«Мы поставили рядом Пикассо и фаюмский портрет, чтобы сделать более читаемыми образы Зверева»

Интервью с Наталией Опалевой и Полиной Лобачевской: пять лет Музею AZ

текст: Надя Плунгян
Detailed_picture© Музей АZ

В 2020 году Музею AZ исполняется пять лет: к этой дате открылся его десятый проект, посвященный коллекционеру Георгию Костаки. Имя Костаки для музея можно назвать опорным: еще в 2014 году AZ получил большую часть его собрания, состоящую из работ послевоенных нонконформистов — Владимира Яковлева, Олега Целкова, Владимира Янкилевского, Франсиско Инфанте. Тогда же дочь Георгия Костаки Алики подарила Музею AZ более 600 работ Анатолия Зверева. Выставка «Выбор Костаки» соединила часть этих произведений с живописью мастеров русского авангарда и иконами из фондов Государственной Третьяковской галереи, Музея имени Андрея Рублева и музея «Царицыно». Как всегда, необычный экспозиционный дизайн дополняют мультимедийные проекты Платона Инфанте, на этот раз посвященные неофициальной сцене шестидесятых годов и художникам «первого авангарда».

О первом юбилее и новой выставке COLTA.RU поговорила с создательницей Музея AZ, меценатом Наталией Опалевой и арт-директором Полиной Лобачевской.

— Итак, музею исполнилось пять лет! Какое событие за эти годы вы назвали бы самым главным в его истории?

Наталия Опалева: Самым главным событием в истории музея, безусловно, является сам факт его создания. Ни у меня, ни у Полины Ивановны Лобачевской до этого не было опыта создания музея, но была уже собрана довольно серьезная коллекция художников-шестидесятников, было большое желание сделать постоянную экспозицию выдающихся произведений Анатолия Зверева, о чем нас неоднократно просили посетители выставок «Зверев в огне» (2012) и «Анатолий Зверев. На пороге нового музея» (2014) в Малом Манеже.

За плечами у Полины Ивановны были многочисленные выставки Зверева — не только в Третьяковке и Малом Манеже, но и на других площадках, а я знала, как создается проект, с чего надо начинать, как просчитать риски и с самого начала правильно организовать все бизнес-процессы. Итогом наших совместных усилий стал Музей Анатолия Зверева, открывший двери для публики в мае 2015 года.

Выставочный проект «Жизнь и приключения Анатолия Зверева». Музей AZ. 2019Выставочный проект «Жизнь и приключения Анатолия Зверева». Музей AZ. 2019© Музей АZ

AZ выступил одним из флагманов движения частных музеев в России, разворачивая одновременно и меценатскую деятельность. Как у вас складываются отношения с музеями государственными? Пересекаются ли ваши задачи? Есть ли напряженные точки взаимодействия, если да, то почему?

Опалева: Музей AZ сам является меценатским проектом, он не ориентирован на зарабатывание денег. Это история не про бизнес, она про другое... В то же время в процессе своего развития мы провели несколько успешных проектов совместно с государственными институциями. В 2017 году в Новом пространстве Театра наций прошла выставка «Прорыв в прошлое. Тарковский&Плавинский», посвященная великим мастерам эпохи 60-х — режиссеру Андрею Тарковскому и художникам неофициального искусства. Это была вторая часть трилогии, а все три части мы объединили и показали в 2019 году в Западном крыле Третьяковской галереи в выставочном проекте «Свободный полет». Это был очень сильный проект о художниках, которые смогли жить и творить свободно в очень несвободное, недружественное к ним время.

Еще один пример удачного сотрудничества с государственной институцией — совместная научная программа с Государственным институтом искусствознания, посвященная неофициальному искусству 50-х — 80-х годов. Эта эпоха породила выдающихся мастеров не только в художественной среде, но и в музыке, кино, театре... В рамках программы мы провели кинопоказы с лекциями, музыкальные вечера, посвященные авангардной музыке той эпохи, а также ряд круглых столов, на которых обсуждались самые яркие события, тенденции и произведения тех лет.

Итогом программы должен стать научный том 22 в серии «История русского искусства в 22 томах», посвященный искусству 50-х — 80-х годов.

Выставочный проект «Жизнь и приключения Анатолия Зверева». Музей AZ. 2019Выставочный проект «Жизнь и приключения Анатолия Зверева». Музей AZ. 2019© Музей АZ

— А как вы принимаете решения вдвоем с Полиной Лобачевской?

Опалева: У нас есть довольно четкое разделение обязанностей в музее. Полина Ивановна как арт-директор руководит творческой группой, задача которой — создание нового проекта. В этих вопросах у Полины Ивановны, безусловно, главная роль. Я руковожу музеем как институцией, что включает в себя множество организационных вопросов, продвижение музея и коллекции на российских и международных площадках, пиар и многое другое.

Но на деле такого жесткого разделения, конечно, нет, и практически все вопросы как организационного, так и творческого характера мы решаем совместно. Так же определяем и стратегию развития нашего музея.

Выставочный проект «Атака Дон Кихотов». Музей AZ. 2017Выставочный проект «Атака Дон Кихотов». Музей AZ. 2017© Музей АZ

— Расскажите, с чего начиналась ваша коллекция. Ассоциируете ли вы свой опыт с опытом Костаки? Что делает возможным, на ваш взгляд, появление российских собраний такого масштаба?

Опалева: Коллекция началась с приобретенного мною женского портрета кисти Зверева, на котором, как оказалось позже, была изображена Полина Лобачевская... Мистика? Или судьба? Наверное, и то, и другое.

Я начала увлеченно познавать неизвестных тогда мне художников-шестидесятников и под чутким руководством Елены Юреневой и Полины Лобачевской (галерея «Кино») довольно быстро собрала тогда еще более доступных Зверева, Плавинского, Мастеркову, Краснопевцева...

Уже значительно позже, прочитав автобиографическую книгу Костаки «Моя коллекция», я узнала его 10 заповедей собирателя. Во многом они совпадали с моими. Одно из таких правил — определение жестких рамок коллекции, чтобы она со временем не превратилась в антикварную лавку!

Дальнейшее развитие моей коллекции привело к созданию музея, а затем — к объединению с коллекцией семьи Костаки, которая вывезла в 1976 году значительное количество художников-шестидесятников в Грецию. В 2014 году эти работы вернулись в Россию и находятся сейчас в собрании Музея AZ.

Что делает возможным появление серьезных собраний? Как вообще возникает коллекция? Тут необходимы, прежде всего, огромное желание и страсть к собирательству, обязательно — удача. Финансовая сторона вопроса тоже немаловажна, хотя Георгий Дионисович Костаки смог без каких-то огромных средств собрать великолепную коллекцию русского авангарда и потом подарить ее Третьяковке...

Выставочный проект «Зверев-Gala». Музей AZ. 2017/2018Выставочный проект «Зверев-Gala». Музей AZ. 2017/2018© Музей АZ

— Музей ведет серию издательских проектов — от дорогостоящих книг для специалистов до альбомов, направленных на максимально широкую аудиторию (как недавняя книжка «50 фактов о коллекционере Костаки»). Кто ваш зритель и читатель? Поменялся ли он за пять лет — и если да, то как?

Опалева: Действительно, за эти пять лет было издано множество альбомов, книг, буклетов, проспектов... Как правило, каждое из таких изданий — будь то «100 женских портретов» или «Зверев-гала» — сопровождало определенный выставочный проект. Так наш зритель становился одновременно и читателем, глубже погружаясь в творчество Зверева и художников его круга.

Впрочем, нередко посетители магазина просят и чисто просветительские книжки: самый распространенный вопрос — что можно почитать о Звереве. Для этого как раз и издаются такие компактные и популярные сборники вроде «55 фактов о Звереве» или «50 фактов о Костаки».

Когда мы только начинали издательский проект, все испытывали «книжный голод» — зверевские книги и альбомы были тогда библиографической редкостью. Сегодня благодаря Музею AZ этот спрос не просто удовлетворен — появилась возможность выбора: есть отдельные книги об автопортрете Зверева, его женских портретах, анималистике, издан роскошный альбом с фотолетописью художника. Впрочем, тем и сюжетов еще так много, что книги всегда будут одним из главных наших направлений.

Выставочный проект «Новый полет на Солярис». Фонд Франко Дзеффирелли. 2018Выставочный проект «Новый полет на Солярис». Фонд Франко Дзеффирелли. 2018© Fondazione Franco Zeffirelli

— Одно из важных завоеваний музея — высококлассная интеграция произведений современного искусства и дизайна в историческую экспозицию. Как и почему вы начали работу с Платоном Инфанте? Как зародилась идея художественного комментария к выставкам?

Полина Лобачевская: Зверев для нас — в первую очередь, авангардист. На этом строится вся генеральная линия развития Музея AZ. На этом же построено и наше сотрудничество с Платоном Инфанте — художником, безусловно, стоящим сегодня в авангарде мультимедийной мысли.

Основной интерес Музея AZ — это актуализация исторических моментов в искусстве и, может быть, даже прогнозы на будущее. Наше сотрудничество с Платоном Инфанте началось с того, что мы включили его произведения в проект «Игра». Выставка из работ нонконформистов — Зверева, Краснопевцева, Немухина — была дополнена произведениями Платона, которые языком новых технологий отвечают понятию «игра» в его современном виде.

Единственной, по сути, исторической экспозицией среди наших проектов был «Свободный полет». Здесь временная спираль, с которой мы работали, начиналась с 1400 года в фильме «Андрей Рублев» и через углубленные в историю изыскания Плавинского переходила в современную космическую эпоху.

И, поскольку фильм «Солярис» был создан полвека назад, он не обладал возможностями новых технологий. Платон сделал по-настоящему взлет и полет Соляриса и дал совершенно новый и очень сильный образ, необходимый для нашей экспозиции.

Длится ли авангард сегодня? Да, длится, и Платон Инфанте сам по себе и есть авангард.

 Выставочный проект «Сказки Андерсена». Музей AZ. 2016/2017 Выставочный проект «Сказки Андерсена». Музей AZ. 2016/2017© Музей АZ

— Фокус вашего внимания — не только Зверев, но и в целом неофициальная художественная сцена 1970-х — 1980-х годов. Чего не хватает в ее экспонировании сегодня в России и мире?

Лобачевская: Секрет в синтезе. Консервативность, на наш взгляд, неуместна по отношению к художникам ХХ века. Я как куратор и экспозиционер изначально ищу сильные высказывания в синтезе всех доступных нам искусств. Кинематограф, музыка, шумы, объекты, картины, фотографии, мультимедиа и инсталляции — все идет в работу. Время одно, и нечего морочить голову, что оно разное. В тот момент, когда ты вешаешь у себя в экспозиции Рембрандта, он становится современным художником автоматически. В проекте «Красавицы столетий» мы поставили рядом фаюмский портрет, портреты Ренуара и Пикассо и многое другое, чтобы сделать более читаемыми образы, созданные Зверевым. Все это спараллелено изначально.

Кино в пространстве выставки в то время воспринималось в штыки, а теперь это стало экспозиционным приемом. Я ни на минуту не забываю, что я — человек XXI века, даже несмотря на то, что я родилась в XX. Мы все находимся в XXI веке, и нам нужны современные проекты, показ искусства с использованием современных технологий. Мультимедиа — одно из решений, которое саму концепцию переводит на язык действия, формирования пространства.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
Спасибо, Дональд, или Конец иллюзийОбщество
Спасибо, Дональд, или Конец иллюзий Спасибо, Дональд, или Конец иллюзий

Андрей Мирошниченко начинает вести у нас колонку «The medium и the message». Для начала речь пойдет о том, как выборы в США скажутся на бизнес-модели СМИ во всем мире. Спойлер: неутешительно

28 октября 20202270
Константин Гаазе: «Чтобы капитализм был хорошим, надо опять построить коммунизм»Общество
Константин Гаазе: «Чтобы капитализм был хорошим, надо опять построить коммунизм» 

Арнольд Хачатуров поговорил с известным социологом о «черных лебедях» 2020-го, от пандемии до американских протестов, и о том, как нам двинуться к обществу без начальства

26 октября 20205467