Комната имени Теодора Адорно

Арсений Жиляев, Тамара Дондурей и Алексей Артамонов вспоминают Александру Новоженову

текст: Алексей Артамонов, Арсений Жиляев, Тамара Дондурей
1 из 3
закрыть
  • 9 марта в 17:00 в Винтажном зале ЦСИ «Винзавод» состоится открытый вечер памяти Александры Новоженовой, постоянного автора Кольты, историка искусства и арт-критика, ушедшей из жизни 29 января в Чикаго. Мероприятие начнется с выступлений коллег, организованных Лабораторией художественной критики. Среди выступающих — историк и социальный теоретик Илья Будрайтскис, критик и куратор Валентин Дьяконов, философ и теоретик искусства Борис Клюшников, историк искусства Анжелина Лученто, психоаналитик и искусствовед Глеб Напреенко, художник и ректор института «База» Анатолий Осмоловский. Вечер продолжится свободным микрофоном с возможностью выступить для всех желающих.

    В преддверии этого мероприятия COLTA.RU публикует несколько личных воспоминаний.

    Bigmat_detailed_pictureЛоготип «Музея пролетарской культуры», который разрабатывала Александра Новоженова
    Арсений Жиляев

    С Сашей мы познакомились, наверное, в начале нулевых. Она тогда работала обозревателем искусства в «Афише» и позвонила, чтобы уточнить ряд деталей для своей статьи. В итоге мы проговорили значительно дольше положенного, а после начали общаться. Саша внезапно возникала и так же внезапно исчезала. Многие наши беседы оставались неоконченными. Она всегда была немножко как оголенный провод — резка, спонтанна, рискованна и порой радикальна в своих суждениях. Мне всегда казалось, что это то, что дает глубину ее текстам и одновременно с этим обуславливает их «нестабильность». С ней всегда было интересно, как и с ее текстами, но часто после оставалось больше вопросов, чем было вначале. Впрочем, это не самое плохое качество для интеллектуального продукта.

    Так вышло, что в случае с Сашиными текстами я был простым потребителем. Однако у меня был опыт творческого взаимодействия с ней в плоскости искусства. Наверное, не все знают, но она не только хорошо рисовала, но и имела дизайнерское образование. Вскоре после нашего знакомства я предложил ей помочь мне с проектом для Третьяковской галереи «Музей пролетарской культуры». Это была вольная интерпретация марксистской экспозиции Алексея Федорова-Давыдова, ученика социолога Фриче и на какой-то момент одного из самых радикальных экспериментаторов от искусства в первой трети XX века.

    Выставка была помещена в воображаемое будущее после успешной пролетарской революции. В качестве экспозиционной формы я попытался реализовать что-то вроде самокритичной версии музейного дизайна для будущего. Футурология всегда больше говорит о настоящем, всегда ограничена образами прошлого, но осознание этого факта дает условную рефлексивную рамку, открывающую возможность для работы без оглядки на курьезы человеческого воображения касательно грядущего.

    На открытии «Музея пролетарской культуры»На открытии «Музея пролетарской культуры»

    Задача была не из простых, и Саша взяла на себя важную роль в ее реализации. По сути, она делала весь 2D-дизайн, включавший логотип (который мы решили поместить на обложку каталога), верстку, выбор шрифта и пр. Помню, как она пропагандировала мне гельветику и в целом модернистский дизайн как лучшее решение для работы. Ее вклад в создание ретрофутуристической атмосферы экспозиции 60-х — 70-х годов был существенным. При этом мы много спорили как по формальным вопросам, так и по структуре производственного процесса. Наши отношения внутри проекта не были равными, последнее слово оставалось за мной. Саша же искала возможности равноправного сотворчества в коллективе.

    Чуть лучше получилось в случае с «Педагогической поэмой», проектом, который мы инициировали с Ильей Будрайтскисом в бывшем музее революции на Пресне примерно в то же время. Мы хотели создать художественное произведение в форме образовательной программы с возможностью переосмысления наследия музея революции. Саша была нашим активным слушателем и коллегой по работе. Хотя и здесь не обошлось без споров.

    На лекции Ильи Будрайтскиса в рамках «Педагогической поэмы»На лекции Ильи Будрайтскиса в рамках «Педагогической поэмы»

    По задумке у проекта должна была быть финальная выставка — интервенция в экспозицию музея. Но времена были тогда не очень спокойными. Мы начали работу в 2011-м, видя проект как аналитическую инициативу по переосмыслению музейного дисплея и возможностей реактуализации его в качестве инструмента для обсуждения политической истории, а заканчивали в 2012-м — когда политический контекст времени существенно добавил проекту остроты. В общем, в экспозицию нас не пустили, по ходу обвинив в энтризме и апроприации музея революции для пропаганды революции.

    Ультиматум от руководства был такой: или сворачивание проекта вообще, или выставка в неэкспозиционном пространстве. Посоветовавшись со всеми участниками, мы пришли к компромиссу, выбрав второй вариант. Саша была одной из немногих, кто не только сопротивлялся этому решению, но и в целом критиковал возможность работы в данной ситуации в режиме «выставки». Мы часами спорили по этому поводу. Ее позиция была довольно радикальна: политизированное искусство должно искать новые способы существования вне выставочного пространства и обращаться в этом вопросе к осмыслению наследия исторического авангарда, особенно если речь идет о ситуации политической мобилизации! Как бы то ни было, Саша участвовала в создании финальной экспозиции. Булыжники с мостовой у метро «Баррикадная», которые она спасла во время ремонта дороги, находятся в коллекции фонда V-A-C.

    Но моя позиция в тот период не слишком отличалась. Сознательное, социально ответственное искусство должно быть готово к смерти в политическом событии. Без смерти эстетических амбиций сложно надеяться на политические достижения. Ища возможности отклика на ситуацию, мы сделали несколько встреч «Педагогической поэмы» внутри московского лагеря Occupy, а после вместе с активистами из Российского социалистического движения включились в организацию уличной активности. Надо ли говорить, что Саша была очень сильно вовлечена в происходящее, став главной художницей-оформительницей протеста левых сил. Ее идея свободного политизированного творчества воплощалась здесь в полной мере.

    Автор дизайна листовки — Александра НовоженоваАвтор дизайна листовки — Александра Новоженова

    Мы делали вместе мастерскую протестного плаката. Сначала у Повзнера, а затем и на улице во время митингов. Но помимо визуального оформления плакатов и листовок шла активная работа со словом. Например, среди прочего, хитовый лозунг «Краснеть не стыдно» придумала Саша. Для одного из митингов мы разместили этот лозунг на белом флаге с пришитыми красными буквами из ткани. Он, как и много другого материала, связанного с ее протестным творчеством, хранился до некоторого времени у меня в мастерской, пока несколько лет назад я не отдал все в архив «Гаража».

    После неудачи протестного движения мы чаще виделись за пластмассовой чашкой кофе из автомата в московских архивах, чем на выставках или митингах. Я занимался работой над монографией по авангардной музеологии, а Саша исследовала материалы по социологическому повороту в 1920-х — 1930-х. Она еще один раз помогала мне с подборкой текстовых материалов для инсталляции «Булыжник — оружие пролетариата». Больше ничего сделать вместе мы не успели.

    Живьем мы виделись последний раз почти накануне ее отъезда в США. Так получилось, что встречались на Казанском вокзале перед моим поездом в Воронеж. Саша была переполнена планами. Было ощущение, что это то, чего она давно хотела (разговоры про переезд и возможность учиться/развиваться за рубежом я слышал от нее много раз и прежде). Мы обсуждали ее трогательное увлечение баскетболом. Она играла во дворах, часто с незнакомыми людьми, в качестве своеобразного опыта социализации. Казалось, что с этой точки зрения Чикаго был идеальным городом для переезда и уличных тренировок. Я тоже в юности увлекался баскетболом и после нашего разговора купил себе мяч, держа в голове наш возможный матч в будущем.

    После мы виделись только во сне — в марте 2018-го. Деталей не сохранилось. Только два момента: 1) она постоянно раздваивалась на себя и свою дочь; 2) она написала блистательную статью для американского October. В конце сна я решил, что обязательно надо запомнить увиденное и сообщить Саше. Так и вышло. Она отшутилась, мол, жаль, что это был лишь сон. Теперь Саши нет. И я больше не знаю, получится ли у меня сообщить ей, когда ее блистательная статья вновь выйдет в американском October. А если получится, не знаю, когда это случится.

    Подписывайтесь на наши обновления

    Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

    Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

    RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте