19 января 2015Современная музыка
356

«Пионеры звука»

Куратор Андрей Смирнов проводит экскурсию по выставке, посвященной забытым сюжетам из истории российской и мировой электроники

4 из 7
закрыть
  • Bigmat_detailed_pictureАлександр Иванов и Дмитрий Шостакович у «Эмиритона»
    «Эмиритон», «Экводин» и их конкуренты

    Пока шла выставка, мне удалось приобрести в коллекцию последний «Эмиритон» — отечественный синтезатор Александра Иванова, построенный в середине 1930-х, принадлежавший семье композитора Владлена Чистякова, который написал музыку более чем к 60 советским кинофильмам. «Эмиритон» — образцовый представитель ранних электронных инструментов, создававшихся в Советском Союзе. Все они были микротоновые — на них играли с помощью грифа, своеобразного «тачпада», который позволяет играть не по ступеням звукоряда, а в абсолютно свободной интонации. На «Эмиритоне», например, можно было играть даже кулаком. Идеи, реализованные в электронных инструментах 1930-х годов, сильно перекликаются с тем, что прямо сегодня происходит в технологии компьютерной музыки и особенно — в области создания новых музыкальных контроллеров.

    Один из мощнейших синтезаторов 1950-х «Экводин» был похоронен в болоте советской экономики 1960-х, как и все уникальные советские инженерные разработки в области электронной музыки.

    Единственный сохранившийся «Экводин» — инструмент Андрея Володина — хранится в Музее Глинки; мы не смогли включить его в выставку из-за того, что в помещении «Винзавода» отсутствует кондиционер и невозможно регулировать температуру воздуха. «Экводин» — один из первых известных мне пресетных синтезаторов, в котором было запрограммировано порядка 660 звуков: то есть он мог сымитировать все инструменты симфонического оркестра. Это один из мощнейших синтезаторов 1950-х, получивший золотую медаль на международной выставке в Брюсселе «Экспо-58» — той самой, где Эдгар Варез и Янис Ксенакис во французском павильоне, построенном Ле Корбюзье, исполняли раннюю электронную музыку. Но это не помогло судьбе инструмента. Так же как и все уникальные советские инженерные разработки в области электронной музыки, «Экводин» был похоронен в болоте советской экономики 1960-х. Замечательный аппарат так и не был запущен в производство, несмотря на то что вся технология была отработана, существовали уже промышленные образцы, была продумана даже рекламная кампания — в начале 1960-х уже печатались рекламные буклеты, которые представлены в экспозиции. Я сам в конце 1970-х работал в акустической лаборатории, где моим шефом был Володин, и участвовал в его попытках добыть электронные компоненты для разработки нового синтезатора в условиях нещадного дефицита товаров и абсолютной инертности властей и общества.

    «Экводин» и «Эмиритон» интересно сравнить с «зарубежными конкурентами» — траутониумом Фридриха Траутвайна, тем самым, который был заложен в основу синтезатора Макса Бранда и на котором писалась звуковая дорожка к «Птицам» Хичкока, и волнами Мартено — из-за этого инструмента была судебная тяжба между Львом Терменом и Морисом Мартено, полагавшим, что это он изобрел первый электронный музыкальный инструмент (не обращая внимания на то, что терменвокс был запатентован в СССР еще в начале 1920-х). На выставке можно послушать фонограммы тех лет и убедиться, что между этими инструментами много общего.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Письмо человеку ИксВ разлуке
Письмо человеку Икс 

Иван Давыдов пишет письмо другу в эмиграции, с которым ждет встречи, хотя на нее не надеется. Начало нового проекта Кольты «В разлуке»

21 мая 20243495
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет»Журналистика: ревизия
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет» 

Разговор с основательницей The Bell о журналистике «без выпученных глаз», хронической бедности в профессии и о том, как спасти все независимые медиа разом

29 ноября 202327336
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом»Журналистика: ревизия
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом» 

Разговор с главным редактором независимого медиа «Адвокатская улица». Точнее, два разговора: первый — пока проект, объявленный «иноагентом», работал. И второй — после того, как он не выдержал давления и закрылся

19 октября 202330913