Визуальный словарь Павла Отдельнова

COLTA.RU открывает новую рубрику о скорлупе современного искусства

текст: Надя Плунгян
1 из 10
закрыть
  • Рубрика «Визуальный словарь» посвящена скрытой, но едва ли не самой значительной проблеме российского искусства конца 2010-х. В условиях переизбытка визуального шума и одновременного дефицита информации не так просто найти настолько глубокую «скважину впечатлений», чтобы не утратить интереса к реальности и сформировать собственный оригинальный язык. Лучшие художники находят эти скважины в российской эфемере — прозаическом мусоре повседневности.

    Первый, кто решился поговорить с нами о (не)материальной изнанке производства искусства, — мастер меланхоличного индустриального пейзажа Павел Отдельнов. Кстати, с начала сентября в тульском Музее станка можно посмотреть его персональную выставку «Заводские анекдоты».

    Если вы занимаетесь искусством, считаете, что ваш визуальный словарь ни на что не похож, видите, как он может переописать реальность, и хотите им поделиться — присылайте информацию в редакцию на адрес nadia.plu1@yandex.ru.

    Все фотографии — из коллекции Павла Отдельнова.

    1. ВспышкаКак вы вообще поняли, что существует искусство? Расскажите о своем детском словаре.

    Я с самого детства много рисовал. Помню, как дедушка боролся с моей любовью к черному цвету. Он специально покупал бумагу с рюшечками в тщетной надежде, что хотя бы их я не зачеркаю. К сожалению, почти ничего не сохранилось из моего «черного периода», потому что дедушка выбрасывал эти рисунки как неудачные. Зато благодаря ему сохранился рисунок, им же надписанный, — видимо, я не успел его «испортить» черным карандашом. Это жуткое воспоминание о том, как меня привязали к креслу и удаляли аденоиды.

    Я вырос в семье, где никто не был хоть как-нибудь близок к искусству, поэтому единственным альбомом с репродукциями в доме была книга «Выхожу в открытый космос» Алексея Леонова с его иллюстрациями. Я залистал ее до дыр. Наверное, именно этот альбом послужил тому, что после первой детской мечты стать космонавтом я задумался о профессии художника. Тяга к звездам еще долго не отпускала: я одновременно ходил в астрономический кружок и в изостудию. В конце третьего класса учительница написала на доске обязательные для списывания дежурные слова, а в конце нужно было продолжить фразу «когда я вырасту, я хочу стать…» Мама сохранила тетрадный лист, на котором я аккуратным детским почерком написал, что хочу стать «художником-фантастом», — в десять лет я не знал, как точнее определить сферу моих интересов и как совместить эти два разных увлечения. Самое удивительное, что в некоторых проектах я действительно активно пользуюсь снимками из космоса и компьютером, хотя теперь меня больше интересуют не другие планеты, а наша собственная.

    Родители фотографировали редко, потому что пленки были дефицитом, а проявлять и печатать приходилось самостоятельно, что было совсем непросто. Но в семейном архиве сохранился снимок, где я с упоением что-то рисую на подаренном Дедом Морозом этюднике. Это, наверное, был самый прекрасный подарок, который я когда-нибудь получал.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь»Вокруг горизонтали
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь» 

Сможет ли Web 3.0 справиться с освобождением мировой сети из-под власти больших платформ? Что при этом приобретается, что теряется и вообще — так ли уж революционна эта реформа? С известным теоретиком медиа поговорил Митя Лебедев

29 ноября 20221206
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?»Вокруг горизонтали
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?» 

Горизонтальные сообщества в военное время — между разрывами, изоляцией, потерей почвы и обретением почвы. Разговор двух представительниц культурных инициатив — покинувшей Россию Елены Ищенко и оставшейся в России активистки, которая говорит на условиях анонимности

4 ноября 202211004
Чуть ниже радаровВокруг горизонтали
Чуть ниже радаров 

Введение в самоорганизацию. Полина Патимова говорит с социологом Эллой Панеях об истории идеи, о сложных отношениях горизонтали с вертикалью и о том, как самоорганизация работала в России — до войны

15 сентября 202211527
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202266794