Визуальный словарь Татьяны Антошиной

Снова о летучей пыльце современного искусства

текст: Надя Плунгян
6 из 10
закрыть
  • Bigmat_detailed_pictureВольтер. Учебная работа в институте (подписана моей старой фамилией по мужу)
    6. ПоворотКак и когда произошел главный перелом в вашей манере?

    Таких переломов было несколько.

    Я училась в Красноярском художественном училище. Поступила на второй курс по конкурсу и училась хорошо. В основном писала картины маслом — какие-то натюрморты с рябиной и крынками, замшелые домишки, горы… Занималась с большим воодушевлением, пожалуй, даже фанатично. И почти все мои работы на просмотрах забирали в учебно-методический фонд. Учеба заканчивалась, я получила две оценки «5 с похвалой» и направление в Московский институт им. Сурикова. Но тут произошло непредвиденное. Я была в Москве, пришла на какую-то выставку (наверное, частной коллекции) в ЦДХ. Там выставлялись работы разных авторов, в основном французская живопись. Я подошла к одной картине Ван Гога и была так потрясена увиденным, что слезы подкатили к горлу и я выбежала из музея, не в силах сдерживать рыдания. В тот момент я поняла, что никогда не достигну подобной глубины и силы в живописи и никогда не буду больше заниматься живописью.

    В Красноярском художественном институте я училась скульптуре и керамике, мне нравилось. После окончания осталась преподавать в этом же институте на кафедре скульптуры и керамики. Однако чувствовала, что мне чего-то не хватает, — хотелось научиться артикулировать свои действия, заниматься современным искусством.

    Уехала в Москву, поступила в аспирантуру в Строгановку, написала диссертацию «Первобытная керамика как художественно-эстетический феномен. На материалах южносибирских древностей». Это было потрясающе интересно, возникла масса идей, которые касались современного искусства и в целом культуры/мировоззрения. Но шла перестройка, идеи осуществлялись очень медленно, а древности вообще никого не интересовали в то время. После защиты я участвовала в нескольких проектах галереи «Риджина». А когда Марат Гельман пригласил меня в свою галерею, я предложила ему проект «Музей женщины», и он принял предложение.

    Моя работа на анималистическом фестивале в галерее «Риджина». Тут изображены все участники фестиваля — люди и животныеМоя работа на анималистическом фестивале в галерее «Риджина». Тут изображены все участники фестиваля — люди и животные

    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?»Вокруг горизонтали
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?» 

Горизонтальные сообщества в военное время — между разрывами, изоляцией, потерей почвы и обретением почвы. Разговор двух представительниц культурных инициатив — покинувшей Россию Елены Ищенко и оставшейся в России активистки, которая говорит на условиях анонимности

4 ноября 20229315
Чуть ниже радаровВокруг горизонтали
Чуть ниже радаров 

Введение в самоорганизацию. Полина Патимова говорит с социологом Эллой Панеях об истории идеи, о сложных отношениях горизонтали с вертикалью и о том, как самоорганизация работала в России — до войны

15 сентября 20229769
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202265675