжества левых идей сама идея аристократизма часто вызывает подозрение и даже отторжение. Представленное интервью — один из примеров того, как человек благородного происхождения и воспитания может быть весьма привлекательным социальным образцом.


Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
Делиберация и демократияОбщество
Делиберация и демократия 

Александр Кустарев о том, каким путем ближе всего подобраться к новой форме демократии — делиберативной, то есть совещательной, чтобы сменить уставшую от себя партийно-представительную

8 декабря 2021370