18 февраля 2016Colta SpecialsСтереоскоп
8664

Литовские медиа между пером и винтовкой

Война — это так романтично! И так считают не только в России

текст: Витаутас Бруверис
Detailed_picture© Zuma / ТАСС

COLTA.RU в содружестве с журналистским союзом n-ost и сайтом telekritika.ua продолжает новый проект «Стереоскоп», задача которого — предоставить слово журналистам из России, Украины и стран Евросоюза, людям разных взглядов и представителям разных лагерей. Журналист Витаутас Бруверис пишет для крупнейшей литовской газеты Lietuvos rytas и специализируется на проблемах посттоталитарных обществ и российско-литовских отношениях.

Российский режим, основанный на коррупции и нуждающийся в постоянной подпитке войной, продолжает деградировать. Его прямая война с Западом по-прежнему крайне маловероятна, но опасность последствий — дезинтеграционных и деструктивных событий — реальна. Особенно для приграничных государств.

Но, оценивая опасность и готовясь к ней, критически важно не перегибать палку. А в Литве самый большой, негативный и даже опасный перегиб — чрезмерно возросшее влияние армии и военных.

Армия теперь в Литве — одна из главных фигур публичной и политической сцены. Как она завоевала эти позиции?

В первую очередь это произошло не столько из-за войны России против Украины, сколько из-за идеологемы «информационной войны», которую армия использовала как главное свое оружие. И началось это еще до Майдана и войны на Украине, которые, конечно, стали решающими катализаторами процесса.

В первых рядах наступления — Департамент стратегической коммуникации армии. Руководящее звено этой структуры — выходцы из элиты армии, сил специального назначения. Их главные союзники — группа журналистов почти на всех главных новостных интернет-порталах и ТВ-каналах страны. Здесь же — и группа «независимых» экспертов или ученных, в действительности тесно связанных с теми же военными.

Все они теперь — одна из главных инстанций истины в главных СМИ.

Витаутас БруверисВитаутас Бруверис

Суть действий этих журналистов — совершенно некритично и без малейшей журналистской проверки ретранслировать все, что военные говорят и пишут как публично, так и анонимно или в «cекретных» справках и анализах.

Суть того, что они транслируют, ясно показывает, почему я главный термин называю идеологемой. Как факт провозглашается, что Литва уже в состоянии войны с Россией. Россия уже напала на Литву — против Литвы ведет «полномасштабную» и даже «тотальную» «информационную войну». А это — первая и подготовительная фаза вооруженного вторжения.

Главный недостаток этих базовых утверждений — что они, мягко говоря, недостаточно обоснованы действительностью.

В первую очередь, настоящей информационной войны в Литве и против Литвы Россия не ведет. В отличие, например, от главных западных стран, где действительно можно наблюдать массированную и постоянную атаку всеми способами на публичное пространство, конкретно на это пространство нацеленную — и то не очень эффективную.

Да, видна организованная работа троллей в интернете, но ее эффект — маргинальный, как и влияние нескольких открыто пророссийских и антизападных движений.

Видны какие-то интернет-ресурсы, созданные специально для прокремлевской пропаганды в «ближнем зарубежье», но они тоже не имеют эффекта большего, чем гипотетический.

В литовском медиа- и публичном пространстве совершенно доминирует пролитовский, проукраинский, прозападный, проамериканский и антикремлевский нарратив.

Да, около четверти или трети избирателей, как показывают разные опросы, придерживаются ясных проросийских и прокремлевских взглядов и нелояльны независимому литовскому государству. Но это в первую очередь обусловлено ошибками, провалами и бездействием самого этого государства и его политиков.

То же самое можно сказать и о местных меньшинствах русских и поляков. И России легко удерживать их в зоне своего влияния — что она и делает.

Россия давно использовала и свое влияние на литовские бизнес-круги и часть политической элиты, но в последнее время это влияние теряет — очевидно, вместе с ресурсами и интересом.

Однако адепты «информационной войны» все равно твердят, что влияние России всеобъемлюще и даже «непознаваемо». Вездесущий Кремль-де тайно проводит свои психологические операции и закладывает мины замедленного действия. Влиянием Кремля объясняют ностальгию по советским временам, любую критику власти (а значит, и государства), любое русское присутствие, все нехорошие процессы!

Наиболее зримыми доказательствами присутствия так называемой российской мягкой силы объявлены главные государственные каналы российского ТВ, которые можно видеть в Литве, но которые со своей суперагрессивной пропагандой настроены на внутреннюю российскую аудиторию.

Еще одно «доказательство вины» — русские поп-звезды, которые часто дают концерты в Литве.

Все выкладки шиты белыми нитками, но эта армейская продукция имеет огромный спрос в обществе. Специалисты армейского страткома и их коллеги по цеху просто нарасхват со своими презентациями не только во всех госучреждениях, но и в школах, общественных организациях, даже приватных бизнес-клубах и фирмах. В обществе значительно выросла и поддержка самой армии и парамилитарных организаций. Темы, связанные с Россией и путинским режимом, традиционно собирают множество кликов — это, кстати, и не последняя причина поддержки, которую эти сюжеты находят в СМИ.

Так большая часть общества нашла способ и канал для выплеска патриотизма, как она его понимает. И потом, война — это же так романтично! Особенно когда ты долгое время жил в маленькой провинции и вдруг оказываешься в первых рядах сражения цивилизации и варварства. К тому же тайная и вездесущая «российская пропаганда» — не только прекрасная пища для всегда и везде популярного конспирологического мышления, но и способ ясно упорядочить окружающий мир.

Политики не были бы политиками, если бы сразу не почувствовали силу этой волны и под нее не подстроились — даже некоторые традиционно «прагматически пророссийские» левые и популистские партии.

Так что армия и ее верхушка теперь — одна из самых главных политических сил в стране, сильнее, например, самого министра обороны, против которого она иногда выступает почти открыто.

Бывший командующий армейским спецназом стал главой Департамента госбезопасности.

Военные стараются влиять даже на политику культуры и просвещения — уговаривают главных историков утвердить самую «правдивую» и главную версию литовской истории на «патриотический» лад, открыто говорить про необходимость государственной пропаганды.

Военные через СМИ или социальные сети устраивают кампании против «вражески настроенных» или просто с ними несогласных представителей академической сферы или политических экспертов.

Доходит даже до абсурдных крайностей — уже среди населения распространяются не только официальные инструкции Минобороны, что делать в случае войны, имеющие даже версию для детей, но и разъяснения, как во время войны публично истязать «коллаборационистов»: майор в отставке, высокое лицо в главной парамилитарной организации, теперь патронируемой государством, — Союзе стрелков, на одном из главных порталов и в рамках проекта по подготовке общества к войне поделился советами, как в случае войны «нейтрализовать коллаборационистов». Среди советов — угрожать их семьям и детям, избивать их самих, выбрасывать из едущего авто нагими и при людях, привязывать к позорным столбам и, наконец, убивать. Здесь, правда, уже поднялась волна критики, и руководство союза публично извинилось.

Было бы логично ожидать, чтобы журналистская среда на такие тенденции реагировала, по крайней мере, дискуссиями о влиянии военных на СМИ и о профессиональном иммунитете журналистов, как и обо всех возможных уровнях военной угрозы России. Такие дискуссии как бы иногда ведутся, но крайне редко, фрагментарно и в центр общественного внимания почти не попадают. Более того, говорить об этом считается дурным тоном — или даже воспринимается с подозрением в пособничестве врагу.

Будет ли эта тенденция обостряться? Думаю, что, по крайней мере, знаков ее ослабления не будет — она уже давно живет своей жизнью независимо от любых внешних факторов.

Другие материалы проекта можно прочитать здесь.


Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202220839
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах»Общество
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах» 

Разговор Дениса Куренова о новой книге «Воображая город», о блеске и нищете урбанистики, о том, что смогла (или не смогла) изменить в идеях о городе пандемия, — и о том, почему Юго-Запад Москвы выигрывает по очкам у Юго-Востока

22 февраля 202221520