Писатель с фотоаппаратом

В Центре Гиляровского идет выставка фотографий Ильи Ильфа

текст: Катерина Беленкина
2 из 8
закрыть
  • Bigmat_detailed_pictureИлья Ильф с отцом. Москва, начало 1930-х© Центр Гиляровского
    Файнзильберги

    Отцом писателя был одесский банковский служащий Арье Файнзильберг. В семье было четыре сына, которым он мечтал дать «приличное образование», но почти все пошли собственным путем. Старший брат Срул уехал в Париж, взял псевдоним Сандро Фазини и стал художником-кубистом, Мойше-Арн (Михаил) стал журнальным графиком, Иехиел-Лейб — писателем Ильей Ильфом, а Беньямин — инженером-топографом. Никто не остался в Одессе, уехали кто в Москву, кто в Петербург, кто в Париж.

    Интересно, что, когда Ильф вместе с Петровым в 1935 году отправился в знаменитое путешествие по Америке, он навестил своих родственников — братья и сестры отца Ильфа уехали в Америку еще в конце XIX века. Об этой встрече он вспоминал в одном из писем в Москву:

    «Вчера заехал за мной дядя Вильям с женой, и мы поехали в Хартфорд, в штат Коннектикут. Дяде 56 лет, он маленький, с совершенно белыми волосами, и похож на папу моего, только не лицом, а походкой и манерами. Он застенчивый, но очень смело правит машиной. Хартфорд необыкновенно красивый город, весь заваленный большими осенними листьями. В них ходят по щиколотку… Здесь живут в красивых двухэтажных домиках в две или одну квартиры. Дядя Вильям, муж его сестры и еще один дядя сообща занимаются продажей автомобилей “крайслер”, “плимут”, “эссекс” и “гэдзон”. Есть еще один дядя, самый старый. Его лицо я узнал по фотографиям, которые висели у нас дома… Он был знаком с Марком Твеном. В 1896 году он был разносчиком и ходил по дворам, что-то продавал… Марк Твен жил рядом с Бичер-Стоу и заинтересовался дядей, потому что дядя носил длинные волосы, и сразу было видно, что он из России. Великий юморист его расспрашивал о России и просил дядю заходить каждый раз, когда он будет проходить мимо со своими товарами».


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет»Журналистика: ревизия
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет» 

Разговор с основательницей The Bell о журналистике «без выпученных глаз», хронической бедности в профессии и о том, как спасти все независимые медиа разом

29 ноября 202322475
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом»Журналистика: ревизия
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом» 

Разговор с главным редактором независимого медиа «Адвокатская улица». Точнее, два разговора: первый — пока проект, объявленный «иноагентом», работал. И второй — после того, как он не выдержал давления и закрылся

19 октября 202327325