7 апреля 2016Искусство
601

«Лукас Кранах — персонаж в некоторой степени более досягаемый»

Путеводитель по выставке «Кранахи. Между Ренессансом и маньеризмом»

текст: Василий Расторгуев
17 из 24
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture
    XVI
    Лукас Кранах Старший и мастерская (Ганс Кранах?). «Юдифь на пиру в лагере Олоферна» (1531), «Юдифь, обезглавливающая Олоферна» (1531)

    Гота, Фонд замка Фриденштайн

    Две эти прекрасные работы, принадлежащие замку Фриденштайн в Готе, очень связаны идейно с той самой тематикой «власти женщин», о которой говорилось раньше в связи с образом Венеры. Перед нами наглядный символ женского могущества: ведь красотой своей Юдифь соблазняет Олоферна, который потом за это жестоко наказан, ему отрубают голову — этот сюжет потом можно видеть бесконечно на картинах караваджистов, когда в темноте служанка запихивает в мешок отрезанную голову Олоферна. Но кроме этой истории есть здесь и иллюстрация того мира придворной жизни, турниров, пиров и праздников, который Кранах застал при саксонском дворе и к украшению которого приложил руку. История Олоферна подается здесь как бы между прочим, как рассказ о вещах, которые Лукас Кранах видел сам, и вот тут в углу очень кстати приходится его автопортрет. Это точно он, его лицо мы очень хорошо представляем по карандашному рисунку Дюрера, и он показывает пальцем на этот стол, за котором он как бы символически сам присутствует.

    Работа, безусловно, очень напоминающая нам и о других вещах, которые мы не имели возможности показать на этой выставке, в том числе о больших циклах его придворных охот, хранящихся в музее Прадо, в Стокгольме и в Америке, есть несколько версий. Такие парадные, торжественные изображения, утопающие в пейзаже, за которые, как известно, его особенно ценил саксонский курфюрст, интересно рассматривать. Ритмика синего, зеленого, желтого и особенно всякие детали вроде объемных ног и рукавов, которые, будучи трехмерными, складывают немного причудливое плоскостное поле: то ли вырезаны, то ли наложены, как аппликация. Еда на столе — прекрасная деталь, что они тут едят, все всегда гадают. На фоне происходит масса всего: парадные турниры, рыцарские сходы, игроки в кости, которые, конечно же, воплощают такой же образ греха и могут быть аллегорией грешного ассирийского войска, погрязшего в праздном времяпрепровождении, — а над всем этим высится собор в духе поздней готики, изображающий, если верить книгам, город Варбург.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Евгения Волункова: «Привилегии у тех, кто остался в России» Журналистика: ревизия
Евгения Волункова: «Привилегии у тех, кто остался в России»  

Главный редактор «Таких дел» о том, как взбивать сметану в масло, писать о людях вне зависимости от их ошибок, бороться за «глубинного» читателя и работать там, где очень трудно, но необходимо

12 июля 202354160
Тихон Дзядко: «Где бы мы ни находились, мы воспринимаем “Дождь” как российский телеканал»Журналистика: ревизия
Тихон Дзядко: «Где бы мы ни находились, мы воспринимаем “Дождь” как российский телеканал» 

Главный редактор телеканала «Дождь» о том, как делать репортажи из России, не находясь в России, о редакции как общине и о неподчинении императивам

7 июня 202347474