10:40 12 февраля 2018Новости
20200

Заявление Польского ПЕН-клуба

News_detailed_picture© Polski PEN Club

Польский ПЕН-клуб выступил с заявлением в связи с принятием поправки к закону об Институте национальной памяти.

Заявление опубликовано на сайте Польского ПЕН-клуба, COLTA.RU публикует его русский перевод:


Заявление Польского ПЕН-клуба

За последние два года нас поссорили с соседями, с содружеством наших союзников и стратегическими партнерами польского государства. Каждый очередной конфликт затевается во имя мнимой защиты Польши от мнимого нападения на ее интересы и репутацию. С маниакальным упорством нас возвращают к военным реалиям, актуальным четыре поколения тому назад. Из неприязни к собственному государству уничтожаются достижения последнего двадцатипятилетия, когда возрожденная Польша, участвуя в создании системы европейских коалиций, последовательно и успешно шла к историческому примирению с Германией, с еврейским и украинским народами. Дружеские отношения с независимой Украиной вышли тогда на небывалый уровень в нашей общей истории. Их разрушение сегодня означает стремление к балканизации Центральной Европы. Образ отталкивающе нерациональной Польши усугубляет ее зловещую изоляцию от мира.

Пресловутая «политика стыда» уступает место политике бесстыдства, все больше смахивающей на сознательную провокацию. Провокационный характер этой политики выражается в санкционировании обнаглевших от своей безнаказанности «патриотов в масках», которые все чаще выходят на все более массовые манифестации с крайне расистскими лозунгами и слишком хорошо знакомой всем неофашистской символикой.

Провокацией является приглашение депутатом Сейма Республики Польша на польский День независимости пропутинского итальянского неонациста, осужденного в собственной стране за терроризм. С давних пор связанный с английскими националистами, отрицающими Холокост, в речи на открытии Марша Независимости 11 ноября в Варшаве он призывал «захватить улицы».

Провокационным был выбор даты Международного дня памяти жертв Холокоста (накануне 50-летия позорного польского марта 1968 года) для принятия Сеймом, а затем и Сенатом поправки к закону об Институте национальной памяти, а также сопровождавшая этот факт антисемитская шумиха.

В этом постыдном спектакле отличился директор Второго канала общественного телевидения, который позволил себе в эфире насмешки над геноцидом. Отрицающее Холокост высмеивание газовых камер, известное в практике неонацистов, по-английски называется Holohoax.

Упомянутая поправка к закону, вопреки пропаганде, не ставит целью искоренение неофашизма и лжи, отрицающей Холокост. Она вписывается в пагубную традицию преследования за «оскорбление достоинства» — в данном случае, польского народа и государства. Лишение свободы за «фальсификацию истории Польши» на основании арбитрального приговора — это идея из области законодательства путинской России. Сущностью закона, принятого обеими палатами, является введение цензурной проскрипции, причем с угрозой многолетнего тюремного заключения. Тюрьма грозит за приписывание полякам любых военных преступлений и преступлений против человечества во время войны или даже в 1925–1950 годах (как, например, по отношению к украинцам). Этот цензурный запрет не может не привести к конфликту с народами, сохранившими в памяти примеры таких преступлений.

Цензурная «машина нарративной безопасности», как назвал ее советник президента Республики Польша, создает мифологический образ войны, сводящейся к батальным картинам и мартирологии собственного народа. Антигерманизм, антиукраинизм и антисемитизм способствуют антиевропеизму. Все сильнее разжигая внешние конфликты, пропагандистская «наррация» по образцу марта 1968 года представляет любое несогласие как государственную измену.

Это придает расколу в стране необратимый характер. Согласно этой извращенной логике, призывы к совместной защите Польши от внешней критики рассчитаны на обострение внутреннего конфликта.

Дай Бог независимой Польше пережить этот самоубийственный припадок.

Варшава, 8 февраля 2018 г.

Комментарии


Сегодня на сайте

Владимир Лагранж: «Меня спросили: “Володь, а вот ты во Франции был. А нищих там, какой-то социальный провал не снимал?”»Общество
Владимир Лагранж: «Меня спросили: “Володь, а вот ты во Франции был. А нищих там, какой-то социальный провал не снимал?”» 

Разговор с классиком советской фотографии об условиях работы репортера в СССР, методах съемки и судьбе его фотографического архива

16 августа 201822620