11 января 2017Современная музыка
10864

Русское поле экспериментов

Что такое field recording и как этим занимаются в России

текст: Денис Бояринов
1 из 6
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture© Dan Lyth
    . . .

    У современной поп-музыки и практики field recording, или «полевых записей», — один общий предок. Это фонограф Томаса Алвы Эдисона — первый прибор для записи звука, появившийся в 1877 году. Любимое изобретение великого американца приходится пращуром виниловым проигрывателям, mp3-плеерам и диктофонам, которыми пользуются музыканты, журналисты и этнографы.

    Первой записью, положившей начало длинной истории field recording, считается восковой цилиндр со щебетанием жаворонка, записанным в 1889 году юным Людвигом Кохом, который впоследствии стал выдающимся немецким биологом, документировавшим в звуке жизнь дикой природы. Молодость field recording прошла в науке: вооруженные громоздкими и тяжелыми диктофонами ученые отправлялись в путешествия и экспедиции, чтобы привезти назад аудиозаписи голосов животных, пения экзотических птиц и песнопений далеких племен. Многие из них бесценны, поскольку ни тех птиц, ни тех племен уже не осталось.

    Вторжение «полевых записей» в музыкальную культуру начинается со второй половины XX века. В начале 1940-х французский инженер, журналист и радиодеятель Пьер Шеффер формулирует идею musique concrete — новой музыки, где нотами становятся все звуки, окружающие человека, музыкальными инструментами — люди и машины, а композитором — студийный звукоинженер, который сможет смонтировать этот хаос в звуковую историю. Впрочем, попытки соединить реальный мир с миром искусства предпринимались и раньше. Со времен авангарда 1920-х композиторы пытались передать звучание индустриального мира с помощью симфонических оркестров, усиленных клаксонами, печатными машинками, специально сконструированными шумовыми машинами и даже гудками заводов. Первые значительные опусы в тогда не существовавшем жанре musique concrete были сделаны немецким кинорежиссером Вальтером Руттманом в конце 1920-х.

    В 1950-х и 1960-х грань между научной и эстетической ценностью field recording начинает размываться. Композиторы и музыканты погружаются в исследования окружающего мира, а ученые и собиратели звуковых архивов начинают управлять судьбой мировой культуры. Собранные этнологами Джоном и Аланом Ломаксами записи деклассированных американских фолк-, джаз- и блюз-исполнителей перевернули историю мировой поп-культуры — без них человечество никогда не узнало бы Мадди Уотерса, Вуди Гатри, Боба Дилана, Леонарда Коэна и всех современных инди-бардов. После того как вместе со знаменитыми пластинками The Beatles и Pink Floyd техника field recording попала в инструментарий поп-культуры, ее присутствие можно обнаружить в музыкальных произведениях самых разных жанров. Ее используют и признанные студийные профессионалы, увенчанные премиями «Грэмми», и молодые музыканты, только начавшие свои эксперименты в программе Garage Band.

    Дальше — пять современных российских музыкантов, которые используют технику field recording, но для разных целей и совершенно по-разному.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Светлана Барсукова: «Глупость закона часто гасится мудростью практических действий»Вокруг горизонтали
Светлана Барсукова: «Глупость закона часто гасится мудростью практических действий» 

Известный социолог об огромном репертуаре неформальных практик в России (от системы взяток до соседской взаимопомощи), о коллективной реакции на кризисные времена и о том, почему даже в самых этически опасных зонах можно обнаружить здравый смысл и пользу

5 декабря 20221712
Григорий Юдин о прошлом и будущем протеста. Большой разговорВокруг горизонтали
Григорий Юдин о прошлом и будущем протеста. Большой разговор 

Что становится базой для массового протеста? В чем его стартовые условия? Какие предрассудки и ошибки ему угрожают? Нужна ли протесту децентрализация? И как оценивать его успешность?

1 декабря 202214051
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь»Вокруг горизонтали
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь» 

Сможет ли Web 3.0 справиться с освобождением мировой сети из-под власти больших платформ? Что при этом приобретается, что теряется и вообще — так ли уж революционна эта реформа? С известным теоретиком медиа поговорил Митя Лебедев

29 ноября 20224849
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?»Вокруг горизонтали
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?» 

Горизонтальные сообщества в военное время — между разрывами, изоляцией, потерей почвы и обретением почвы. Разговор двух представительниц культурных инициатив — покинувшей Россию Елены Ищенко и оставшейся в России активистки, которая говорит на условиях анонимности

4 ноября 202213508
Чуть ниже радаровВокруг горизонтали
Чуть ниже радаров 

Введение в самоорганизацию. Полина Патимова говорит с социологом Эллой Панеях об истории идеи, о сложных отношениях горизонтали с вертикалью и о том, как самоорганизация работала в России — до войны

15 сентября 202213952
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202267981