7 ноября 2013ЛитератураКнигуру
127080

Что понимать под «новыми знаниями»?

Познавательная книга для детей: как рассказать ребенку об устройстве мира

текст: Екатерина Асонова
Detailed_picture© Colta.ru

Чтение книг для современных детей — это получение информации. Впрочем, почему для современных? Слишком уж часто мне приходится слышать о том, что сегодня дети подходят к чтению книг чересчур прагматично. Отвечая на вопрос о пользе книги, чаще всего говорят, что читать нужно, чтобы много знать, хорошо учиться, развивать свою речь. Нас, взрослых, очень задевает такой подход.

В свою очередь, организаторы опросов о чтении говорят, что родители предпочитают купить ребенку энциклопедию — только ею можно по-настоящему увлечь ребенка. А сборник стихов, сказки — это все не котируется.

Не буду спорить. Мои дети, дети моих знакомых, мои ученики тоже читают, чтобы узнать что-то новое. И это совершенно естественно. У них сейчас такая задача по жизни — узнать как можно больше нового. Просто под «новыми знаниями» можно понимать не только энциклопедию о динозаврах. Но и повести о детях, в которых можно узнать о том, что переживает человек, когда он впервые что-то чувствует. А еще поэзию, потому что именно она позволяет «узнать» о возможностях языка. А еще сказки, сказочные повести. И фантастику. Потому что это идеальные формы для того, чтобы занимательно рассказать ребенку, как устроен мир. Все это ребенок «узнает». Встречает впервые.

И все-таки вопрос о познавательной литературе для детей хотелось бы прояснить. У нас ее слишком много или катастрофически мало? Ее много переводной — и это хорошо? Или это плохо и нужно развивать свою, российскую? Или у нас достаточно отечественных книг в этой области, но про них мало кто знает?

В свойственной себе манере стала задавать вопросы тем, кому доверяю.

Евгения Кац, человек, по-моему, очень правильно относящийся к детской познавательной активности.

Илья Колмановский, журналист, редактор, ученый, экскурсовод, школьный учитель, популяризатор науки во всех ее проявлениях, автор проекта «Карманный ученый» — научно-познавательного подкаста, в котором понятным детям языком Илья объясняет самые непонятные вещи.

— Детям очень важно, чтобы чтение было не только интересным, но и полезным, информативным, однако взрослые частенько к такому чтению относятся довольно странно: противопоставляют его чтению художественных книг. Как вы думаете, почему?

Евгения Кац: Мне кажется, зачастую познавательные книги у взрослых ассоциируются с чем-то скучным, написанным более сухим и формальным языком. Художественные книги родители читают с детьми, обсуждают, разделяя эмоции, приводя потом примеры — из книг и из жизни. К научным книжкам отношение зачастую как к учебникам. Хотя книжки познавательные могут быть весьма насыщенными эмоционально и достаточно увлекательными.

Из удивительно занимательной, полной приключений книжки про Карика и Валю (Ян Ларри, «Необыкновенные приключения Карика и Вали») можно узнать много реальных научных фактов из жизни насекомых и растений. В книжке Ольги Кувыкиной «Письма насекомых» масса интересной информации, но книжка совсем не скучная.

Илья Колмановский: По-моему, все наоборот. Дети читают то, что интересно, увлекательно, а взрослые пекутся о пользе. Другое дело, что детям могут быть неинтересны переживания марсианина, то есть дворянина 40 лет, жившего в другой стране 200 лет назад (разумеется, мы должны уметь сделать их интересными — а как, это отдельный вопрос; см., например, мнение Пеннака об этом. А, наоборот, сведения о том, каково сейчас человеку на борту МКС, они могут считать более интересными; но ведь МКС, в свою очередь, не может сравниться с «Гарри Поттером». Так что это не вопрос «фикшн vs. нон-фикшн», а вопрос «занудно vs. увлекательно».

— Сейчас издается довольно много интересных познавательных и научно-популярных книг. Но они чаще бывают переводными. Как вам кажется, что мешает или чего недостает российским потенциальным авторам таких книг?

Женя: В российской традиции принято и научные статьи писать сухим языком, который сложно читать. А в западной традиции даже сложные научные достижения объясняют на пальцах, чтобы пятиклассник мог разобраться, и если ученый может объяснить детям на пальцах, чем он занят, это считается верхом профессионализма.

А у нас, наоборот, достаточно мало популяризаторов науки: это направление считается ненужным или непрестижным. Несерьезным.

А те, кто умеет рассказывать о своем предмете интересно, понятно, очень заняты: читают лекции, учат студентов, поэтому они не пишут книг.

Илья: Для создания хорошей познавательной книги нужно следующее. 1. Выбрать тему для конкретной аудитории (например — дети 12 лет). Интересную, незатоптанную. 2. Делать ее качественно: говорить лично с учеными и другими источниками, сидеть в архивах и библиотеках; все проверять, на все смотреть свежим и восхищенным глазом, будто впервые. Читать на языках, не замыкаться в русскоязычном пространстве — это провинциально. 3. Делать ее интересно, заботясь о том, чтобы читатель дожил до конца главы. Рассказывать истории, которые можно пересказать друзьям.

— Женя, вы автор нескольких книг для детей и родителей — и они все, как мне кажется, ориентированы на познавательную активность детей. Как продвигаются эти книги (кто их читатель)?

Женя: Мои книги очень разные: «Необычная математика», книжка-картинка про игры с детьми «Сашка, Сашка, что в кармашке?» — для самых маленьких, книги для мам и их детей-дошкольников, и ориентированы они на развитие игровой и учебной деятельности.

«Математика в твоих руках» — для школьников и родителей, она рассчитана на поиск нестандартных решений и на умение получать удовольствие от мыслительного процесса.

Детям могут быть неинтересны переживания марсианина, то есть дворянина 40 лет, жившего в другой стране 200 лет назад.

Книги для мам — «Игры для начинающих мам», «Пирог с математикой» — это копилка интересных идей для общих занятий, которые бы радовали и детей, и родителей. Это могут быть как познавательные игры, так и совместное творчество, общие игры или же просто игры ради процесса. Продаются книги очень хорошо: каждая уже вышла третьим тиражом.

Вышли книги совсем недавно, а поэтому сложно судить о том, как они продвигаются. Но издать их было непросто. Даже у самых активных наших издателей не было веры в то, что эти книжки будут хорошо продаваться. Сказывается отсутствие традиции издания и чтения такой литературы для детей и родителей.

— Илья, вы редактор нескольких познавательных книг. И вы занимаетесь их продвижением. В чем оно заключается? Можно ли говорить о какой-то специфике продвижения именно таких книг?

Илья: Надо сказать, что все научпоп-книги, которые вышли в «РЖ», продавали себя совершенно сами (Хокинг, «Тайны анатомии», Томек). Но мы все равно не просто их продаем — потому что мы не просто издательство, а культурный проект. Выход книги — это повод для начала разговора, который мы продолжаем в блогах, в подкасте, во встречах офлайн. Мы очень любим привлекать авторов (см. интервью, которое российские дети взяли у Хокинга) — опять же потому, что в XXI веке книга — это не такая вещь, вырубленная в скрижалях, а некий флажок: его автор ставит напротив важной для него темы и начинает разговор о ней в разных форматах.

— Какие книги кажутся вам образцом этого жанра — познавательная литература? И о каких книжках мечтается?

Женя: Мне очень нравятся исторические — и в то же время сказочные — книги Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак «Правдивая история Деда Мороза», «Москвест» и подобные им.

Моя дочь обожала «Занимательную ботанику» издательства «Белый город» (у которого есть много других хороших научно-популярных книг для детей), «Письма насекомых» О. Кувыкиной.

Ник. Горькавый, «Астровитянка»: и приключений много, и физики, и главное — основная идея в том, что много знать, много читать и думать головой, уметь быстро принимать разные неожиданные решения важнее и во многих случаях полезнее, чем просто обладать большой силой.

Илья: Повторю за Машей Гессен: «Охотники за микробами». Это про людей — а про людей всегда интереснее всего. Эта книга явно повлияла на одну из самых замечательных попыток в СССР: проект Чуковской и Маршака в Детгизе (незадолго до разгона) — проект, в рамках которого они научили настоящего физика писать интересно. Итак: Бронштейн, «Солнечное вещество». Тоже про людей и через них — про физику. Бронштейн в 1937 году пошел на эшафот за отказ переписать эту книгу по тем цензурным лекалам, которые через 10 лет захватили весь научпоп в рамках ждановщины.

Лично для меня еще книги Хэрриота (именно его, не Даррелла) — это сильнее, чем «House, M.D.». Еще ТинТин, конечно, и его брат-близнец Томек — две чудесные географические серии, ТинТин талантливее, на мой взгляд. Последнее: Игорь Акимушкин. Это вроде бы такие дайджесты, очень вторичные, но есть поразительное умение схватить самое занятное.

Редакция благодарит Всероссийский конкурс на лучшее литературное произведение для детей и юношества «Книгуру» за поддержку при работе над этим материалом.

Комментарии
Сегодня на сайте
Мужской жестКино
Мужской жест 

«Бык», дебют Бориса Акопова, получил главный приз «Кинотавра». За что?

19 июня 201939210
Рижское метроColta Specials
Рижское метро 

Эва Саукане реконструирует советскую утопию — метрополитен в Риге, которого не было

19 июня 201929920
Что слушать в июнеСовременная музыка
Что слушать в июне 

Детский рэп Антохи МС, кинетическая энергия Дмитрия Монатика, коллизия Муси Тотибадзе и еще восемь российских и украинских альбомов, которые стоит послушать

19 июня 201938930