«Использовали в контрреволюционных целях музей им. Поленова, проживая в нем»

Проект «37/101»: история одного ареста

текст: Андрей Мучник
Detailed_pictureПроект «Маяк жизни». Габриэль Суперфин раскладывает экспонаты и ведет экскурсию© Глеб Анфилов

Музей-заповедник «Поленово» интересен не только самобытной архитектурой, прекрасной коллекцией картин и великолепным видом на Оку. Он выделяется тем, что это почти единственный российский музей, который всегда управлялся потомками художника. Судьбе музея и его основателя — Дмитрия Васильевича Поленова, сына художника, — посвящен литературно-художественный проект «37/101». В 2018 году прошла его первая часть — «Пролог», посвященная событиям в «Поленово» между 1917 и 1937 годами. Она завершалась годом ареста Дмитрия Васильевича Поленова и его супруги Анны Павловны Поленовой.

Сейчас в музее идет продолжение — проект «Маяк жизни». Вторая часть рассказывает о событиях вокруг ареста Поленовых, об их жизни в лагерях и возвращении домой из заключения. В гостевой книге музея, которую по-домашнему называли Белой книгой, была запись одного из посетителей: «Бёхово есть маяк жизни» [1]. Потом Анна Павловна вспомнит эту запись уже в заключении и в ноябре 1942 года напишет мужу: «Лишь надежда на возвращение дает силу жить, бороться со всеми тягостями и невзгодами моего безрадостного существования... Бёхово — это маяк жизни... Как далеки мы сейчас от этого маяка, мы, одинокие путники...»

Наталья Поленова, правнучка художника, которая сегодня занимает должность директора музея-заповедника, рассказала, что до начала работы над проектом «37/101» она не знала практически никаких подробностей ареста в 1937 году. «Мы знали, что их арестовали как английских шпионов. Но почему как английских, если они никогда не говорили по-английски? Откуда вообще взялись англичане?»

Распутать эту загадку помог куратор проекта — историк-архивист Габриэль Суперфин. «Буквально за этот год все было найдено. И это было, конечно, потрясающе. Мы заказали дело Поленовых в ФСБ Тульской области и ознакомились с обвинительным заключением», — рассказывает Поленова.


Наталья Поленова и Габриэль Суперфин
Автор проекта «37/101» Габриэль Суперфин, директор Музея ГУЛАГа Роман Романов, координатор музейных программ Российского фонда культуры Мария Шубина, Борис Беленкин и сотрудники Московского отделения «Мемориала», Андрей Клочков (Тульское отделение «Мемориала»), команда проекта «37/101»: Лев Поливанов, Елена Рымшина, Наталья Поленова

© Глеб Анфилов

В заключении сказано следующее (орфография сохранена): «Произведенным расследованием установлено, что Поленов Дмитрий Васильевич и Поленова Анна Павловна происходит из бывших дворян, проживая в собственном имении при деревне Борок, ныне музей им. художника Поленова, использовали в своих личных корыстных и контрреволюционных целях музей им. Поленова, до момента ареста проживали в последнем, а часть построек, незанятых музеем, сдали в аренду Государственному Академическому Большому театру под дома отдыха для артистов. Под видом дома отдыха к Поленовым часто приезжали (враги народа) Енукидзе, Карахан и Сокольников, где устраивались пьяные оргии».

Кроме «связей» с врагами народа НКВД обвинил Поленовых в сотрудничестве с эмигрантом Артемием Раевским. Вот что об этом говорится в заключении (орфография сохранена): «Будучи связанный со шпионом Раевским и после отъезда последнего за границу, осенью 1937 к Поленовым под видом осмотра музея приехал из Москвы Секретарь английского посольства с двумя неизвестными женщинами — во время осмотра музея передали Поленовой Анне Павловне фотокарточку отца Раевского, присланную Раевским Артемием якобы для передачи сестрам Раевским, проживающим в городе Москве.

Экспозиция выставки «Маяк жизни»Экспозиция выставки «Маяк жизни»© Глеб Анфилов

Обвиняемая Поленова, допрошенная по данному вопросу, показала: “Осенью 1937 года к музею им. Поленова подъехала автомашина английского посольства, из нее вышли трое: один мужчина и две женщины и попросили меня показать музей, и как только осмотрены были первые комнаты с картинами Поленова и при входе во вторую мужчина вынул из кармана пальто фотокарточку отца Раевского Артемия и попросил передать сестрам Раевским, проживающим в городе Москве. В результате разговоров было установлено, что присланные являются сотрудниками английского посольства Секретарь Данлоп с женой и стенографисткой”».

Экспозиция выставки «Маяк жизни». Витрина, посвященная иностранцам, посетившим «Поленово» в 1937 году. Среди них — дипломат Чарльз ДанлопЭкспозиция выставки «Маяк жизни». Витрина, посвященная иностранцам, посетившим «Поленово» в 1937 году. Среди них — дипломат Чарльз Данлоп© Глеб Анфилов

Кто такой был Чарльз Данлоп? Он происходил из шотландской семьи, которая проживала в Одессе, — трое братьев и родители. Отец был инженером и участвовал в строительстве порта, а старший брат Чарльза учился вместе с Львом Троцким. Чарльз, соответственно, прекрасно говорил по-русски. Через некоторое время вся семья вернулась на родину, в Шотландию. Чарльз прошел военную службу и вернулся уже в Советский Союз работать комендантом Владивостокской крепости. Там он познакомился с Марией Моисеевой, которая происходила из семьи мелких дворян. У них родились два сына, один из них много болел: может быть, по этой причине Моисеева с детьми уехала жить в Англию.

Федор Поленов на покосе, 1937 годФедор Поленов на покосе, 1937 год© Архив проекта «37/101»

«И жила там, можно сказать, на широкую ногу», — рассказывает Поленова. У Моисеевой было много друзей, знакомых, она держала салон и познакомилась с Раевским. Наверное, от него она получила фотографию отца Раевского, передала своему мужу. Чарльз Данлоп, в свою очередь, переехал на дипломатическую работу в Москву и жил там один. «Поэтому показания Анны Павловны неверны в том, что Данлоп приехал в “Поленово” с женой: с женой он быть не мог, потому что она жила в Англии. Кто были эти две женщины — так и осталось неизвестным», — добавляет Поленова.

Завещание Дмитрия Поленова на имя его солагерника М.А. Цветкова, 1942 годЗавещание Дмитрия Поленова на имя его солагерника М.А. Цветкова, 1942 год© Архив проекта «37/101»

Предыстория визита Данлопа заключалась в том, что в газете Journal de Moscou он прочел статью «Большой пейзажист Василий Поленов», заинтересовался творчеством Поленова и приехал в Бёхово. Анна Павловна Поленова показывала им музей, так как Дмитрий Васильевич был в отъезде. В какой-то момент, оставшись одни, они перешли на русский язык, и Данлоп дал ей фотографию Раевского (Анна Павловна утверждала, что фотографию она никому не передавала, а уничтожила).

На выставке можно увидеть эту самую газету, рождественскую открытку, вид на посольство Великобритании на Софийской набережной из Кремля, дипломатический паспорт Чарльза Данлопа с выездной визой из СССР через Куйбышев, Баку и Иран (поскольку прямой связи между странами не было), его визитную карточку и другие личные вещи, которые предоставила семья дипломата.

Билеты, по которым возвращался Д.Поленов в 1945 году из лагеря домойБилеты, по которым возвращался Д.Поленов в 1945 году из лагеря домой© Архив проекта «37/101»

Из показаний Анны Павловны следует, что в 1937 году к Поленову приезжал еще один иностранец (орфография сохранена): «Из иностранных граждан я знаю Гарри Штейна, который отдыхал в доме отдыха Поленово летом 1937 года в течение 2 недель. Он говорил, что является тренером по боксу, по национальности — немец и политэмигрант, паспорт у него был выдан московской областной милицией большого формата, на одном листе две страницы с немецким и русским текстом. Он был вместе с женой Фишман, которая является переводчицей у Штейна, имели паспорт советский. С ним я ни разу ни о чем не беседовала».

Гарри Штейн был немецким боксером еврейского происхождения. На выставке можно посмотреть отрывок из фильма с Ольгой Чеховой и любимым боксером Гитлера Максом Шмелингом — «Любовь на ринге», где Штейн принял участие в небольших эпизодах. В СССР он жил с 1935 года и летом 1937-го две недели провел в доме отдыха «Поленово». Согласно секретному циркуляру НКВД от 22 августа 1937 года, его вид на жительство не был продлен, поэтому в сентябре 1937 года Штейн покинул СССР и оказался в Праге. В 1941-м он был препровожден в гетто Терезиенштадт, а оттуда транспортирован на территорию Латвии, что означало — подлежит уничтожению. Среди евреев, выживших в Саласпилсе, его имя не обнаружено.

Календарь Д.Поленова за 1944 год с пометками о возвращении домойКалендарь Д.Поленова за 1944 год с пометками о возвращении домой© Архив проекта «37/101»

Так разрешилась загадка ареста Поленовых и прояснились детали биографий гостей музея 1937 года — иностранцев Чарльза Данлопа и Гарри Штейна. Но в истории музея остались белые пятна: так, по-прежнему неизвестно, за что сын Анны Павловны от первого брака Юрий Султанов попал в штрафной батальон, где и погиб под Смоленском. «Был самый жуткий день в моей жизни, — пишет Анна Павловна в сентябре 1943 года. — Я узнала о гибели Юры».

На выставке представлено еще несколько писем Дмитрия Васильевича и Анны Павловны из их лагерной переписки. Супруги попали в разные лагеря: Анна Павловна оказалась в Пезмоге, а Дмитрий Васильевич — в Краслаге. «Им, в общем, повезло, конечно. Повезло в том, что, во-первых, их не расстреляли. Во-вторых, они очень активно из лагеря писали письма Молотову и все время упирали на то, что отец Дмитрия Васильевича — известный русский художник», — рассказывает Наталья Поленова.

В конце концов эта тактика сработала. В 1944 году широко праздновалось столетие со дня рождения художника Василия Поленова: возможно, властям стало как-то неловко, что его сын сидит в тюрьме. В связи с предстоящим юбилеем Дмитрий Васильевич обратился в Президиум Верховного Совета, и 29 июля 1944 года было принято Постановление Особого совещания при НКВД об освобождении четы Поленовых. Анна Павловна вернулась в «Поленово» уже в сентябре 1944 года, а Дмитрий Васильевич — в феврале 1945-го, после лечения в лагерной больнице.

Дмитрий Поленов с сыном Федором — первое фото после освобожденияДмитрий Поленов с сыном Федором — первое фото после освобождения© Архив проекта «37/101»

В третьей части проекта «37/101», которая запустится осенью 2019 года, речь пойдет уже о послевоенной жизни музея и его начальном становлении как самостоятельного культурного центра. Выставка расскажет об учебе Федора Поленова в знаменитой московской 110-й школе, его военной службе на флоте, формировании его собственного дружеского круга. Будет затронута и тема расширения дома отдыха и дальнейшей судьбы его обитателей и сотрудников в период с 1945 по 1960 год.

Впоследствии авторы проекта планируют превратить его в самостоятельную постоянную экспозицию — «Музей “Поленово” в ХХ веке».


[1] Бёхово — село, расположенное непосредственно рядом с музеем-заповедником.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ

Комментарии
Сегодня на сайте
БиометрияColta Specials
Биометрия 

Маскировка в эпоху законов о защите данных: проект Аделины Калныни — фотографа из Латвии

17 июля 20199280
Эстетика возникает как политикаКино
Эстетика возникает как политика 

Владимир Надеин, Клим Козинский, Виктор Алимпиев, Ирина Шульженко и Василий Корецкий беседуют о границах кино- и видеомедиума с точки зрения художника, зрителя и государства

15 июля 201911720