20 сентября 2013Общество
8346

Александр Попов: «Я сдаваться не буду, помру на этом посту»

Роман Доброхотов поговорил с героическим директором челябинского лицея, который в одиночку борется с местными силовыми структурами

текст: Роман Доброхотов
Detailed_picturechelyabinsk.ru

На днях официальное обвинение по делу о получении взятки выдвинули директору знаменитого челябинского лицея № 31 Александру Попову. Все началось с того, что в мае прошлого года в лицей № 31 пришел запрос от местного УВД с требованием предоставить данные об учащихся «кавказской национальности». Попов ответил на официальном бланке лицея: «В нашем учебном заведении одна национальность — математика». История приобрела огласку, автора запроса Юлию Пензину отстранили (правда, потом вернули на работу в другом районе). А затем на самого Попова повалились обвинения сначала в «избиении» учителя физкультуры, затем — в получении взятки. Александр Попов почти не сомневается — силовики обиделись.

За директора этого математического лицея, ученики которого регулярно побеждают на российских и международных олимпиадах, вступились и местная Общественная палата, и родители, и экс-министр труда Александр Починок (выросший в Челябинске и знающий о славе этого лицея с детства). Все они уверены, что Попова подставили. А в последнее время директор стал также получать странные звонки от фальшивой «Ольги Голодец». COLTA.RU расспросила Александра Попова о его борьбе за правое дело.

— Александр, я знаю, что адвокаты просили вас не комментировать уголовное дело о взятке. Расскажите тогда о другом деле — по поводу «избиения» учителя физкультуры Сергея Пузырева.

— В прошлом году мне стали жаловаться завучи, родители и дети на грубость Пузырева на уроках. Я предложил ему уволиться. И тогда меня вызвал начальник управления образования города Челябинска и сказал, что увольнять физкультурника нельзя, потому что его друзья — начальник милиции и заммэра. Так что сначала мне его уволить не дали. Но потом Пузырев столкнулся с молодым преподавателем бодибилдинга, тот пошел в туалет в спортзале, а Пузырев его не пускал. Ну, они обменялись ударами, один другому губу разбил, другой по животу дал — и все, ничего страшного. Но Пузырев прибежал ко мне, стал кричать, что его убивают. Я пытался их примирить, а потом этого молодого бодибилдера увел домой. И тогда в школу приехала полиция и стала всех допрашивать, меня, учителей, детей. Вся школа была полна полицейских. Неделю они не давали работать. Я обращался к администрации города — никто ничего не мог предпринять. Я долго думал, как поступить, и ничего не нашел, кроме как, следуя примерам русской классики, дать ему пощечину и вызвать его на дуэль.

— Дуэль? На каком оружии?

— На кулаках. Я предложил ему пойти в спортзал, закрыться и вдвоем биться на кулаках до смерти. Он меня младше, мастер спорта, но он струсил, и его в школе стали звать не иначе как «баба Сережа». Полиция стала тогда допрашивать только тех, кто называл его «бабой Сережей». Тогда я объявил сухую голодовку, и администрация Челябинска обменяла мою голодовку на то, что его забрали из лицея и сделали директором теннисной школы. Правда, оттуда по требованиям родителей его тоже скоро уволили.

Я предложил биться на кулаках до смерти. Он мастер спорта, но он струсил, и его в школе стали звать не иначе как «баба Сережа».

— А теперь на вас завели дело об «избиении».

— На мой взгляд, это дело нужно им для того, чтобы к моменту, когда будет рассматриваться более серьезное дело о коррупции, у меня была уже одна судимость и это бы повлияло на приговор.

— Кто, по-вашему, стоит за этими уголовными делами?

— Думаю, высокопоставленные генералы из области.

— Чем вы им не угодили?

— Полагаю, что это пошло от того эпизода, когда они просили составить список учеников «кавказской национальности», а я их не сдал, вот они и мстят, разозлились — работает директором школы, а такой непослушный. Именно после этого ответа стал в школу ходить человек, просивший пристроить его ребенка, который, как потом оказалось, был провокатором.

— Местная Общественная палата вступилась за вас, когда начались обвинения в коррупции, а что с местными чиновниками, какое у них отношение?

— Прячут голову в песок. А когда шла областная конференция, они даже не упомянули, что в моей школе — два победителя-международника. Мое имя в Челябинске — табу теперь.

— Раньше вы говорили, что в мэрии вас просили не уходить, значит, все-таки кто-то за вас заступается?

— Когда была вся эта история с физкультурником и я пригрозил уйти из школы, ко мне приехал заместитель мэра Олег Грачев и попросил остаться, но теперь он уже не работает, он сильно болеет.

«Это не Коля, это вице-премьер, как вы смеете так разговаривать!»

— Правда ли, что провокации в отношении вас не закончились на истории со взяткой, а были еще и какие-то странные звонки?

— Да, начиная с 9 сентября звонила дама, представляясь Ольгой Голодец. Сказала, что в правительстве готовы помочь, и предложила схему перевода лицея в частное образовательное учреждение: надо перечислить на счет 5 млн и получить лицензию, а они за это закроют дело. Ну, сразу было, конечно, понятно, что это подстава. Но я решил поиграть в эту игру, сказал, что мне нужно подумать, что я сейчас пью и не могу деньги переводить. Потом перезвонила: «Вы все еще пьете?» — «Да, все еще пью, не могу остановиться, такая радость, что вы мне позвонили». Потом уже я стал издеваться откровенно, стал отвечать пьяным голосом: «Коля, ты почему мне звонишь и бабьим голосом разговариваешь?» Она: «Это не Коля, это вице-премьер, как вы смеете так разговаривать!» В общем, потом отстали. (В пресс-службе Ольги Голодец ожидаемо подтвердили COLTA.RU, что вице-премьер не звонила Попову. — Ред.).

— Школа тем временем работает в штатном режиме?

— Да, школа живет своей жизнью. Вот недавно устроили большой благотворительный концерт, чтобы собрать деньги на легкоатлетический клуб. Я, в частности, там продавал шнурки, в шутку рассказывая, что они принадлежат знаменитым людям — это, мол, шнурки Юрия Гагарина, которые у него развязались, когда он шел по ковровой дорожке после полета в космос, а это шнурки Дмитрия Медведева, а это — Елены Исинбаевой. Вот так и заработали 16 тысяч рублей на одних шнурках!

— Как бы вам только теперь мошенничество не приписали. А в каких отношениях вы находитесь с местными чиновниками? Все-таки ваш лицей во многом выдающийся, дети часто побеждают на олимпиадах, местные власти оказывают вам какую-то поддержку?

— За все время не видел от них никакой поддержки. Вот, скажем, надо нам было нашего олимпиадника, который потом взял золото по физике, отправить на завершающий этап, проходивший в Дании. От Москвы до Дании билеты оплачивают федеральные власти, а от Челябинска до Москвы — региональное министерство образования. А деньги приходят с задержкой на два месяца, приходится мне самому искать средства. А на промежуточные международные соревнования и вовсе деньги не дают, скажем, в Румынию, а потом Джакарту послали мы за свой счет. А ведь опыт таких соревнований очень важен для ребят, чтобы они потом могли брать на олимпиадах медали.

У веревки два конца — петля и тетива.

— Вы пытались чиновникам местного минобра все это объяснять?

— Да это столько времени и нервов потерять, проще самому зарабатывать и посылать детей.

— Вот вроде бы математический лицей, а будет легкоатлетический клуб, и, я слышал, уже есть «школа электронной музыки».

— Да, у нас там поют и учителя, и ученики, и родители.

— Вы ведь и сами книги пишете.

— Да, еще в 2005 году в издательстве «Прогресс» вышла моя книга «Дневник директора школы», а недавно выпустил ее в Челябинске уже с иллюстрациями. А сейчас я пишу «взрослые сказки» — это такие короткие афоризмы. Хотите послушать? Вот, например: «У веревки два конца — петля и тетива».

— А в школе как-то реагируют на дело против вас? И что советуют родственники, близкие?

— Ну, близкие говорят, конечно, что не надо связываться, что надо уходить. А учителей и учеников я стараюсь не посвящать в свои проблемы, мы это там не обсуждаем, это же все мешало бы учебному процессу. Но вот родители учеников создали специальный сайт в мою поддержку, они очень сильно меня поддерживают. Однако, я думаю, меня все равно снимут в итоге.

— Заставят уйти?

— Нет, сам я уходить не собираюсь. Конечно, могут посадить, это же дело заказное. Но я сам сдаваться не буду, я думаю — помру на этом посту.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
МЖТеатр
МЖ 

Премьеры в Гааге и танец времен новой этики

10 августа 20201956