15 января 2020Colta SpecialsГендер
5672

Маскулинность для чайников: как становятся мужчинами

COLTA.RU, Фонд имени Генриха Бёлля и Гёте-институт в Москве продолжают разговор о гендере

текст: Ирина Костерина
Detailed_picture© Фонд им. Генриха Бёлля в России

COLTA.RU, Фонд имени Генриха Бёлля и Гёте-институт в Москве продолжают просветительский онлайн-курс «Маскулинность для чайников» (18+). Он раскрывает темы прошедшего в 2019 году цикла публичных дискуссий «Быть мужчиной» и продолжает курс 2016 года «Гендер для чайников».

«Маскулинность для чайников» — это восемь небольших познавательных видео на самые актуальные темы, касающиеся образа жизни, установок, ценностей и паттернов поведения современного мужчины.

Наш второй эксперт — Ирина Костерина, кандидат социологических наук, гендерный исследователь, программный координатор Фонда имени Генриха Бёлля в России.

Из лекции «Как становятся мужчинами?» вы узнаете: откуда берутся мальчики и как они превращаются в мужчин, что такое мужская гендерная социализация, чем отличаются современные мальчики и современные мужчины от предыдущих поколений, где искать корни школьного буллинга и почему подросткам свойственно рисковое поведение, какие новые нормы маскулинности зарождаются сегодня и как это отражается в современной массовой культуре.






Откуда взялись мальчики?
Современные мальчики и современные мужчины
Школа гендерной социализации
Буллинг и рисковое поведение подростков
Медийные образы маскулинности

Откуда взялись мальчики?

K списку

С понятием гендерной социализации очень важно разобраться, для того чтобы в целом понять, откуда берутся определенные типы мужчин и определенные типы маскулинности. Вообще на протяжении всех исторических периодов в разных странах к мальчикам и девочкам относились по-разному. И даже если мы посмотрим на современное общество, то очень часто родители ждут, в первую очередь, рождения сына, наследника. Поэтому гендерные ожидания иногда начинаются еще тогда, когда ребенка, собственно, и нет. В нескольких странах (даже в современном мире) существует практика селективных абортов, когда, узнав по результатам УЗИ, что будет девочка, родители принимают решение не рожать ее. Это была довольно популярная практика в Китае, в Азербайджане и в Армении. Сейчас почти во всех странах она законодательно запрещена — врачам запрещено на УЗИ говорить, какого пола будет ребенок. Это призвано выровнять тот демографический перекос, который случился из-за таких абортов, когда в ряде стран количество мужчин в нескольких поколениях стало превышать количество женщин.

Дальше, когда ребенок наконец-то рождается, есть практика, которая очень распространена как в западноевропейских странах, так и в России: сразу одевать ребенка в розовое или голубое — в зависимости от пола. То есть ребенок еще не знает ничего о своем поле, он не знает, кто он, но родители уже всячески маркируют его как мальчика, одевая в голубое и давая знать обществу, когда мама гуляет с коляской в парке, кто тут у них родился, какого пола этот ребенок.

Вообще гендерная социализация связана и с тем, как общество воспринимает мальчиков, какие ожидания и требования к ним предъявляются, и с тем, как уже сами подросшие мальчики начинают проявлять свои первые представления о мужественности. На протяжении долгого времени никакого специального представления о подростковом возрасте и о молодости не было. Были дети, и были взрослые. Никакого промежутка между ними не было, и представление о подростковости, о молодости как об отдельном жизненном периоде возникает лишь в конце XIX века. И только затем уже некоторые социальные ученые пытались концептуализировать, чем же отличается именно этот период жизни мальчиков от других периодов.

Более-менее целостные представления о том, что такое подростки, что такое молодежь, складываются только к 30-м — 40-м годам XX века, а к 80-м годам уже складывается несколько различных школ молодежных исследований, которые изучают разные аспекты жизни подростков и молодежи и имеют более-менее четкие представления о том, чем же этот период отличается. На волне появления молодежных субкультур возникает целая британская школа молодежных исследований, которая пытается разобраться, почему субкультуры стали таким ярким новым явлением. Представители этой школы Холл и Джефферсон в своей знаменитой книге «Сопротивление через ритуалы» описывают подростковый период как вот такой психологически новый период в жизни мальчика — психологическую фазу, связанную, с одной стороны, с гормональной перестройкой, с другой стороны — с приобретением новых ценностных изменений.

Идею молодости как особого периода в жизни человека развивает известный социолог Толкотт Парсонс, который пишет о том, что гендерная социализация в этот момент служит своего рода промежуточным звеном, когда ребенок превращается во взрослого. При этом вообще идея молодости как особого периода появилась с возникновением индустриального общества, когда менялся образ жизни людей, и молодость для него — это такой промежуточный период, переход от детства к взрослости. Он считает, что молодость — это период противопоставления себя миру и ценностям взрослых, потому что их жизнь связана с производительным трудом, с ответственностью и контролем, в то время как молодежь пытается отвоевать себе некое пространство свободы, неуправляемости и поиска каких-то своих желаний, своего пути в жизни, но пока не принимает на себя ответственность. А еще он отмечает возникновение новой и очень важной черты — солидарности среди сверстников. Он говорит, что именно в период молодости возникает новая коллективная идентичность.

Эту идею о существовании коллективной солидарности развивает другой ученый — Шмуэль Айзенштадт, который вводит важное понятие — «peer-группы», или «группы сверстников». Он говорит, что peer-группы — это такой важный промежуточный этап, который, с одной стороны, заимствует эмоциональные отношения, свойственные семейному укладу, с другой стороны, подразумевает, скорее, дружеские, приятельские отношения. Но, что очень важно, в них есть влияние друг на друга и контроль за тем, что делают окружающие тебя сверстники. Поэтому, согласно Айзенштадту, peer-группы выполняют очень важную функцию, а именно — функцию передачи ценностей от одного поколения к следующему. Раньше, в доиндустриальную эпоху, эти ценности и представления передавались довольно естественным образом: можно было просто посмотреть, как живут все окружающие тебя люди. Все жили примерно одинаково. Скорее всего, твоя жизнь будет такая же, как жизнь твоего отца и твоего деда. В индустриальную и постиндустриальную эпоху это меняется, и именно в peer-группах, с одной стороны, происходит осмысление тех ценностей, которые передали тебе предыдущие поколения, а с другой стороны, именно в среде сверстников, в молодежной среде, происходят их критика, переосмысление и создание иногда новых смыслов.

Современные мальчики и современные мужчины

K списку

Надо сказать, что нынешнее поколение мальчиков и юношей довольно сильно отличается от своих сверстников, которые жили 30 лет назад. С одной стороны, ученые отмечают, что нынешнее поколение взрослеет гораздо быстрее. А с другой стороны, современным мальчикам в гораздо большей степени присущи инфантилизм и беспечность.

В 60-е годы демографы отмечали, что для того, чтобы считать молодого человека взрослым, нужно, чтобы он прошел пять определенных маркеров взросления: он должен покинуть родительский дом, получить образование, устроиться на оплачиваемую работу, жениться и стать отцом. В нынешнем поколении эти маркеры уже не таким существенным образом работают. Для сравнения: если в 60-е годы 65% мужчин соответствовали всем этим пяти критериям, то к 2000-м годам лишь про 31% мужчин можно сказать, что они выполнили программу по всем этим пяти пунктам. Поэтому сейчас говорят о том, что периоды подростковости и молодости существенным образом удлинились. И можно сказать, что подростковый возраст начинается в 10 лет, а молодежный возраст заканчивается в 25, а в некоторых странах — и в 35 лет. Например, в России, согласно определению молодежной политики, молодыми у нас считаются люди до 35 лет.

Есть еще одна важная особенность нынешнего поколения: современная молодежь во многом гораздо более взрослая, чем предыдущее поколение. Они более компетентны во многих вещах. Например, сейчас много говорят о поколении native digitals, подразумевая, что ребенок может управлять смартфоном буквально с пеленок, и многие подростки учат своих бабушек и дедушек, как обращаться с разными девайсами и техникой. Их знания о мире, о различных явлениях, уровень их информированности гораздо выше, чем у предыдущих поколений.

Важно отметить, что в целом меняются представления о том, что значит быть настоящим мальчиком, настоящим юношей, настоящим мужчиной. Если в предыдущем поколении мужчина неизбежно должен был быть основным кормильцем, добытчиком в семье, принимать основные решения, то сейчас многие мужчины не стремятся брать на себя такую ответственность, выполнять всю эту программу, состоящую из пяти критериев, или как минимум отодвигают ее куда-то на более далекое будущее. Поэтому исследователи говорят о том, что современной молодежи в гораздо большей степени присущи ценности гедонизма, индивидуализма, поиска свободы и молодость для них — это тот период, когда можно все попробовать, экспериментировать, получать от жизни удовольствие, но не стремиться сразу обзаводиться семьей и идти на оплачиваемую работу.

Школа гендерной социализации

K списку

Часто возникает вопрос: кому же легче взрослеть — мальчикам или девочкам? С одной стороны, мальчикам вроде бы легче. Общество, родители, школа сквозь пальцы смотрят на их шалости. Есть даже какие-то поговорки, связанные с этим. В английском языке, например, есть довольно распространенная фраза «boys will be boys», что означает «ну, мальчики есть мальчики, что с них взять».

С другой стороны, это же общество — и особенно группы сверстников — предъявляет к мальчикам гораздо более жесткие критерии того, что значит быть «нормальным» (или «настоящим») мужчиной. Не нужно плакать, не нужно жаловаться, нужно уметь постоять за себя, важно отвечать за свои решения, важно защищать своих близких, важно быть сильным, дерзким, умным, ловким. Поэтому в школах многие мальчики, ориентируясь на этот образец нормативной маскулинности, боятся прослыть ботаниками и сознательно занижают свои способности к учебе, получают худшие оценки и всячески сдерживают свое желание быть хорошими учениками. Исследовательница Кристин Гриффин отмечает, что такие вот нерадивые мальчики во многих культурах приобрели форму своего рода моральной паники. И сложилось новое представление о том, что мальчики всегда хуже учатся в школе, чем девочки, что они хулиганы и что нужно каким-то образом вмешиваться и контролировать их поведение.

Основное место, где происходит гендерная социализация мальчиков, — это, конечно, школа. Школа воздействует на формирование представлений о маскулинности и поведение мальчиков через три основные вещи: дисциплину, учебный план и спорт. И под учебным планом Рэйвин Коннелл, которая много занималась исследованием поведения мальчиков в школах, понимает не просто расписание занятий или сами названия предметов, но и то, каким образом они устроены и как реагируют взрослые и учителя на поведение мальчиков, какие замечания, не связанные напрямую с предметом, делают им на уроках (например, про их характер и личные особенности), каким образом учителя поощряют мальчиков. Например, было довольно распространенное стереотипное представление о том, что мальчики гораздо лучше в математике, в точных науках, а девочки лучше в гуманитарных науках и искусствах. И учителя обычно являются теми, кто формирует эти стереотипы, кто подбадривает мальчиков: «Давай, получай хорошие оценки по физике и математике, у тебя это лучше получится», — в то время как девочкам не дают развиваться и показывать свои способности в этих предметах.

В связи с этим Коннелл также отмечает, что именно в школьный период есть определенное давление на маскулинность со стороны сверстников, которые формируют разные иерархии маскулинности. Она считает, что эти иерархии сами по себе представляют отдельный вид насилия. На верхней ступени находятся мальчики — носители так называемой гегемонной маскулинности. Мы ее можем называть «мачо-маскулинность» или «токсичная маскулинность». Обычно это такая силовая, насильственная маскулинность. Соответственно, все другие мальчики, которые не вписываются в этот тип, находятся на каких-то других ступенях иерархии. И вообще Коннелл говорит о том, что есть два самых популярных типа подростковой маскулинности в школах. Первый тип — это такой успешный мальчик, заводила, задира. Он пользуется успехом у девочек, часто участвует в драках, не очень любит учиться, но при этом он достаточно активный и иногда агрессивный. Второй тип — это успешные ученики, которые, наоборот, в гораздо большей степени инвестируют усилия и время в хорошие оценки; они ориентированы на получение потом хорошего образования, хорошей работы, карьеры, но при этом в школе они не являются особо популярными.

С окончанием школьного периода перед мальчиками встают новые задачи и новые вызовы — как встроиться в рынок труда, и это не только требует усилий с точки зрения карьеры, но и также ставит новые вопросы к маскулинности.

Буллинг и рисковое поведение подростков

K списку

Нужно сказать, что школа — иногда достаточно жесткий (или даже жестокий) период в жизни юношей, и это связано с тем, что в школе существует такой феномен, как буллинг. О буллинге и его связи с маскулинностью много пишут различные исследователи. Об этом писал Игорь Семенович Кон, и эту тему много изучал американский исследователь Майкл Киммел. В своих книгах он говорит о том, что школа — это такой период, когда мальчики испытывают маскулинность друг друга, когда они стараются задирать других мальчиков, провоцировать их, устраивать драки, травлю, обзывать и оскорблять, для того чтобы таким образом возвыситься самим и отстоять свое право быть более сильным, более нормативным мужчиной.

Буллинг в американских школах и колледжах признается как довольно серьезная проблема. Существуют неписаные кодексы, как должны себя вести «настоящие мальчики» и «настоящие мужчины». В Америке также есть популярное выражение «bros before hoes», что можно перевести как «парни важнее девчонок». Это выражение означает мужскую солидарность, которая именно в период школы и университета наиболее сильна и важна. Что же заставляет мальчиков и юношей солидаризироваться друг с другом и ориентироваться на общественное одобрение и на одобрение, прежде всего, своих сверстников?

Как пишет Киммел, в период молодости никто не знает правил, никто не понимает, что значит быть «настоящим мужчиной» и как это делать. И, таким образом, юноша, молодой человек, мальчик застревают между двумя требованиями — быть «настоящим мальчиком» и быть «настоящим мужчиной». По ироничному выражению Киммела, многим парням кажется, что где-то есть такая специальная книга, где написано, что значит быть «настоящим мужчиной» и что для этого нужно делать. И каждому мальчику кажется, что все остальные мальчики прочитали эту книгу, а он нет.

В России в качестве аналогичных примеров можно привести уличные группировки, где также были распространены насилие, принуждение и где все остальные члены группы жестко следили за тем, чтобы ты был тем самым «настоящим мужчиной». При этом важно, что в период молодости и в подростковый период у тебя нет достаточных легитимных ресурсов для того, чтобы быть сильным и взрослым. Поэтому во многих молодежных компаниях совершение преступлений воспринимается как своего рода обряд инициации, когда юноша переходит из статуса ребенка в статус взрослого. У каких-то юношей есть для этого другие способы — например, высокий социальный статус, который может быть связан с происхождением родителей, есть достаточно денег. И они могут использовать эти ресурсы. Но у выходцев из других социальных слоев, как правило, этих ресурсов нет, поэтому участие в субкультурах, которое связано с каким-то вызовом обществу, насильственные действия, езда по городу на быстрых машинах, участие в драках, когда юноша задирает других мужчин, являются как бы способом стать крутым и взрослым.

Кроме того, Киммел отмечает, что маскулинность — это всегда гомосоциальная установка. Это значит, что мальчики в своем поведении всегда ориентируются на других мальчиков, на их реакцию и одобрение. С этим Киммел, а также другие исследователи связывают то самое иногда демонстративное поведение в молодежных компаниях и в школьных группах. И опять же с этим связаны, например, гомофобные проявления, которые очень часто существуют в подростковый период. Одни юноши хвалятся своими сексуальными победами, хвалятся, что у них было свидание с популярной в школе девочкой, другие юноши оскорбляют своих одноклассников, используя обидные гомофобные слова, чтобы получить одобрение своих одноклассников и чтобы никто не подумал, что ты недостаточно мужественный.

Медийные образы маскулинности

K списку

Интересно посмотреть на то, какие образы маскулинности предлагают нам современные кино и телевидение. Там довольно много новых образов, которых не было в предыдущих поколениях. Если мы посмотрим на российскую действительность, на музыкальную сцену, на сериалы, то, в принципе, мы увидим достаточно патриархальные установки и людей, которые поют или играют брутальных, крутых героев. Если мы послушаем тексты таких популярных российских рэп-исполнителей, как, например, Face, то это всегда образ такого крутого чувака, который, с одной стороны, очень независимый, против всех, а с другой стороны, пользуется популярностью у девочек.

Популярный российский певец Егор Крид в то же время представляет собой совершенно новый образ. Вообще количество романтических певцов за последнее время растет, и это юноши, которые транслируют новый образец маскулинности, не боятся быть эмоционально открытыми, уязвимыми, не боятся плакать, не боятся признаваться в своих неудачах. В популярной песне Егора Крида «Миллион алых роз» есть такая фраза: «Я нужен тебе, когда есть бабло и когда я на пике». Получается, что это признание в том, что финансово несостоятельные юноши неуспешны, но в то же время наш лирический герой вполне открыто говорит всему миру о том, что он как раз такой, неуспешный.

В современных американских сериалах по сравнению с теми фильмами, которые были в 60-е годы, и даже с крутыми героями боевиков 80-х и 90-х годов тоже возникает достаточно большое количество новых героев и новых образцов маскулинности. Популярный сериал «Теория Большого взрыва» на протяжении 10 и даже больше лет транслировал совершенно новую идею о том, что для того, чтобы быть успешным и популярным мужчиной, не обязательно быть сильным и крутым, а гораздо важнее быть умным. И отсюда появилась еще одна популярная фраза, что ум — это новая сексуальность.

Похожие ценности развивает и серия книг и фильмов о Гарри Поттере, где в общем-то все основные герои представляют собой тип таких тихих мальчиков-ботаников — выходцев из простых семей или из семей без родителей. У них нет никакой поддержки, они все делают сами и всего добиваются своим умом и своими стараниями. В то же время они противостоят антигероям, которые как раз являются выходцами из элитистских семей.

В последние годы появилась еще более интересная, можно сказать, даже революционная тенденция, когда во многих сериалах и популярных фильмах возникают квир-герои, которые в достаточной степени популярны. Если раньше такие герои часто были на периферии, были, скорее, маргиналами, то теперь это успешные персонажи, которыми зритель восхищается и с которых хочется брать пример.

В целом подростковый возраст — это достаточно болезненный для юношей период. Многие юноши и мальчики чувствуют себя в это время отвергнутыми, бессильными, они чувствуют, что им всегда приходится сражаться, доказывать свою маскулинность. Они чувствуют, что не знают до конца всех правил, по которым должны играть. Они часто попадают впросак, часто сталкиваются с насилием, насмешками, поэтому этот период можно назвать своего рода кузницей маскулинности. Тем не менее маскулинность — это всегда незавершенный проект. В молодости у юношей, как правило, еще нет высокого социального статуса, недостаточно материальных ресурсов, поэтому им приходится завоевывать свой статус и свою репутацию зачастую какими-то рисковыми, нелегальными, силовыми практиками. С выходом на рынок труда появляются новые ресурсы, появляются какие-то знаки престижа — машина, деньги, должность на хорошей работе, но в то же время период карьеры приносит мужчинам и новые вызовы.

Идея проекта: Ирина Костерина
Координаторы: Наталья Витол, Алена Жоголь
Редактор: Лола Тагаева
Продюсер: Максим Поплавский
Камера: Олег Лейнов, Егор Крылов
Иллюстрации: Екатерина Горбачева

Другие материалы курса «Маскулинность для чайников»:

Как устроена маскулинность и почему нужно говорить о ней?
Маскулинность и насилие

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
УходColta Specials
Уход 

«История обо мне и о моем дедушке»: памяти кинооператора и фотографа Алексея Курбатова

21 января 20204650