24 июля 2020Театр
7521

До и после

Театральный сезон-2019/2020 глазами критиков

8 из 10
закрыть
  • Bigmat_detailed_pictureСцена из спектакля «Садко»© Дамир Юсупов / Большой театр
    Ольга Федянина

    Вряд ли мы в этом обзоре увидим большое разнообразие индивидуальных мнений — тут как бы не повториться слишком уж дословно. Сезон оборван, пауза продолжается, единственный итог — сохраняющаяся неопределенность.

    Описывать все это, хочешь или не хочешь, приходится уже не как «хорошо — никак — плохо», а как «до — во время — после».

    До

    События до локдауна сейчас кажутся чем-то очень далеким, как будто из позапрошлого года. Между тем среди премьер недосезона-2019/2020 есть как минимум две, проходящие по разряду «событие»: «Палачи» в постановке и текстовой адаптации (это в данном случае очень важно) Кирилла Серебренникова в «Гоголь-центре» и «Сказка про последнего ангела» Андрея Могучего в Театре наций. В растущем сегменте театрального неформата (в хорошем смысле слова, то есть событий и проектов, не укладывающихся ни в какие традиционные репертуарные схемы) по-прежнему лидируют Электротеатр и его худрук Борис Юхананов со своей театрально-философской феерией «Пиноккио».

    Среди театральных событий «до» одним из самых примечательных был скоростной перезапуск Театра на Малой Бронной при новом худруке Константине Богомолове. Еще одно театральное событие — не по ведомству драматического театра — возвращение Дмитрия Чернякова в Большой театр с премьерой «Садко».

    Оба осенних фестиваля, «Территория» и NET, показали интересные программы с большим количеством звездных гастролеров — от Саймона Стоуна и Кэти Митчелл до Мило Рау. Событием, выходящим за рамки отдельного спектакля, пусть и выдающегося (а «Медея» Стоуна и «Репетиция. История(и) театра (I)» Рау — спектакли выдающиеся), стал перформанс «Игрушки» группы Signa, спродюсированный фестивалем NET. То, что фестиваль становится продюсерским центром, — это общемировая тенденция, которая в России по разным причинам развивается крайне медленно и с затруднениями (в частности, из-за огромного количества культурной бюрократии, фактически делающей невозможными копродукции), поэтому успешное движение в этом направлении заслуживает большого внимания.

    Во время

    Большой респект всем театрам, которые отправились заниматься освоением онлайн-пространства. Но то, что освоение это было вынужденным и скоростным, очень заметно. По сути дела, мы три месяца следили за примеркой разных форматов и жанров к возможностям интернета — от вполне традиционных актерских чтений до самостоятельных Zoom-премьер. Я более чем уверена в том, что будущее театра (отчасти) находится в сети, но содержимого для этого театра будущего еще пока не существует, а его техника находится в зачаточном состоянии. Выиграли те, у кого были «домашние заготовки», — в первую очередь, БДТ им. Г. Товстоногова, который оперативно запустил большой и разнообразный интерактивный портал «БДТ Digital», совершенно очевидно сделанный не впопыхах. Кроме того, спасителями сезона оказались самые что ни на есть старомодные театральные архивы: возможность ежедневно, ежевечерне и еженощно смотреть записи спектаклей театров всего мира, с одной стороны, компенсировала «живой» театр, с другой, напомнила о том, что заменить его, к счастью, пока ничем не получается. Архивным чемпионом карантинного времени, с моей точки зрения, можно объявлять берлинский театр Schaubühne с каким-то совершенно раблезианским изобилием шедевров Штайна, Грюбера, Бонди, Остермайера — Грюбер как драматический режиссер вообще для многих оказался открытием.

    После

    «После», на самом деле, пока еще не очень-то наступило: возвращение в обычный производственный режим происходит медленно и неуверенно. Как долго и с какими потерями театр из этой неуверенности будет выбираться, предсказать невозможно. Тем не менее произошло событие, которое открывает эпоху «после» — во всех отношениях, а не только «после эпидемии». Так называемое дело «Седьмой студии» закончено. Объявленный обвинительный приговор оскорбителен не только для Кирилла Серебренникова, Алексея Малобродского, Софьи Апфельбаум и Юрия Итина, но и для всего российского театра: доказательства растраты так и не были предъявлены, при этом непрофессионализм и недобросовестность финальной экспертизы суд не смутили. Это не отменяет чувства облегчения оттого, что все участники процесса на свободе, пусть с условными сроками и разнообразными ограничениями. Но то, что этот процесс и этот приговор вообще оказались возможны, уже навсегда останется в истории нашего театра и, к сожалению, скорее всего, повлияет на него даже больше, чем всемирно-катастрофическая пандемия. В ожидании последствий того и другого мы и переходим в следующий сезон — без большого оптимизма.

    Понравился материал? Помоги сайту!

    Подписывайтесь на наши обновления

    Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

    Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

    RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте