30 сентября 2016Общество
20977

Аборты и бэби-боксы. «СССР умирал, занимаясь только такими дискуссиями»

Что думают писатели, священники, публицисты об идеях новых запретов — от Собчак до Кураева и от Быкова до Белковского

 
Detailed_picture© Донат Сорокин / ТАСС

Станислав Белковский
Дмитрий Быков
Леда Гарина
Андрей Кураев
Ксения Собчак
Максим Соколов
Всеволод Чаплин



Дмитрий Быков

писатель

К списку

Признавать эту проблему существующей значит делать еще один шаг в пропасть. Давайте теперь посмотрим: в принципе, контрацептивы — это хорошо или плохо? А Иван Грозный — садист или государственник?

Я думаю, что дискуссии на эту тему очень помогают отвлекать общество от настоящих проблем, это самый надежный способ замылить реальность.

Такая полемика бывает трех видов. Дискуссии об аксиомах: например, хорошо ли убивать родителей? Второй вид дискуссий — это противопоставление вещей взаимосвязанных, например, стихи или проза, свобода или порядок. А третий вид — это дискуссии о вкусах: целоваться в общественных местах — это хорошо или плохо? Весь Советский Союз умирал и деградировал, занимаясь только такими дискуссиями. Это возрождение третьей и четвертой полос тогдашних газет.

Инициатива Мизулиной другого плана: давайте еще что-нибудь запретим. Следующим будет полный запрет, например, курения. Водка сейчас будет дешеветь, стоить не дороже сотни, соответственно, с курением начнут бороться. Это такая тактика: что-нибудь разрешить, а что-нибудь запретить. Запретить что-нибудь, хоть отдаленно гуманизирующее, а разрешить что-нибудь, ведущее к более быстрой деградации.

Дискуссии на эту тему очень помогают отвлекать общество от настоящих проблем. Это возрождение третьей и четвертой полос советских газет.

Максим Соколов

публицист

К списку

Инициатива патриарха — не за запрет абортов, а за отделение абортов, не связанных с медицинскими показаниями, от системы медицинского страхования. Назвать предложение делать аборты за свой счет запретом — на мой взгляд, неточность. Этой инициативе патриарха Кирилла примерно один-два года. И говорить, что это небывалая инициатива, нельзя, потому что еще в Ветхом Завете карается изгнание плода.

Что касается предложения Мизулиной, то оно мне кажется малоосмысленным. Эти инициативы довольно разные. Вероятность приема инициативы патриарха все-таки есть. Не на 100%, ведь у нашего правительства семь пятниц на неделе. Но инициативу Мизулиной, я надеюсь, потихоньку закроют. Это предложение довольно скандально, но совершенно непонятно, кому оно может доставить радость. Потому что места, где женщина оставляет подкидыша, существовали тысячи лет, и идея о запрете никому в голову не приходила. Я считаю, что Мизулина — это скорбное подтверждение того, что излишне вольное поведение умов приводит к странным проявлениям в старости.

Я считаю, что Мизулина — это скорбное подтверждение того, что излишне вольное поведение умов приводит к странным проявлениям в старости.

Ксения Собчак

журналист

К списку

Я считаю, что патриарх имеет право говорить о запрете абортов. Более того, я не знаю, почему он начал в последний момент открещиваться и говорить, что это всего лишь вывод из системы бесплатной медицины. И католическая, и православная церкви выступают против абортов. Скромничать патриарху не надо, пусть проводит службы, на телеканале «Спас» делает программы. Но это не должно выходить из стен церкви, и я не понимаю, почему люди с религиозными воззрениями могут подписывать обращения, чего-то требовать от исполнительной власти, у нас все-таки светское государство. Это первое.

Второе: у меня сложное отношение к бесплатной медицине. Чтобы быть свободным человеком и качать права, не нужно ничего требовать от государства, оно — не раздатчик денег. Государство — просто менеджер, который распределяет твои налоги на то, чтобы создать инфраструктуру, строить коммуникации, прокладывать трубы. Да, есть системы, в которых люди малообеспеченные получают доступ к хорошей медицине, но это не бесплатно, за них, например, платят страховые компании. А наша система бесплатной медицины, мягко говоря, порочна, люди получают крайне низкое качество помощи, деньги разворовываются, врачи огрызаются.

Но это сложная конструкция, и поменять ее за один день не получится. Поэтому такое решение (о запрете бесплатных абортов. — Ред.) приведет к катастрофическим последствиям. Есть статистика, и ее легко посмотреть, о прямой связи между уровнем дохода, образования и количества детей. Чем выше уровень дохода и образования у семей, тем меньше у них детей и тем качественнее жизнь этих детей. Чем население беднее, чем оно менее образованное, тем детей больше. Если взять холодную статистику, то мы получаем: в какой среде человек живет, в такую среду, как правило, он и вырастает. И в этом смысле самые бедные люди, у которых нет денег, но которые пользовались системой ОМС, будут от безысходности рожать. А если не будут, то появится дикая подпольная индустрия бабок-повитух, травы-муравы, которой люди будут травиться, их будут откачивать, у них будут рождаться дети с последствиями.

Желание страны с минусовым балансом населения увеличить количество людей нормально, но почему это опять делается через какие-то запретительные инициативы, а не через повышение качества жизни, я не понимаю. Собственно, путинский бэби-бум пришелся как раз на экономический подъем страны. И как только люди стали жить лучше, решения демографического вопроса удалось как-то добиться. А сейчас потребительские возможности падают, денег становится меньше, ипотеку под хороший процент уже никто не даст, и люди, конечно, опять перестают рожать детей. Как только общество становится богатым, здоровым, люди понимают, что они могут позволить себе побольше квартиру, лучше образование, потратить больше денег на авиабилеты, чтобы не с одним ребенком, а с двумя поехать отдыхать, сразу демографическая ситуация начинает меняться. Этим, по-моему, и надо заниматься.

Что касается бэби-боксов, то это тоже непростой вопрос, здесь как с разводами. Есть правило, что ты не можешь развестись в один день. На мой взгляд, это правильно, это дает людям возможность помириться, передумать. Здесь практически то же самое. Эта форма — бэби-боксы — почти лишает тебя возможности вернуть ребенка обратно. Тебе потом надо искать этого ребенка без документов, сдавать ДНК-тест, а это сложная и дорогая история. Поэтому если не дать человеку осуществить решение, о котором он потом будет всю жизнь жалеть, не дать осуществить это крайне серьезное решение так просто, то в этом есть свой резон.

Эта инициатива делалась так, что было понятно, что ничего не будет, — подписывалась в подмосковном приходике в то время, когда ее некому отдавать: Думы сейчас не существует.

Андрей Кураев

протодиакон

К списку

В этой истории интересно не то, что патриарх Кирилл поддержал инициативу, касающуюся абортов, а то, что после этого он стал тут же отрекаться. Получается, что патриарх получил из администрации президента некий сигнал противоположного характера, который и заставил его пресс-службу нагло врать всему миру.

Но эта инициатива изначально делалась так, что было понятно, что ничего не будет. Не случайно она подписывалась очень странно, в каком-то подмосковном приходике, в то время, когда ее некому отдавать: законы подписывает только Дума, а ее сейчас не существует. Если бы патриарха это всерьез интересовало, то он бы это делал в проповедях и разговорах с чиновниками.

Что касается бэби-боксов — то это некие крайние средства, не гарантирующие решения всех проблем. Но если так можно спасти хотя бы одного ребенка, чтобы он не окончил, не начав, жизнь в мусорном баке, то они нужны. Есть же в аптеках лекарства, которые необходимы одной миллионной населения, но они должны быть, хоть и не имеют рыночной ценности. Так же и здесь: если это спасет жизнь хоть одного ребенка, это имеет смысл.

Леда Гарина

режиссер, автор проекта «Право на аборт»

К списку

Сейчас у женщины есть возможность отказаться от ребенка в Доме малютки. Но это сложно, потому что идет колоссальное общественное давление. Отказ от ребенка — это почти что хуже, чем ограбление магазина или даже убийство. Женщина оказывается в полном социальном исключении, а мы социальные животные, мы этого боимся. Бэби-боксы помогают этого избежать. Но паника вокруг них усиливает давление на женщину, которая, если она обращается к такой мере, и так находится в невыносимой ситуации.

А вопрос доступности аборта вообще не должен обсуждаться, и все запретительные меры должны быть свернуты. Мне, например, гинеколог говорила: «У тебя нет партнера, но у тебя есть мама, она же нестарая. Может, она будет помогать». Представляете? Для молодой девушки офигенная перспектива: жить с мамой и воспитывать ребенка без источников дохода. Но так не должно быть! Поэтому всякие «недели тишины» и прочие психологические обработки — все это надо отменить раз и навсегда.

Власти смотрят не в ту сторону. Вопрос женского здоровья связан с сексуальным просвещением. Мои коллеги работают с группами тинейджеров, и к ним приходят беременные девочки, которые не знают, что делать. Мальчики даже не появляются, они не понимают, что это их ответственность тоже. Они не знают, как предохраняться, верят в разные мифы: «Да ладно, ты же девственница, девственницы не беременеют». Законодатели думают, что этим должны заниматься родители, но родители сами выросли в обществе, в котором отсутствовала культура сексуального воспитания. У нас не объясняют, что материнство — это ответственность, как должны выглядеть семейный бюджет, бракоразводная практика, как женщина может распределить обязанности в семье — это все темный лес.

Инициатива с абортами воспитывает отношение к женщине, сделавшей аборт, как к «другому», к врагу. Мы можем создать врага из мигранта, украинца, теперь из женщины, прервавшей беременность. И из женщин в целом, говоря о том, что кто-то кроме них может контролировать их тело и жизнь.

Всеволод Чаплин

протоиерей

К списку

Патриарх, конечно, знал, что подписывает. Текст, который ему дали на подпись, достаточно краток, там все говорится ясно. Там идет речь о запрете как абортов, так и абортивных пилюль.

И можно сказать, что позиция церкви в данном случае выражается не теми, кто ищет компромиссов с чиновниками или боится окриков в интернете, а теми, кто подписал это обращение, а их уже около 300 тысяч. Для них важно не то, что о них скажут в интернете, а то, что о них Бог скажет на своем суде.

Люди, что называется, снизу составляют такие обращения и ходят с ними по храмам, они уже примерно 20 лет выступают с такими инициативами. Долго церковное начальство старалось их не замечать и считало, что эти люди только осложняют жизнь, но лет десять назад стало понятно, что просто игнорировать это движение не получится. В какой-то момент они получили поддержку у Патриаршей комиссии, но эта поддержка тоже была, скорее, вызвана инициативой снизу, а не политическим планированием. Да и сама подпись под обращением — это был шаг, который не планировался церковной бюрократией, не планировался патриархом.

Но, судя по всему, этот путь так и останется бесплодным, диалог церкви с чиновниками о выведении абортов из системы ОМС ведется около двух лет, а никаких продвижений нет.

Но я постановку подписи полностью поддерживаю. Я считаю, что нужно обращаться не к чиновникам с воззваниями, а к народу. Очень важно, чтобы в школе, в СМИ, в культуре прямо говорили, что представляет собой аборт, в том числе в самых жестких подробностях.

Нужно создать компанию, которая называлась бы «Бэби-бокс». Ее учредили бы дети влиятельных чиновников, например, Владимир Кириенко и Артем Чайка.

Станислав Белковский

публицист

К списку

Патриарх Кирилл солидарен с позицией Кремля по всем общественно чувствительным вопросам. И он скорее всего начнет сейчас отползать от этой темы — точно так же, как отползает от нее уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова. Поэтому я думаю, что никакого запрета не будет и можно расслабиться.

Что касается бэби-боксов, то, мне кажется, эту проблему нужно решить, создав компанию, которая называлась бы «Бэби-бокс». Это отражало бы не только предмет ее деятельности, но и суть ее существования. Ее учредили бы дети влиятельных чиновников, например, Владимир Кириенко и Артем Чайка, которые получили бы права на создание этих бэби-боксов. Когда такая компания появится, проблема запрета бэби-боксов снимется сама собой.

Записали: Елизавета Михальченко, Роман Дорофеев


Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

При поддержке Немецкого культурного центра им. Гете, Фонда имени Генриха Бёлля, фонда Михаила Прохорова и других партнеров.

Сегодня на сайте
Мы, СеверянеОбщество
Мы, Северяне 

Натан Ингландер, прекрасный американский писатель, постоянный автор The New Yorker, был вынужден покинуть ставший родным Нью-Йорк и переехать в Канаду. В своем эссе он думает о том, что это значит — продолжать свою жизнь в другой стране

17 июня 20211766