7 апреля 2016Искусство
486

«Лукас Кранах — персонаж в некоторой степени более досягаемый»

Путеводитель по выставке «Кранахи. Между Ренессансом и маньеризмом»

текст: Василий Расторгуев
15 из 24
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture
    XIV
    Лукас Кранах Старший. «Портрет кардинала Альбрехта Бранденбургского» (1526) / Лукас Кранах Младший или его мастерская. «Курфюрст Иоганн Фридрих Великодушный» (1554)

    Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж / Москва, ГМИИ им. А.С. Пушкина

    Эти портреты объединены, прежде всего, одним автором, вернее, одной мастерской, но при этом показывают нам всю широту кранаховского круга общения. Слева перед нами католический кардинал Альбрехт Бранденбургский, непримиримый враг Реформации, который истреблял протестантов огнем и мечом и был сторонником в этом деле самых радикальных мер. Его портрет несколько пострадал — в особенности правый глаз — при реставрации в Эрмитаже в XIX веке. Техника перевода картин с дерева на холст, от которой сегодня все единодушно отказались, была начиная с XVIII столетия попыткой сохранить картины на досках от воздействия жуков и от других опасностей, но принесла гораздо больше вреда, чем пользы.

    А справа — несколько страдающий от кривизны своего правого уха — курфюрст Иоганн Фридрих Великодушный, который был патроном Кранаха, протестантом, долгие годы его спонсировал. Он эту схватку между протестантами и католиками проиграл католикам, императору Карлу Пятому, и должен был в обозримой исторической перспективе умереть или сойти со сцены. В конце концов он уйдет в изгнание, собственно, за ним последует и Кранах Старший, оставив мастерскую на попечение младшему сыну и выступив как верный вассал своего покровителя; при этом лояльность его была штукой относительной. Кранах, как мы знаем, работал и на католиков, и на протестантов и вообще стремился сделать хороший бизнес в любой ситуации. Однако Иоганн Фридрих был им, по одной романтической полулегенде, даже спасен от смерти. История такая: будто бы Карл Пятый, император Священной Римской империи, взявший курфюрста и художника в плен, вдруг внезапно вспоминает, что Кранах когда-то рисовал его портрет еще маленьким мальчиком, и, согласно этой легенде, именно Кранаху было даровано решить, что делать с Иоганном Фридрихом: художник уговорил его простить, заменив казнь ссылкой.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет»Журналистика: ревизия
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет» 

Разговор с основательницей The Bell о журналистике «без выпученных глаз», хронической бедности в профессии и о том, как спасти все независимые медиа разом

29 ноября 202322415
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом»Журналистика: ревизия
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом» 

Разговор с главным редактором независимого медиа «Адвокатская улица». Точнее, два разговора: первый — пока проект, объявленный «иноагентом», работал. И второй — после того, как он не выдержал давления и закрылся

19 октября 202327273