30 марта 2021Кино
10618

Лучшие фильмы Суздальского фестиваля

Записки из ПНИ, другая «Дылда», а также ролики проектов «Арзамаса» и Кольты!

текст: Дина Годер
4 из 11
закрыть
  • Bigmat_detailed_pictureКадр из фильма «За забором»© Предоставлено пресс-службой Открытого российского фестиваля анимационного кино в Суздале
    Анимадок

    За пару-тройку последних лет документальная анимация стала очень активно проявляться в отечественном кино, прежде всего в работах студентов и молодых режиссеров. Благодаря этому уходит ощущение, что российская анимация только про сказки и фантазии, с анимадоком в нее приходит разговор о реальности и важных темах, которыми живут люди. В этом году в программе было несколько документальных фильмов, и все они были замечены. Специальный приз жюри с формулировкой «За лаконичность формы и глубину содержания» и приз зрителей, смотревших программу по всей России, получил фильм «За забором», который Мария Коган-Лернер сняла по коротеньким рассказам из дневника женщины, живущей в психоневрологическом интернате. Эти очень простые и ясные рассказы без капли обиды и злости прочитаны героиней и анимированы «рисунками» из тугой металлической проволоки, напоминающей и о «колючке», и о заборе, за которым невинные люди живут как в тюрьме.

    Диплом в категории «Лучший профессиональный короткометражный фильм» с формулировкой «За сочувствие и сострадание» дали фильму «Жизнь-паскуда» Варвары Яковлевой. Это история человека, приехавшего в Москву на заработки, заболевшего, ставшего бомжом и живущего на вокзальной скамейке. Мы слышим его голос, но ни разу не видим его самого, спрятавшегося под одеялом. В рисунках Вари (а она не только режиссер, но и изумительный график) — только люди, идущие мимо, которым нет до него никакого дела. В финале фильма, как часто бывает в анимадоке, появляются фотографии героя — еще молодого, красивого, здорового. И невозможно не думать: вот был человек — и нет его, ничего от него не осталось. Что он сделал, кто его помнит?

    И вот что еще важно: режиссеры, которые делают эти фильмы, настоящие, как поступки, еще и совершают поступки. Маша работает волонтером в ПНИ, а Варя с мужем сделали все, чтобы не дать своему герою умереть, отправили его в больницу. Но все это уже за кадром.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202221647
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах»Общество
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах» 

Разговор Дениса Куренова о новой книге «Воображая город», о блеске и нищете урбанистики, о том, что смогла (или не смогла) изменить в идеях о городе пандемия, — и о том, почему Юго-Запад Москвы выигрывает по очкам у Юго-Востока

22 февраля 202222043