6 апреля 2021Кино
248

Апокалипсис в интерьерах

«Розовое облако» Юли Жербази

текст: Василий Корецкий
Detailed_picture© Magic Film Company

Ранним туманным утром с океана в город пришли нежные розовые облака — убивающие человека меньше чем за минуту. Человечество спряталось в квартирах, общежитиях, публичных зданиях, супермаркетах — в общем, там, где кого и застигло это необъяснимое явление природы. А Джованну и Яго облако застигло на веранде его двухэтажной квартиры утром после случайного знакомства. Теперь они обречены на заключение вместе: на дни, месяцы, годы.

Придуманный и снятый до всякого коронавируса, фильм бразильянки Юли Жербази смотрится странно и жутко. С одной стороны, это типичное «медленное кино», отмеряющее своим зрителям точно взвешенные порции скуки точно так же, как поступают в квартиру героев продуктовые пайки — невкусный сок, лапша и галеты — по прозрачному пневмопроводу. Чем могут развлечь себя и нас запертые в четырех стенах герои? Сцена секса, скандал, разговоры с родными по видеосвязи. Где-то там на периферии сюжета разыгрываются драмы посерьезнее: отец Яго начинает ненавидеть запертого с ним соцработника, мечтает убить его — через некоторое время труп санитара и правда лежит на его кухне. Дочь Джованны была застигнута стихией на вечеринке в доме подруги, из взрослых в квартире — лишь ее отец. Несколько лет спустя девочки одна за другой беременеют.

© Magic Film Company

Беременеет и Джованна. Их с Яго сын — постоблачное поколение, выросшее взаперти, — считает домашний универсум реальностью и очень переживает, что мать начинает проводить время в иллюзии — 3D-симуляторах прошлого, большого мира, кажется, навсегда потерянного для человечества. Розовая тень снова и снова ложится на лица героев — и эта безысходность, навязанная вечность кухонной драмы превращают фильм в своеобразную деконструкцию так любимого в Бразилии жанра телевизионной мыльной оперы (даром что деньги на фильм дала не студия Globo). Персонажи подобных шоу (не только бразильских) тоже проживали сезон за сезоном исключительно в интерьерах — но ничуть не тяготились этим. Словно трансцендентный мелодраматический сюжет делал их слепыми к реальному несменяемых квартир-павильонов. Жербази, напротив, как будто освобождает своих персонажей от диктата сюжета — «Розовое облако», несомненно, кино об отношениях мужчины и женщины, но выражены эти отношения, скорее, симптоматически, как в фильмах берлинской школы: микрожестами, мимикой, какой-то биомеханикой.

Даже политическое измерение — а оно тут, безусловно, есть — существует в фильме на уровне телесных переживаний. Герои фильма, лишенные локдауном возможности и необходимости работать, остаются один на один со своим настоящим личным временем досуга — почти такого же, каков и есть досуг в наше время: гаджеты, VR, ТВ. Лишенный аналогового, офлайнового существования, он оказывается безрадостным и невыносимым.

© Magic Film Company

Впрочем, интонация Юли Жербази далека от алармизма антиутопии. Это именно что наблюдательное, контемплативное кино: камера вглядывается в лица двух актеров, одновременно неуловимо и очевидно меняющиеся по мере того, как они мотают срок домашнего заключения, скользит по стильному серо-коричневому интерьеру, так красиво отсвечивающему розовым при приближении облаков, смотрит на один и тот же пейзаж за окном. Зрительское раздражение монотонностью и бессобытийностью растет параллельно фрустрации героини, и финал фильма, вполне предсказуемый, становится облегчением для обоих.


Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Григорий Юдин о прошлом и будущем протеста. Большой разговорВокруг горизонтали
Григорий Юдин о прошлом и будущем протеста. Большой разговор 

Что становится базой для массового протеста? В чем его стартовые условия? Какие предрассудки и ошибки ему угрожают? Нужна ли протесту децентрализация? И как оценивать его успешность?

1 декабря 202223691
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь»Вокруг горизонтали
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь» 

Сможет ли Web 3.0 справиться с освобождением мировой сети из-под власти больших платформ? Что при этом приобретается, что теряется и вообще — так ли уж революционна эта реформа? С известным теоретиком медиа поговорил Митя Лебедев

29 ноября 202220095
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?»Вокруг горизонтали
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?» 

Горизонтальные сообщества в военное время — между разрывами, изоляцией, потерей почвы и обретением почвы. Разговор двух представительниц культурных инициатив — покинувшей Россию Елены Ищенко и оставшейся в России активистки, которая говорит на условиях анонимности

4 ноября 20223556
Чуть ниже радаровВокруг горизонтали
Чуть ниже радаров 

Введение в самоорганизацию. Полина Патимова говорит с социологом Эллой Панеях об истории идеи, о сложных отношениях горизонтали с вертикалью и о том, как самоорганизация работала в России — до войны

15 сентября 202215175
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 20223522