21 августа 2014Современная музыка
215

Летное дело

15 лет клуба «Китайский летчик Джао Да» в 15 байках: Паперные, Kaiser Chiefs, Ману Чао, «Ленинград», Кустурица, «Пятница» и другие

текст: Наталья Кострова
11 из 16
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture
    «Ману не хочет это»Май 2002 года. Ману Чао провел в «Китайском летчике» в общей сложности неделю

    Александр Чепарухин, промоутер

    Леша очень хотел Ману Чао. И так меня им достал, что я решил привезти Ману Чао в Москву. При этом у меня на то время опыта в проведении больших концертов было немного — пара концертов Kronos Quartet и по одному Майкла Наймана и Джона Кейла. Потом был дефолт, когда организаторы, не успевая поменять рубли на валюту, теряли миллионы. Ману Чао был чувачком особенным — позиционировал себя как защитник угнетенных. Требовал, чтобы билеты были не дороже 10 евро. Требовал, чтобы он сам или его ребята, встретив на московских улицах бездомных, могли приглашать их на концерт. В действительности он, как только приехал, засел в «Летчике» и оттуда не выходил. Сколько раз он пел с Паперным и другими свою песню «Papa Was King of the Kongo-Bongo»! Дым столбом, литрами алкоголь, и перед самым концертом он набрался так, что его выносили. Точно помню, что своими ногами он не шел. Такой был герой. Но концерт отыграл потом шикарный — все были в восторге.

    Алексей Паперный, совладелец

    Ману Чао безвылазно просидел у нас две недели, пока его не выпихнули собственные артисты. При том что, когда мы вели деловую переписку с его агентом, у меня было такое ощущение, что я его убью: «Ману не согласен на то», «Ману не хочет это». А потом приехал, вошел в «Летчик», и оказалось, что это милейший человек. Меня пугали, что если что-то не понравится — в комбике не тот провод, стены не того цвета, — то мне конец, а он на все вопросы, которые возникали по ходу, реагировал одинаково: да какие проблемы, все нормально. Концерт в «Горбушке» прошел нормально — мы собрали полный зал, три тысячи человек. Потом поехали в «Летчик». А у Ману такое правило, про которое мы не знали: он после концертов обязательно с кем-то джемует, общается. Он джемовал у нас неделю. Какие-то музыканты приходили, уходили, и он со всеми играл-выпивал. И он, и мы были в полном восторге и долго потом еще с ним переписывались.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет»Журналистика: ревизия
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет» 

Разговор с основательницей The Bell о журналистике «без выпученных глаз», хронической бедности в профессии и о том, как спасти все независимые медиа разом

29 ноября 202322992
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом»Журналистика: ревизия
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом» 

Разговор с главным редактором независимого медиа «Адвокатская улица». Точнее, два разговора: первый — пока проект, объявленный «иноагентом», работал. И второй — после того, как он не выдержал давления и закрылся

19 октября 202327825