7 апреля 2016Искусство
486

«Лукас Кранах — персонаж в некоторой степени более досягаемый»

Путеводитель по выставке «Кранахи. Между Ренессансом и маньеризмом»

текст: Василий Расторгуев
24 из 24
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture
    XXIII
    Лукас Кранах Старший. «Покаяние Иоанна Златоуста» (1509)

    Гота, Фонд замка Фриденштайн

    Этот лист особенный — единственный у Кранаха в технике медной гравюры, гравюры резцом на меди: здесь совсем другая тональная градация и тонкость работы в сравнении с гравюрой на дереве. Кранах здесь работает «по мотивам» Дюрера и вслед за ним, у него есть похожая гравюра на тот же сюжет — «Покаяние святого Иоанна Златоуста», да и техника та же. На заднем плане сам Иоанн Златоуст в виде одичавшего и потерявшего дар речи получеловека. Вообще эта история из «Золотой легенды» крайне жестокая и не подходит детям. Она повествует нам, как великий святой в пустыне встретил заблудившуюся дочку римского императора, совершил над ней насилие и бросил ее с обрыва. После этого она выжила, родила ребенка, но он об этом не знал и еще много лет провел в скитаниях по пустыне, потеряв человеческий облик и дар речи, покуда не был прощен своим же ребенком, пожелавшим, чтобы Иоанн пришел его крестить. Такая совершенно дикая легенда, которая плохо укладывается в голове у современного зрителя, но тоже имеет свою морально-нравственную подоплеку. Удивляла она и тогда, и над этой историей ни много ни мало издевался сам Мартин Лютер, написав на нее пародию. Герои гравюры — дюреровские, но в основе этой композиции лежит еще одна гравюра Якопо де Барбари, который был на должности придворного художника курфюрста Саксонии перед Кранахами: изображала она Клеопатру в пустыне в той же позе, только обращенной в другую сторону. А саму эту даму с ребенком Кранах писал и отдельно красками как самостоятельный сюжет — и спутать с его Мадоннами очень легко.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет»Журналистика: ревизия
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет» 

Разговор с основательницей The Bell о журналистике «без выпученных глаз», хронической бедности в профессии и о том, как спасти все независимые медиа разом

29 ноября 202322416
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом»Журналистика: ревизия
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом» 

Разговор с главным редактором независимого медиа «Адвокатская улица». Точнее, два разговора: первый — пока проект, объявленный «иноагентом», работал. И второй — после того, как он не выдержал давления и закрылся

19 октября 202327274