15 ноября 2019Кино
5656

Фредди Макконелл: «Для меня беременность была тяжелой»

Герой дока «Морской конек» — о том, почему он инициировал съемки фильма о самом себе

текст: Наталья Серебрякова
Detailed_pictureКадр из фильма «Морской конек»© Grain Media

Журналист The Guardian Фредди Макконелл в юности совершил транс-переход, а позже решил сам родить ребенка. Об опыте его беременности Джини Финлэй сняла документальный фильм «Морской конек», который вошел в программу кинофестиваля «Бок о бок», идущего сейчас в Санкт-Петербурге. Наталья Серебрякова поговорила с Фредди о его необычной истории.

— Почему фильм называется «Морской конек»?

— Это сленговый термин, который используют некоторые транс-мужчины, рожающие для себя детей. Он используется в нашем сообществе, и этот фильм предназначен, чтобы прославить наше сообщество.

— Насколько тяжелым опытом была для вас беременность — вам же пришлось на время осуществить обратный переход?

— Мне было очень трудно жить без тестостерона в организме. Для меня именно это — отличительная черта моей трансгендерности, хотя у кого-то все может быть по-другому. Беременность была тяжелой, но в целом она не была негативным опытом. Просто некоторые моменты были очень трудными или даже унизительными. Но было много приятного. Сейчас я думаю обо всем этом как о проявлении своих суперспособностей (смеется).

Роды у меня проходили именно так, как я надеялся и планировал. Мне просто очень повезло в этом отношении. Это самый экстремальный и мощный опыт, который только может получить человек. Никакие наркотики, выброс адреналина или другой человеческий опыт даже не могут конкурировать. Это не похоже ни на что, что со мной случалось ранее.

— А когда вы впервые захотели завести ребенка?

— Я всегда хотел иметь детей. Но у меня никогда не было желания быть беременным!

— Что сейчас испытываете как отец-одиночка?

— Быть одиноким родителем любого пола невероятно сложно. Это утомительно, сбивает с толку и часто подавляет. Но быть самим собой в этом случае проще: я могу воспитывать ребенка так, как считаю правильным. Я всегда был довольно независимым человеком, поэтому я часто представлял себя отцом-одиночкой. Это может быть немного неприятно, так как люди часто думают, что я общаюсь с ребенком лишь несколько часов в день.

Кадр из фильма «Морской конек»Кадр из фильма «Морской конек»© Grain Media

— Почему вы решили задокументировать свою жизнь в кино?

— Я — журналист, поэтому я понимаю всю мощь такой истории. Я думал, что смогу сделать хорошую работу, передать этот опыт, чтобы вызвать сочувствие у большой аудитории. Мне кажется, что сочувствие, а не фактическое понимание является ключом к принятию любых человеческих различий. Моя вторая главная мотивация состояла в том, чтобы дать знать другим транс- и небинарным людям: вы тоже могли бы создать свои семьи — в том числе и таким способом. Транс-людям все еще впаривают кучу медицинской дезинформации, часто основанной просто на гендерных стереотипах и устаревших ожиданиях.

— Как вы выбирали режиссера?

— В первый раз, когда мы встретились с Джини Финлэй, она описала идею фильма лучше, чем я сам мог бы это сделать. Та интимность, с которой она подошла к моему случаю, ее нежелание акцентировать внимание на том, что это все происходит с транс-персоной, ее стремление сделать мою историю универсальной историей родительства подкупили меня.

— Запрещали ли вы снимать какие-то сцены?

— Джини и я много говорили о том, как избежать стереотипов, которые часто встречаются в историях о транс-персонах. Но у Джини была творческая свобода. Я знал, что всегда мог запретить что-то снимать, если не хотел, — например, роды. Однако, зная, что у меня есть эта опция, обычно я соглашался, а не запрещал.

— Подали ли вы апелляцию в суд в связи с тем, что вас зарегистрировали как мать, а не отца?

— Верховный суд установил, что наши законы были написаны до того, как трансгендеры были социально или юридически признаны, поэтому в настоящее время транс-мужчинам разрешается регистрироваться только как «матерям». Тем не менее он также рекомендовал правительству срочно пересмотреть эти законы. Теперь мы рассмотрим дело в апелляционном суде. Этот случай также может повлиять на многие другие виды ЛГБТ-семей — например, на те семьи, в которых дети рождены суррогатными матерями. Важно продолжать борьбу. Это непросто.

— Какие проблемы помимо юридического статуса ЛГБТК-родителей сейчас наиболее актуальны для британского ЛГБТК-комьюнити?

— По мере того как ЛГБТК+ добились определенного юридического и социального прогресса во всем мире, наши противники действуют более изощренно и все больше пытаются нас разделить. Например, в Великобритании кое-кто пытается поставить трансгендеров в оппозицию к лесбиянкам, геям и бисексуалам.

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Ссылки по теме
Сегодня на сайте
Наше нынешнее состояние похоже на «принудительный аутизм»Общество
Наше нынешнее состояние похоже на «принудительный аутизм» 

Сегодня, во Всемирный день распространения информации об аутизме, вы можете помочь фонду «Антон тут рядом». Почему это важно именно сейчас — объясняет Любовь Аркус в маленьком тексте и маленьком фильме

2 апреля 20201600