27 апреля 2020Литература
4433

Пьеса для двенадцати Голосов (субличностей) в самоизоляции

Пьеса Романа Осминкина

текст: Роман Осминкин
Detailed_picture© Colta.ru

Пьеса происходит в сознании Романа Сергеевича Осминкина, находящегося в самоизоляции в квартире на 5-й линии Васильевского острова. Действующие лица пьесы — голоса, сообщающие ему о происходящем, — Голос Рацио, Голос Нечистой Совести, Голос Левака, Голос Циника, Голос Философа, Голос Философа-постгуманиста, Голос Эстета, Голос Блогера, Голос Жижека, Голос Позитивного Мышления, Голос Эсхатологического Предчувствия, Голос Профеминиста.

Утро одного из дней самоизоляции.

Проснувшись позже обычного, Роман Сергеевич сладко потянулся…

— Ах, как ты привилегирован, — пробурчал кто-то внутри, — как ты можешь так сладко потягиваться, когда вокруг бушует пандемия?

Роман Сергеевич тут же оставил потягивание и огляделся вокруг: «Кто здесь?»

— Я твоя Нечистая Совесть, какой неоинфантилизм спать до 10 утра и не иметь забот, тогда как люди встают в 7 утра и имеют множество забот, хлопочут по дому, растят детей, поливают цветы, ухаживают за престарелыми родственниками…

Роман Сергеевич резко вскочил с кровати и начал лихорадочно искать свои растянутые в коленях рейтузы мужчины в перманентном ожидании кризиса среднего возраста.

Голос Циника: ох уж этот левацкий дискурс, забудьте слово привилегия, привилегирован, хватит этого дискурса вины и долженствования, вгоняющего субъекта в вашу левую меланхолию еще до того, как он успевает встать с кровати.

Роман Сергеевич, оторопев, в недоумении присел на край кровати.

Послышался нестройный напев:

меланхолия меланхолия
черная желчь черная желчь

Голос Рацио: меланхолия — устаревшее понятие, его использует только псевдонаучный психоанализ или как метафору. весь ваш сплин и меланхолия покрывается таким диагнозом, как клиническая депрессия.

Голос Левака: однако нельзя воспринимать некритично и этот медикалистский дискурс, который проникает повсюду и распространяет свои термины и понятия, объективирующие и отчуждающие человека от своей родовой сущности.

Голос Эстета: и от нашей души и тела!

Голос Рацио: душа — тоже устаревшее понятие.

Голос Эстета: вас послушать, у вас все устаревшее, что нельзя разрезать, раскромсать, засунуть в рентген, посеять в чашке Петри и разглядеть в микроскоп.

Голос Блогера: А что, это идея, значит, концепция такая: смартфон — это зеркало души, душа в самоизоляции мучается и страдает, посылая свои селфи миру.

Роман Сергеевич потянулся к смартфону, там было напоминание от МЧС:

Уважаемый гражданин Осминкин, с 28 марта до 30 апреля просим Вас оставаться дома и исключить любые внешние контакты.

Голос Философа: не волнуйся, Роман Сергеевич, тебе с нами будет не скучно, зачем тебе внешние контакты, когда есть мы — твои внутренние голоса.

Голос Эсхатологического Предчувствия: наступление конца света будет таким внезапным, что вы не успеете съесть кусок хлеба, завершить работу или выпить надоенное козье молоко.

Голос Циника: только не надоенное, а ультрапастеризованное.

Голос Позитивного Мышления: Разговор вслух с самим собой играет позитивную роль в развитии личности. Частью людей воспринимается как психическое расстройство, хотя разговор с самим собой далеко не всегда является признаком психических нарушений.

Голос Эстета: ну, Роман Сергеевич — художник и поэт, член Союза писателей, а людям искусства всякие ограничения формы только на пользу. А уж ограничения свободы так вообще способны свернуть горы, ведь нет более свободолюбивого человека, чем тонкая, ранимая натура художника, она рвет и мечет, негодует и стенает, рождая из-под своего пера и кисти подчас гениальные результаты своих мук и порывов к свободе.

Голос Циника: а подчас и сиюминутную ересь.

Голос Нечистой Совести: тихо сам с собой я веду беседу… пока ты тут, Роман Сергеевич, сам с собой разговариваешь, загруженные изможденные медики не имеют минутки даже перекусить, а валящиеся с ног курьеры не успевают доставить еду очередному самоизолировавшемуся художнику.

Голос Блогера: Надо срочно придумать проект «поэты в поддержку медиков и курьеров» и запустить флешмоб во всех соцсетях.

Голос Левака: Между прочим, Антонио Грамши в тюремном заточении написал 50 тетрадей, в которых изобрел современного нам интеллигента как креативный класс, который, действуя молекулярно, может проводить свою ненасильственную культурную контргегемонию и бескровно взять государственные казематы культуры под свой контроль!

Голос Циника: Грамши плохо кончил, сегодня такие жертвы ни к чему.

Роман Сергеевич внутренне сжался, представив себя в заточении.

Голос Позитивного Мышления: Роман Сергеевич, не слушай никого, я твой хелфкоучер, расслабься, ничто не предвещает ничего, пускай проекты и мероприятия отменены, университеты закрыты, но дети есть не просят, гражданская жена не требует зарплаты, старушка-мать еще кряхтит сама… смотри, Роман Сергеевич, день-то какой, я пришел к тебе с приветом рассказать, что солнце встало…

Голос Циника: как встало, так и закатится.

Голос Эсхатологического Предчувствия: Первое солнце было разрушено землетрясением. Второе солнце было уничтожено ураганами. Третье солнце пало под огненным дождем, пролившимся из кратеров огромных вулканов. Четвертое солнце уничтожил потоп. Пятое солнце будет съедено коронавирусом.

Голос Позитивного Мышления: главное — сохранять душевное равновесие и настроиться на позитивную волну. Расстели коврик для йоги в саду, ой, у тебя нет сада, расстели хотя бы на кухне.

Голос Блогера: Главное, не забудь при этом вести стрим!

Голос Рацио: Роман Сергеевич, сейчас не до этих фитнесов, ты помнишь, какой сегодня день, сегодня последний день перед дедлайном, либо ты дописываешь пьесу про самоизоляцию и даришь нам надежду на то, что мы тут не умрем с голоду, либо ты размазня и тряпка, слюнтяй и Обломов.

Голос Эстета: Обломов, между прочим, уникальный, ранимый человек, просто он этого не осознавал, и маялся, и томился, но в этом своем томлении он был так искренен, так мил, его тело, которое лежит и его постоянно кормят, его так мило обхаживает Пшеницына.

Голос Профеминиста: вы его еще первым человеком посттруда назовите, знаем-знаем, типичный белый мужик (цисгендерный и гетеросексуальный, кстати), пользующийся заботой простой женщины, женщины вас обстирывают, обглаживают, сопли вам подтирают, растят вас, в то время как забота не считается трудом и вовсе.

Голос Циника: что за феминистические камлания?

Голос Профеминиста: не феминистические, а феминистские, и вообще пора бы уже понять раз и навсегда, что мы живем в эпоху феминизации в политическом и публичном пространстве и грядущей победы феминитивов. Роман Сергеевич не Обломов, он — квир.

Три голоса — Рацио, Циника и Нечистой Совести — хором: кто-кто?

Голос Профеминиста: ну, квир, то есть странный, мерцающий, гетероненормативный, я же знаю, как ты смотришь на девочек, похожих на мальчиков, и на мальчиков, похожих на девочек.

Голос Блогера: Отлично, квир — хайповая тема, в Инстаграме можно накладывать маски — каждый день новая идентичность.

Голос Нечистой Совести: так, хватит, у нас тут суровая самоизоляция грядет, а вы о девочках и мальчиках, либидинальная экономика на излете, инвестиции желания не способны ни на какие трансгрессии, нужна новая этика, воздержание.

Голос Эстета: ах, как это скучно.

Голос Философа: скучно? скука — недуг во многом социальный, поражает людей богатых и праздных или лишенных свободы, скука поражает тех, кто не умеет мыслить, тех, кто ищет все больше ощущений, сокращая периоды, отделяющие одно удовольствие от другого, изнуряя себя все больше и больше.

Голос Циника: Но наш Роман Сергеевич не такой (хихикает в кулачок).

Голос Левака: конечно, не такой!

Голос Рацио: итак, за работу, за удаленку, дистанционку, весь мир — виртуальный коворкинг, между работой и домом больше нет границы, поэтому только самодисциплина и грамотно спланированный труд позволят нам не впасть в прокрастинацию.

Роман Сергеевич решительно встал за компьютер, открыл гуглдок и начал писать:

я заношу кисть руки над клавиатурой, чтобы начать писать, пальцы опускаются на клавиши, происходят импульсы замыкания контактов, из-под моей руки на экране появляются последовательные цепочки знаков, разделяемых белым пространством и другими знаками, разбитые на слова, предложения, абзацы…

Голос Философа: так, ну что это за чудовищное административно-менеджериальное безумие уже с самого утра. Роман Сергеевич, спокойно встань, пойди умойся, позавтракай, сегодня тебе нужна самодисциплина мышления, чтобы пережить этот радикальный опыт одиночества.

Голос Циника: и завтра, и послезавтра, и послепосле…

Голос Эсхатологического Предчувствия: страх одиночества — это замаскированный страх смерти.

Голос Эстета: Хватит ваших страшилок, Роман Сергеевич — поэт и художник, а кому, как не поэтам и художникам, познавшим всю глубину одиночества своего существования, сегодня чувствовать себя в режиме самоизоляции как Гельдерлин в башенном заточении в Неккаре!

Голос Циника: и окончательно сойти с ума!

Голос Нечистой Совести: и возвысить свою личную трагедию над страданиями миллионов людей.

Голос Блогера: и произвести уникальный контент для миллионов подписчиков!

Голос Философа: вы не понимаете. Трагическое — это радостное! А все остальное — нигилизм, диалектическая и христианская патетика, карикатура на трагическое, комедия нечистой совести.

Голос Левака: А Брехт вообще говорил, что «необходимо мыслить коллективом»!

Голос Философа-постгуманиста: о каком вообще одиночестве может идти речь, если на одном только сантиметре человеческого тела проживает целая колония микробов.

Голос Позитивного Мышления: Одиночество — это подарок самому себе. Оно позволяет обрести понимание своей индивидуальности. В одиночестве можно медитировать. Роман Сергеевич, вам как человеку с воображением не составит труда погрузиться в другие миры, не выходя из комнаты. Для этого для начала нужно закрыть глаза, отбросить все сиюминутное и наносное и сосредоточить внимание на процессе дыхания — вдохе и выдохе.

Роман Сергеевич закрыл глаза и сделал глубокий вдох, но тут же был прерван и закашлялся.

Голос Нечистой Совести: так, мне все это надоело, вдох-выдох, говорите? А в этот момент тысячам, миллионам людей не хватает аппаратов искусственной вентиляции легких! Им тоже прикажете медитировать?

Голос Эсхатологического Предчувствия: На Руси колдун мог пускать по ветру бесов, чтобы те вселялись в людей, вызывая не только психические недуги, но и физические — жар, озноб, трясицу, лихорадку. Знаете, что лихорадки — это двенадцать сестриц?

Голос Блогера: Твиттер, Фейсбук, Инстаграм, «ТикТок», «ВКонтакте»…

Голос Рацио: не мешайте Роману Сергеевичу, он сочиняет пьесу, за которую ему могут заплатить, и тогда он накормит нас всех, успокойтесь.

Голос Циника: могут заплатить, а могут и не заплатить, ха-ха, таков жестокий неолиберальный мир везения и успеха, твой социальный лифт застрял на третьем этаже.

Голос Рацио: почему на третьем?

Голос Эстета: Наверное, на четвертом.

(приосаниваясь, с прононсом декламирует)

Ужели я предам позорному злословью —
Вновь пахнет яблоком мороз —
Присягу чудную четвертому сословью
И клятвы крупные до слез?

Голос Рацио: мир-то, может, и неолиберальный, но Роман Сергеевич сам зарегистрировался в нем самозанятым, значит, это его сознательный выбор, значит, он свободный субъект, отвечающий за свои поступки.

Голос Философа: это иллюзия, субъект зажат между свободой и необходимостью, а сегодня необходимость все тотальней — окружающий нас мир — мир боли, страха, крушений надежд и юдоль разочарований.

Голос Жижека: если самозанятые всей планеты объединятся, то они заставят правительства своих стран перераспределить миллиарды народных денег в пользу самых уязвимых слоев населения, новых безработных и доступного здравоохранения!

Голос Жижека: и коронавирус станет коммунавирусом…

Голос Циника: слышь, субъект, а ответь, если все станут самозанятыми, то на всех ведь удаленки не напасешься, что мы жрать будем, когда деньги кончатся?

Голос Блогера: создадим канал «готовим дома: салат из фикуса, суп-пюре из обоев, биточки из аквариумных рыбок», эм?

Голос Нечистой Совести: о какое мещанство и близорукость — думать, что насыщением своего брюха можно унять мирскую скорбь и тоску и уж тем паче экзистенциальную тревогу.

Голос Циника: ну вот тебе мы, значит, поесть и не дадим, одним ртом меньше, будешь потом про скорбь и экзистенциальную тревогу заливать на больничной койке.

Голос Рацио: питаться надо, иначе иммунная система ослабнет и организм не сможет бороться с вирусами этими всякими, те прикрепятся к нашим клеткам и заразят их всякой заразой.

Голос Позитивного Мышления: избегайте мест с низкими вибрациями — метро, тюрем и больниц, ведь если человек «вибрирует» с частотой выше 25,5 Гц, то вирус гибнет.

Голос Рацио: так, все, хватит, дайте Роману Сергеевичу позавтракать, а то он действительно какой-то подозрительно бледный.

Роман Сергеевич понуро побрел на кухню, достал из холодильника яйцо и разбил его на сковородку, яйцо зашипело сначала ровным белым шумом ш-ш-ш-ш-ш, который все время нарастал и достиг такой мощности, что Роману Сергеевичу пришлось затыкать уши, в этот момент белок на яйце сделался из прозрачного в белый, и его сверхъяркая белизна ослепила Романа Сергеевича. Роман Сергеевич зажмурился, и в эту самую секунду горячая капля жира выстрелила ему в руку, будто ставя ожог — отметину прокаженного. Роман Сергеевич в ужасе бросил сковородку и выбежал из кухни.

Рэп-пауза.

Голосом Циника исполняется:

самоизолируйся от коронавируса
самоизолируйся от короны вируса
они там обнулились все, а ты самоизолируйся
в этом правда жизни вся просто изолируйся
никуда не выходи всего Гегеля прочти
Пазолини посмотри, постановки Кастеллуччи
пусть загнется мир еб∗чий
пусть они там в мире все перезаражаются
а ты сиди один во мгле тебе такое нравится
самоизолируйся спи моя красавица
самоизолируйся вернись обратно в матрицу
солидарность взаимопомощь пустое это все
сиди дома будь как овощ общайся с томиком Басе
самоизолируйся самооргазмируйся
самооргазмируйся ах ах ах ах
посылаешь мир весь нах
нах нах нах нах
как горяч сейчас твой пах
закажи-ка разной жрачки незаразной только жрачки
самоизолируйся и жри жри жри жри
прислушайся к тому как урчишь ты изнутри
брррррррррррррррр
собери свое как лего нарциссическое эго
в гладкий образ безупречный
обнулись чтобы жить вечно
вечно

Роман Сергеевич пришел в себя, оглянулся, он сидел на диване один и смотрел в голую стену перед собой.

(Срочные новости: бактерии эволюционируют, теперь у вас есть четыре секунды вместо пяти, чтобы поднять еду с пола.)

Голос Левака: вот и пала пелена буржуазной морали, обнажив полную социальную дисфункцию, биополитика довела нас до пресмыкающихся.

Голос Философа-постгуманиста: а что вы имеете против пресмыкающихся, все мы вышли из слизи, слизь — первородная протоматерия, вот вирус — это же тоже слизь, и он сейчас, как темная материя, овладевает планетой и верховодит ей, читайте Бена Вударда.

Голос Эстета: а в этом что-то есть шеллингианское, слышишь, Роман Сергеевич, ты же любишь вспоминать родное украинское село, подключи свое натурфилософское воображение, соверши природный ретрит, недаром в Англии таким, как ты, Чайльд-Гарольдам советовали поехать в деревню, подальше от шума города, и повтыкать на пейзажи…

Голос Циника: подоить корову, покосить траву, полежать на свежескошенном лугу, посмотреть на звездное небо над собой, почесать свой нравственный закон внутри…

Голос Нечистой Совести: чесать свой нравственный закон? Знаем-знаем ваше щекотание соломинкой в носу, если уж вздумал чесать, так чеши, чтобы до крови, чтобы невинные младенцы окровавленные в глаза мерещились, чтобы трупы, горы трупов в цинковых гробах, скончавшихся от вируса.

Голос Левака: о каком ретрите может идти речь, когда история вокруг повсюду совершает мускульные движения, практически бьется в конвульсиях, а художник — часть социального тела, он зависит от общества, и в его задачах приносить обществу пользу.

Голос Блогера: ретрит, может, вы имели в виду ретвит, то есть репост?

Голос Эстета: а вот писец Бартлби говорил «я бы предпочел отказаться» на все требования своего шефа, упорствуя в своем ничегонеделании, ничего не делать — это не лень и праздность, это тяжкий труд, вызов, ежедневное преодоление порыва к труду!

Голос Рацио: эпоха праздного класса, когда богачи и знаменитости кичились, что им не нужно ничего делать, давно миновала, сегодня именно твоя сверхзанятость определяет твой социальный статус, скромное хвастовство своими эксклюзивными навыками и мультизадачностью в социальных сетях.

Голос Левака: Удаленка? Дистанционка? эти милые уху уменьшительно-ласкательные суффиксы «-ка» хранят в себе страшные вещи! Вы что, не понимаете, что эта новая модель труда сегодня стремительно адаптируется для массового применения ко всем работникам, которых (оказывается!) можно перевести на дистанционный, самозанятый режим. И коронавирус просто ускорил этот процесс в самых своих шоковых формах, т.к. времени на амортизацию издержек прекарности попросту нет. Скоро она оккупирует даже наши сны!

Голос Эстета: ой, не случайно Фрейд говорил о работе бессознательного. «Чернорабочий нашей души».

Голос Левака: это же антиутопия сверхэффективного оптимизированного глобального трудового лагеря 24/7!

Голос Жижека: лагерь? проведем реформы так: Сталин, Берия, ГУЛАГ! Хотите анекдот про Сталина?

Все голоса хором: Жижек, это ты, что ли, балуешься?

Голос Левака: Неужто вы думаете, что творческий труд (да-да, сегодня искусство — это такой же труд!) свободен от прекаризации? в посткоронавирусной антиутопии сверхэффективность и продуктивность будут вменены каждой креативной единице и когнитарию на уровне сетевой инфраструктуры и алгоритмических интерфейсов, сверхинтеллектуальной машинизацией и тотальным контролем.

Голос Эстета: хватит вашей зубодробительной терминологии, искусство — это дар, вы даруете себя миру, порой безвозмездно и непризнанно, как проклятый гений.

Голос Левака: проклятый гений? вы так это называете? но это же просто лишний человек, сошедший с дистанции, недостаточно пластичный и мультизадачный работник, который люмпенизирован.

Голос Философа: и выброшен прямиком в голую жизнь, то есть вовсе не-жизнь, по Агамбену.

Голос Эстета: ну уж это слишком, знаете ли, в каждой даже самой ультранеолиберальной прозрачной модели есть буферная, серая зона неразличимости, в прежнее время такую роль исполняли богема, хиппи, андеграундные художники или акционисты.

Голос Левака: богема, акционисты, ха-ха, не смешите меня, ваше фаллическо-героическое позиционирование протестного искусства давно устарело, авангард и андеграунд давно мертвы.

Голос Циника: а наш Роман Сергеевич — это живой мертвец, он, как призрак коммунизма, витает над нами и критикует поздний капитализм за то, что тот погряз в перепотреблении и заражен всеразрушающим прогрессом.

Голос Блогера: ну вообще-то все прогрессивные институции переходят на производство онлайн-контента, все мало-мальски значимое и интересное в сетевом пространстве может найти свою аудиторию и реализовать себя.

Голос Левака: реализовать? вы это так называете? а по-моему, это просто вульгарная монетизация своего символического капитала в экономический. Проекты, перелеты, биеннале, триеннале, переговоры, скайпы, конференции, бранчи — весь этот либерально-демократический мир светлых добрых институций, резиденций и грантов сегодня трещит по швам, и поделом ему.

Голос Жижека (лихорадочно тараторя): неужели ты не понимаешь, Роман Сергеевич, что ты сам стал полем классовой борьбы, соединив в себе угнетателя и угнетаемого? я тебе сейчас просто процитирую кусок из книги Бьюн-Чул Хана об обществе выгорания: «каждый является автоэксплуатирующимся работником на своем собственном предприятии. Люди теперь и хозяева, и рабы. Даже классовая борьба превратилась во внутреннюю борьбу с самим собой…»

Роман Сергеевич в бессилии обхватил голову руками.

Послышался хор голосов:

праздность грех уныние грех
ты балабол и пустобрех

(3 раза по нарастающей)

Роман Сергеевич заткнул свое единственное слышащее ухо (в детстве Ромку накололи антибиотиками от пневмонии, и с тех пор левое ухо потеряло слух), потом открыл снова, казалось, Роман Сергеевич наконец начал различать голоса и даже для удобства пронумеровал их. Но тут же снова запутался в интонациях, в итоге четко различая только голос Жижека из-за смешного восточноевропейского акцента в его английской речи.

Голос Рацио: ох, вы все такие разные и говорите одновременно, что у меня ощущение диссоциации личности, будто разбилось зеркало и его не собрать, а в каждом осколке отражается какая-то уродливая часть не пойми чего.

Голос Циника: ха-ха, если у тебя и впрямь диссоциативное расстройство личности, то кто это, собственно, говорит?

Голос Блогера: ой, да ладно, расстройство, просто ты завел слишком много аккаунтов.

Голос Философа-постгуманиста: может, стоит и вовсе отказаться от субъектности, а? может, мы на пороге передоверия принятия всех решений машинам и угрюмого подчинения ради биологического выживания?

Голос Эстета: не хочу выживать, хочу жить полной жизнью, полной грудью дышать и красиво умереть с высоко поднятой головой, как руины на гравюрах Пиранези.

Голос Циника: еще один COVID-диссидент выискался, планета перенаселена, бла-бла

Голос Нечистой Совести: хотите перезаражать наших стариков и помочь Путину сократить Пенсионный фонд?

Голос Эсхатологического Предчувствия: человек зачат во грехе и рожден в муках, и путь его от пеленки зловонной до смердящего савана.

Голос Философа: Хватит говорить христианскими догмами. После всех смертей Бога мы на пороге постсекулярного неоязычества.

Голос Эстета: ой, это значит, вернутся благородные дикари Руссо, ведь вы читали «Исповедь» Руссо, он там писал, что нам нужно выбрать радикальную самоизоляцию в самоизоляции — быть в двойном одиночестве в пустом лазарете.

Голос Левака: если ты такой начитанный и радикальный, то почему ты до сих пор не в этом лазарете? Или не в тюрьме? Ведь страной твоей правит твой враг, ты же все должен уже знать, ко всему относиться с подозрением, как Маркс, Фрейд или Ницше, все разоблачить, как Фуко, и деконструировать, как Деррида. Скажи мне, почему ты сидишь дома, как овощ?

Голос Философа-постгуманиста: а что вы имеете против овощей? вегетативное существование — вполне равноправная форма жизни и более этичная, скажу я вам, расходующая ровно столько ресурсов, сколько нужно для энергии роста и созревания.

Голос Циника: сидя дома, можно снизить углеродный след и глобальное потепление.

Голос Рацио: так, хватит, хватит, давайте определимся, Роман Сергеевич, все-таки поле классовой борьбы или...

Голос Блогера: вывернутый на поверхность ж/к монитора сенсориум?

Голос Рацио: не перебивайте! Или территория для колоний миллиона микробов и слизи.

Голос Нечистой Совести: ой, слизь, да, как удобно распределить ответственность на всякую слизь, сперму, слюну, кровь, рвоту и что еще там, лишь бы самому не принимать никаких решений, я веду переговоры с не-человеческими агентами (коверкает речь).

Голос Философа-постгуманиста: вот даже сейчас вы назвали только человеческие выделения, что показывает, как вы несвободны и заражены антропоцентризмом.

Голос Циника: уж лучше антропоцентризмом, чем коронавирусом.

Голос Рацио: может быть, тебе переболеть коронавирусом поскорее и продолжить жить как раньше?

Голос Нечистой Совести: как раньше? чума сдвинула феодальную Европу, холера XIX века изменила расклад власти в Европе, нет, забудьте о прежней комфортной жизни, многие не имеют доступа к самому необходимому, нуждаются в помощи и поддержке, а вы ублажаете свое нарциссическое Эго.

Голос Эсхатологического Предчувствия: Божественный Суверен эманирует из себя миазматические волны болезни и разложения и распыляет их по всей тварной жизни.

Голос Блогера: с помощью 4G или 5G?

Голос Левака: вы что, не понимаете, не так страшен вирус, как паника, нам нужна информационная гигиена. Власть испытывает на всех нас под видом чрезвычайных карантинных мер новые дисциплинарные формы слежки и контроля. Нас всех пронумеруют и занесут в базы данных, эпидемия кончится, а тотальный паноптикум и полицейский контроль останутся навсегда, нами будут манипулировать и контролировать каждый шаг.

Роман Сергеевич резко подпрыгнул, надел кофту задом наперед и начал надевать кроссовки. Но, завязывая шнурки, понял, что завязывает их как-то не так: обычно ему легко давалось сделать два банта, а сейчас получился один, и остаток шнурка слишком длинный оттопырился и волочился по земле, как жирный червь. Роман Сергеевич резко отдернул руку, сорвал с себя кроссовку и решил никуда не ходить: гречки оставалось еще две с половиной пачки, к тому же в морозилке лежала тушка рыбы путассу, которую он любил рифмовать с философом Квентином Мейясу.

Откуда-то с потолка послышался почти ангельский приятный ASMR-шепот:

не ищи себе работу, труд проходит сквозь тебя
лучший триггер вдохновенья — самоизоляция.

(3 раза)

Роман Сергеевич вздохнул, подошел к окну, за окном на стене баллончиком большими красными литерами было начертано «COVID-19 наш новый ИСУС».

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте