Взлеты и падения искусств в (не)интересные времена

Тамара Вехова о лучших проектах LVIII Венецианской биеннале

текст: Тамара Вехова
10 из 11
закрыть
  • Bigmat_detailed_pictureВидеоинсталляция Дмитрия Крымова© ГМИИ им. А.С. Пушкина
    Павильон ГМИИ им. Пушкина«В конце пребывает начало. Тайное братство Тинторетто»

    Отдельно стоит описать проект ГМИИ им. Пушкина в церкви Сан-Фантин, осуществленный при поддержке Stella Art Foundation для параллельной программы LVIII Венецианской биеннале. По словам галериста Сергея Попова, «Пушкинский, по сути, произвел альтернативный павильон. И тем самым — если оценивать в терминах соревнования институций — положил Эрмитаж на обе лопатки».

    Церковь Сан-Фантин десять лет находилась на реставрации и в этом году впервые открыла свои двери в качестве музейной площадки. Ее барочный интерьер стал прекрасной декорацией к проекту ГМИИ — оммажу творчеству Тинторетто, чье 500-летие празднует в этом году Италия. Художники проекта — собственно Тинторетто, театральный режиссер Дмитрий Крымов, Ирина Нахова, американец Гари Хилл, итальянец Эмилио Ведова и швейцарская медиагруппа Bitnik: неожиданная, но воистину звездная компания.

    Идея выстроить выступление вокруг холста Тинторетто, когда все станковые работы художника в связи с торжественной датой находятся на гастролях, — уже беспроигрышный ход, заявка на блокбастер. С другой стороны, в привязке Тинторетто к теме биеннале тоже нет никакой натяжки: великий венецианец был новатором и одним из первых начал смелые эксперименты с пространством и светом, фактически добиваясь той же иммерсивности.

    Мультимедийное представление длится около часа и открывается работой Дмитрия Крымова. На большом экране в алтарной части церкви идет видео. Сюжет и декорация — прославленная работа Тинторетто «Тайная вечеря» из церкви Сан-Тровазо. Это умное, трогательное и глубокое произведение — великолепный пример того, как в наше время можно работать с религиозными темами, не скатываясь в пафос и фальшь.

    Фрагмент проекта «There Is a Beginning in the End»Фрагмент проекта «There Is a Beginning in the End»© Наташа Польская

    «Я провожу много времени в театре, — говорит Крымов, — и знаю, что такое разборка декораций после спектакля: это очень грустное зрелище, и я даже стараюсь на это не смотреть. Это очень делово, ясно, быстро. Кончается магия, и начинается проза. Я хотел магию этой картины («Тайной вечери» Тинторетто. — Т.В.) увести в прозу, а потом опять ее вынуть, создать такие волны».

    На пике волны, созданной последними минутами крымовского видео, — когда весь мир растворяется в зрачке живого Христа — в куполе и на стене боковой капеллы загорается видеомистерия Ирины Наховой. В отличие от предыдущей работы, видео Наховой не является повествованием, но зато «переводит» художественные открытия и приемы новатора Тинторетто на язык современности, соединяя видеопроекцию о нашем типическом «сегодня» с искусными барочными росписями.

    Классик американского видеоарта Гари Хилл — еще один участник «Тайного братства Тинторетто» — завершает проект, который вслед за Стеллой Кесаевой можно назвать «современной мессой». Он растворяет в синем беспредметном жужжании всю конкретику предыдущих рассказов: остается лишь волшебное послевкусие.

Комментарии
Сегодня на сайте
Эстетика возникает как политикаКино
Эстетика возникает как политика 

Владимир Надеин, Клим Козинский, Виктор Алимпиев, Ирина Шульженко и Василий Корецкий беседуют о границах кино- и видеомедиума с точки зрения художника, зрителя и государства

15 июля 20199360